Экономика

Ушедшие в тень

В стране де-факто сформирован параллельный госбюджет

  
28

Доля госсектора в российской экономике превысила 50%, свидетельствует доклад, авторами которого являются главный экономист банка BNP Paribas Юлия Цепляева и ее коллега Юрий Ельцов. Заметное превышение среднемировых показателей (30%) сопровождается еще одним значимым процессом: в России госпредприятия де-факто формируют параллельный госбюджет за счет направления огромных сумм на непрофильные цели для своих компаний. Этот процесс, контролируемый Кремлем и Белым домом, достаточно непрозрачен. Кто может похвастаться, что видел в печати данные независимого аудита или отчет о расходах таких видных компаний с госучастием, как «Газпром», «Роснефть» или «РЖД»? Фактически половина отечественной экономики, причем принадлежащая государству, живет «в тени».

Как пишут эксперты из BNP Paribas, в ключевой для страны отрасли, нефтянке, после кризиса 1998 года государство контролировало 10% добычи, сегодня — уже 40−45%. В банковской сфере доля концентрации компаний в руках правительства достигла 49%, а в транспортном секторе она превысила 73%.

Авторы доклада указывают также, что общей практикой госкомпаний является выделение огромных сумм на крупные проекты, в основной своей массе далеко выходящие за рамки профильной деятельности самих компаний.

Примеры лежат на поверхности. Как мы уже сообщали, в понедельник ОАО «РЖД» подписало соглашение о покупке 75% акций логистической компании GEFCO у французского автомобильного концерна PSA Peugeot Citroen за 800 млн евро, т.е. примерно за 45 млрд рублей. В то же время ведомство Якунина постоянно жалуется на нехватку средств, требует из бюджета миллиарды рублей, объявляет о повышении цен на билеты, сокращении убыточных рейсов и отмене льгот для учащихся.

«Газпром» направил на подготовку к Олимпиаде-2014 свыше 100 млрд рублей. При этом на строительство трубопровода Джубга — Сочи, что соответствует профильной деятельности концерна, отводится всего треть из этой суммы. На саммит АТЭС концерн потратил и вовсе 300 миллиардов, что в полтора раза больше, чем федеральное правительство направило из бюджета. При этом монополист уже более 10 лет является успешным игроком и на медиарынке, где ему принадлежит ряд крупных активов.

Крупнейшая нефтяная компания страны, государственная «Роснефть», по оценке авторов доклада, вкладывает ежегодно до 25−32 миллиардов рублей в различные социальные проекты в тех субъектах федерации, где ведет свой бизнес: это и строительство поликлиники, и ремонт школ. Кроме того, в прошлом году «Роснефть» купила хоккейный клуб ЦСКА.

Не отстают и лидеры банковского сектора. Крупнейший банк по работе с юридическими лицами ВТБ вкладывает более 40 миллиардов рублей в реконструкцию стадиона «Динамо». «Дочка» ВТБ, компания «Галс-девелопмент», реконструирует здание магазина «Детский мир» в Москве на Лубянской площади. Инвестиции неизменного лидера по работе с физическими лицами, Сбербанка, на небанковские задачи превышают 32 миллиарда рублей в год.

Эти параллельные госбюджету расходы делают почти непрозрачной систему государственных финансов, подконтрольной любым рукам, которые смогут перевести на себя систему «ручного управления» экономикой. Насколько полезны экономике и интересам населения эти тайные манипуляции?

— Доля государства в экономике России всегда была довольно большая, и в последние годы эта тенденция значительно окрепла, — считает главный экономист «Альфа-банка» Наталья Владимировна Орлова. — Когда государство выступает не как регулятор, а как игрок на рынке, то госкомпании, в ущерб другим, получают значительные преференции. Если говорить о банковском секторе, то госбанки имеют доступ к финансовым ресурсам Банка России, ключевые для развития отрасли связи с определенными клиентами. Когда у компаний за спиной ресурсы госбюджета, они имеют возможность значительно снизить собственные издержки, что позволяет им достаточно агрессивно демпинговать на розничном рынке. В целом заработки госкомпаний на обслуживании клиентов далеко не всегда строятся на основе рыночных механизмов. С ростом доли государства уровень конкуренции снижается в любом секторе экономики.

«СП»: — А каким образом это отражается на оценке привлекательности нашей экономики и самих госкомпаний со стороны инвесторов? Ведь известно, что некоторое время назад «Газпром» числился среди мировых лидеров по размеру капитализации, а теперь этот показатель снизился в несколько раз.

— Инвесторы негативно реагируют на чрезмерное вмешательство государства в экономику. Для них критично, что расширение государственного сектора происходит за счет частного, что лишает их доступа ко многим финансовым инструментам, диверсифицированным по рискам и по отраслям экономики. Ведь на бирже начинает обращаться все меньше интересных бумаг. Это что касается влияния на общий инвестиционный климат.

Но, кроме этого, инвесторы отлично понимают, что в госкомпаниях вопросы управления рисками или решения по инвестициям делаются далеко не всегда в рамках рыночной логики. Иногда их это может привлекать, если они видят возможность дополнительного заработка. Но то, что длительное время средства инвестируются в значительном объеме в непрофильные проекты — это также неизбежно для любой госкомпании. Поэтому этот фактор изначально понимается инвесторами и всегда влияет на капитализацию госкомпании, как правило, существенно снижая ее оценку.

«СП»: — Похоже, государство намерено и дальше наращивать свое присутствие в отечественной экономике?

— Можно смело прогнозировать: доля государства в экономике, скорее всего, продолжит активно увеличиваться. Ведь новая волна мирового экономического кризиса почти наверняка приведет к тому, что государство будет спасать за свой счет целые компании и отрасли, приобретая взамен доли в них. Именно в результате подобных процессов доля государства в экономике выросла с 40% в 2007 году до нынешних 50% с лишним. Таков итог кризиса 2008−09 годов.

Впрочем, директор Института проблем глобализации (ИПРОГ) Михаил Геннадьевич Делягин считает, что в создании параллельного теневого бюджета активно участвуют и крупные частные корпорации:

— Для сегодняшней России весьма характерно спонсирование крупных имиджевых госпроектов как со стороны государственных предприятий и концернов, так и со стороны частных, причем в равной степени, — говорит Делягин — Да, на слуху больше крупные проекты, на виду — крупные компании. Но если господин Абрамович инвестирует средства не в покупку личной яхты, а, по просьбе Путина, строит школу или детский сад, то фактически это такие же деньги государства, как и инвестиции «Газпрома» в подготовку к саммиту АТЭС. Да, фактически такой «теневой» бюджет существует и активно используется. Только я хочу подчеркнуть еще раз, что разницы при этом между государственными и частными компаниями в современной России нет абсолютно никакой.

«СП»: — Насколько это правильно и хорошо, что госкомпании делают значительные отчисления на непрофильные задачи, формируя фактически тем самым некий «теневой» госбюджет?

— В целом, по моему разумению, это очень плохо. Во-первых, такие инвестиции весьма непрозрачны, что само по себе сильно способствует развитию коррупционных процессов. Получается, что непрозрачны как деятельность компаний, так и финансирование государственных проектов. К чему это приводит, можно увидеть, открыв газеты, — каждый день на поверхность всплывает множество коррупционных скандалов.

Во-вторых, такая система финансирования госпроектов весьма неразумна в организационном отношении, поскольку она предопределяет очень неэффективное использование средств. Просто потому, что решение о том, куда направить деньги, принимается довольно субъективно, оно не нацелено на обслуживание реально существующего спроса. Тут можно вспомнить избыточно построенные в некоторых регионах по административному указанию сверху больницы, в которых нет ни оборудования, ни кадров, ни реальной загрузки пациентами, учитывая численность местного населения.

В-третьих, такие вложения не оптимальны еще и потому, что, даже в отсутствие коррупционных сюжетов, само по себе управление инвестициями, поступающими из многих разноплановых источников, не может быть эффективным. Очень трудно увязать эти поступления вместе в комплексную или масштабную программу. Очень трудно учесть эти мелкие ручейки, стихийно стекающие из разных источников. То есть даже при честном и очень деликатном управлении такие инвестиции направляются на латание текущих дыр, и уже поэтому они не очень эффективны. А в реальности надо еще учитывать, что коррупцию в России пока никто еще не победил, так что эффективность инвестиций из «теневого» бюджета вообще довольно низкая.

Фото Евгений Стецко/Fotoimedia Vedomosti

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Анатолий Баранов

Главный редактор ФОРУМ. мск

Александр Шершуков

Секретарь Федерации независимых профсоюзов России

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня