18+
четверг, 21 сентября
Экономика

А. Бунич: «ФНС надо чистить, как Минобороны»

Чьи интересы обслуживает налоговая система страны

  
714

В минувшую среду, 21 ноября, Россия отметила День работника налоговых органов. Отметила тихо, потому что гордиться особо нечем. Мало того, что темпы увеличения сборов, по данным Федеральной налоговой службы (ФНС), за январь-октябрь оказались вдвое ниже, чем в 2010—2011 годах (13% против 22% и 28% соответственно), что косвенно говорит о росте теневого сектора. Проблема в том, что нынешняя налоговая политика тянет российскую экономику на дно, играет на руку исключительно крупным корпорациям, провоцирует вывоз капитала за границу, портит инвестиционный климат — не зря в рейтинге Всемирного банка по условиям ведения бизнеса наша страна занимает скромное 112-е место. Говорить о социальной справедливости в сфере взимания податей и вовсе не приходится. В России и нищая школьная учительница, и миллиардер Роман Абрамович платят одинаковый подоходный налог — 13%, хотя практически во всех странах мира действует прогрессивная шкала, ставки по которой достигают 35−65%. Итог — колоссальное имущественное расслоение общества. «Свободная пресса» попыталась понять: что нужно, чтобы налоги в России шли впрок и государству, и гражданам?

«Нужно реформировать налоговую систему», — считает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич.

— Большинство наших проблем не связано с налогами, и я не считаю, что налоговая система является центром экономической реформы, — говорит Бунич. — Это, конечно, важная часть, но она не является основой. Наивно думать, что если что-то поменять в налогах, сделать, чтобы одни платили больше и перераспределить деньги так, чтобы они шли к другим, все в экономике сразу образуется. Мое глубокое убеждение — сначала экономический рост, и только потом — любое повышение налогов, справедливое или нет. Я считаю, это нужно принять как аксиому любому правительству, если оно хочет добиться успехов.

Да, налоговая система в России имеет недостатки — я скажу о них позже. С другой стороны, все налоговые системы мира имеют недостатки и с ними мирятся, потому что в реформе налогов должен действовать принцип «не навреди». А в тяжелый для экономики период налоговая система с недостатками лучше, чем любая новая, поскольку введение последней неизбежно создаст трудности для бизнеса, приведет к уменьшению платежей и уходу плательщиков в тень.

«СП»: — Можно ли сказать, что налоги в России слишком высоки?

— В целом, налоги в России довольно высокие даже по меркам развитых стран. Нам, конечно, надо ориентироваться на страны развивающиеся, а они всегда имеют более низкие налоги. Дело в том, что вы можете позволить себе высокие налоги, только когда развили экономику.

Нам часто говорят, что налоги надо взимать по прогрессивной шкале. Нам ставят в пример американского президента Франклина Рузвельта (возглавлял США во время мирового экономического кризиса и Второй мировой, — «СП»), при котором налоги на доходы богатых достигали 90%. Но не надо забывать, что это происходило после войны, когда Америка оказалась монополистом в мировой экономике. Было очевидно, что Штаты ждет мощнейший экономический рост (он и наблюдался вплоть до 1970-х) — просто за счет того, что Америка доминировала. В США с 1945 по 1970 годы все только улучшалось, и сверхбогатым можно было платить 90% подоходного налога. Но этот пример не имеет никакого отношения к нынешней России.

«СП»: — Какие недостатки у нашей налоговой системы?

— Прежде всего, это плоская шкала подоходного налога. Нужно переходить к прогрессивной шкале, с этим никто не спорит. Другое дело — как это сделать, чтобы не потерять деньги. Я считаю, переходить нужно очень постепенно, параллельно вводя такие меры, как контроль зарплат в госсекторе, в том числе в госкомпаниях. Недопустима ситуация, когда топ-менеджер госкомпании получает за свою работу 30 миллионов долларов в год. Именно в государственном секторе можно получить хороший эффект от введения прогрессивной шкалы подоходного налога.

Вторая проблема налоговой системы — ее администрирование, так называемый бухгалтерский налог. Предприниматели хорошо понимают эту проблему: наша налоговая система сложная, и приходится тратить деньги на бухгалтера, чтобы правильно оформить отчетность. Между тем, эту отчетность можно сильно упростить для малого и среднего бизнеса. А можно совсем не брать налогов с малого бизнеса, скажем, в течение первых пяти лет — с учетом, что он не дает крупных поступлений в бюджет, зато способствует самозанятости граждан и росту их доходов.

Наконец, третья проблема — налоговая служба в России крайне коррумпированная. О работе налоговой, как говорил Аркадий Райкин, надо говорить «отдельно, в другом месте, и с глазу на глаз». Я считаю, ФНС должна быть подвергнута серьезнейшей чистке — хищения там, по моим представлениям, не меньше, чем в Минобороны.

«СП»: — Как реформировать налоговую систему?

— Есть три момента, которые важны стратегически. Первый — переход к антиоффшорному законодательству, и введение налогов на вывозимый капитал. Для олигархов это куда более болезненная мера, чем прогрессивная шкала подоходного налога. Нужно сделать так: хочешь переводить деньги за границу — пожалуйста, но тогда отдай определенную часть. Думаю, многим на таких условиях вывозить деньги уже не захочется. Если же, наоборот, олигарх вкладывает деньги внутри страны, нужно давать ему значительные инвестиционные льготы. Это позволило бы переориентировать финансовые потоки, оставлять деньги в России. Но ФНС так не делает, поскольку нынешнее российское правительство, по сути, работает на оффшоры, и на подобные меры никогда не пойдет.

Второй момент — восстановить амортизационные отчисления, преданные забвению при Алексее Кудрине. В развитых странах такие отчисления составляют значительную часть налогов, у нас же о них даже не вспоминают. Конечно, амортизационные платежи нужно было вводить еще 10−12 лет назад, когда инфраструктура и основные фонды в России еще не были предельно изношены. Но сегодня, пусть с опозданием, ввести амортизационное законодательство необходимо. Без этого разговоры о модернизации страны — пустая болтовня.

Наконец, момент третий. Я считаю, необходимо ввести налог на прирост капитала. Это налог, с помощью которого администрация Клинтона в 1990-е сумела ликвидировать значительный дефицит бюджета, оставшийся после Рейгана. В тот момент в США как раз возник так называемый пузырь доткомов (взлет акций интернет-компаний, преимущественно американских) — с 1995 по 2001 год стоимость акций IT-компаний увеличился в шесть раз. Поскольку американцы стали брать налог на прирост капитала, 30−30% роста стоимости каждой акции уходило государству. Администрации Клинтона хватило этих денег, чтобы полностью ликвидировать дефицит.

Наши реформаторы являются друзьями деятелей, которые в 1990-е годы работали в администрации Клинтона. Скажем, тогдашний министр финансов США Роберт Рубин — наставник и друг Анатолия Чубайса и Алексея Кудрина. Думаю, в конце 1990-х все они прекрасно понимали: рынки развивающихся стран, в том числе российский, будет только расти. И российский рынок вырос — с 2000 по 2008 годы — аж в 25 (!) раз. Но при этом Чубайс и Кудрин не удосужились ввести налог, который так помог их американским друзьям.

Разве это могло быть случайным? Думаю, они намеренно упустили эту возможность упрочить российскую экономику. Если бы налог на прирост капитала появился тогда в России, мы бы удвоили наш бюджет. Полагаю, это было сделано специально в интересах олигархов и богатеев. Как раз крупных собственников надо облагать налогами, владельцев заводов и латифундий. И хотя время упущено, сделать это необходимо…

«ФНС должна делать акцент на выявление схем ухода от налогов», — отмечает доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский.

— Ключевой недостаток нашей налоговой системы — она ориентирована на обложение себестоимости производства, — говорит Кричевский. — При этом система совершенно не учитывает, что в экономике давно принято скрывать налоги за счет увеличения издержек на реализацию — это называется трансфертным ценообразованием. (Грубо говоря, фирма произвела товар, затратив на это — по бумагам — один рубль; с этого рубля уплачиваются налоги, а на продажу товар выставляется уже по три рубля, путем включения в цену непроизводственных расходов, — «СП»). Этот приводит к тому, что бюджет России недополучает, по моей оценке, как минимум 5 трлн рублей в год.

«СП»: — Наша налоговая система построена в интересах богатых?

— Да, она ориентирована на богатых, стимулирует рост богатства, и — одновременно — консервирует бедность и не дает формироваться среднему классу. Все это так, но мы должны понимать: главная задача налоговой системы — формировать и пополнять доходную часть бюджета, и лишь потом учитывать социальные последствия такого пополнения. Многие забывают об этом постулате.

«СП»: — То, что большинство российских предприятий зарегистрированы в оффшорах, — это часть налоговой политики?

— Нет. Регистрация фирм в оффшорах — мировая практика, просто у нас она достигла вопиющих масштабов. Но нельзя сказать, что из-за этого мы много теряем в плане налогов. Мы теряем налоги — в том числе в оффшорах — за счет уже упомянутого увеличения издержек реализации. Характерный пример: вы продаете свою «дочку» в оффшор задешево, а потом эта, ставшая оффшорной «дочка», продается на внешнем рынке уже по мировым ценам, и налоги с этой конечной цены в российский бюджет не попадают. Проблема именно в этом, а не в том, что собственность оформлена на оффшор.

«СП»: — Можно ли сказать, что в России плохо собираются налоги из-за запутанности налоговой системы?

— Насчет запутанности — это вранье. Налоговая система в России достаточно прозрачна и понятна. Посмотрите, для сравнения, на налоговую систему США. Там масса налогов федерального, регионального и муниципального уровней, плюс внутри каждой категории действуют свои правила и градации. Поверьте, вы устанете разбираться в американских налоговых хитросплетениях.

Собираемость налогов в России, действительно, невысокая. Например, по НДС она составляет в лучшем случае 66%. Но, повторюсь, причина этого — недооценка реализационных издержек. В число последних у нас включают что угодно: коммерческие, маркетинговые, управленческие, организационные, административные, представительские… Список можно продолжить…

«СП»: — Как с этим бороться?

— Налоговая инспекция должна являть собой не мытаря в чистом виде, а серьезную аналитическую организацию, которая бы выявляла схемы ухода от налогов. Вот в этом направлении у Федеральной налоговой службы РФ — очевиднейший провал. Наши налоговики знают, как начислять, но не знают, как ловить. Во всем мире ситуация обратная.

«СП»: — В России периодически возникает дискуссия, что нужно вернуться к прогрессивной шкале подоходного налога. Вы тоже так считаете?

— В данном случае речь идет о перераспределении национального дохода, о создании среднего класса, об уменьшении колоссального разрыва между богатыми и бедными. На мой взгляд, одним возвращением прогрессивной шкалы здесь не обойтись. Нужно еще ввести прогрессивную шкалу налога на недвижимость, причем по ее рыночной стоимости, упразднить регрессивную шкалу социальных взносов. Нужен целый комплекс мер, иначе проблема расслоения общества будет лишь обостряться.

«СП»: — Если бы вы модернизировали налоговую систему, что бы сделали в первую очередь?

— Первое и главное — переориентировал бы работу ФНС на выявление схем ухода от налогов. Плюс к тому, ввел бы уголовное наказание за уклонение от уплаты налогов, с конфискацией имущества и ликвидацией фирм. Я бы сделал базу механизмов ухода от налогов публичной и регулярно пополняемой, чтобы граждане видели: по этим схемам работать не надо, а по этим можно. Ну и, конечно, необходим жесткий антикоррупционный контроль над сотрудниками ФНС…

«Нужна прогрессивная шкала налога на прибыль», — уверен депутат Госдумы, член ЦК КПРФ Олег Куликов.

— Это основной региональный налог, который целиком поступает в бюджеты субъектов РФ, — говорит Куликов. — И, конечно, он должен быть прогрессивным, как во всем мире — это позволит регионам выполнять социальные обязательства. Я могу понять аргументы тех, кто ратовал за введение плоской шкалы в 2001 году. Тогда, в период становления налоговой службы, было трудно администрировать подоходный налог. Но сегодня все агенты, которые должны платить, зафиксированы, поэтому сбор его не представляет сложности. Это значит, можно вернуться к прогрессивной шкале — тем более, работа над бюджетом-2013 показала, что стране необходимы дополнительные статьи доходов для финансирования образования, здравоохранения, науки и культуры.

Именно плоская шкала подоходного налога, на мой взгляд, спровоцировала сильнейшее расслоение общества в России. Ненормально, когда небогатый человек, который тратит 70−80% дохода на питание и одежду, платить столько же процентов налога, сколько миллиардер. Напомню, наши российские миллиардеры — а их 96 человек — владеют примерно 30% активов всей Российской Федерации. Эти люди колоссально обогатились за последние 20 лет потому, что власть создала — прежде всего, для себя самой, — систему формирования класса крупных собственников. Никакого отношения к эффективности экономики такое решение не имеет.

Думаю, в России низкая собираемость всех налогов, в том числе на бизнес. У нас развита система обмана, фирм-однодневок, через которые прокручивают бюджетные средства. Из-за прорех в налоговом законодательстве в России наблюдается колоссальный отток капитала. В прошлом году из страны ушло 70 млрд долларов, в нынешнем — еще столько же. 140 млрд долларов за два года — это, между прочим, третья часть федерального бюджета РФ. Такая потеря означает сужение собственного внутреннего рынка, паление инвестиционной привлекательности страны. Почему так происходит, понятно: капитал идет туда, где зарегистрирован, а у нас 70% промышленности зарегистрировано в оффшорах за рубежом.

«СП»: — Это делается специально, чтобы дать преференции крупным собственникам?

— У нас к классу крупных собственников принадлежат, прежде всего, представители власти. Можно сказать, в России власть дает собственность, а собственность — власть. Я даже не беру самый верх власти, отношения в котором не регулируются налоговым законодательством вовсе. Представителям высшей власти налоговики вопросов просто не задают…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Fotoimedia/ Максим Стулов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня