Экономика

Реформы Роскосмоса попали под аварию

Пока космическое ведомство запускает планы реорганизации, ЧП с ракетами продолжаются

  
93

В понедельник произошло одновременно два события в российской космонавтике, формально не связанных между собой. Сначала новостные ленты облетело известие о том, что при транспортировке по железной дороге на космодром Байконур получили повреждения два разгонных блока «Бриз-М», установленных на ракете-носителе «Протон-М». 27 ноября эта ракета должна была доставить на орбиту мексиканский спутник Samtex-8. Ремонт неисправностей может быть осуществлен только на заводе-изготовителе в Центре им. Хруничева в Москве.

Немногим позже пришло сообщение о том, что рабочая группа по реформированию космической отрасли рассмотрела предложения Роскосмоса о трех возможных путях его реформы. Цель преобразований понятна — уйти от огромного количества технических аварий, преследующих российскую космическую отрасль.

О необходимости подготовить предложения по реформе еще летом говорил премьер-министр Дмитрий Медведев - сразу после потери при запуске телекоммуникационных спутников «Экспресс-МД2» и «Телком-3». Эта авария, напомним, стоила кресла директору Центра имени Хруничева Владимиру Нестерову, место которого занял бывший замдиректора Центра Александр Сильвестров. На подготовку проекта реформы был отведен один месяц, однако рабочая группа при федеральном правительстве под руководством Дмитрия Медведева рассмотрела его лишь 26 ноября.

Один из вариантов предусматривал упразднение Федерального космического агентства с одновременным созданием госкорпорации по ведению космической деятельности. Из управлений агентства предлагалось создать 17 департаментов, научно-технический совет, наблюдательный совет, правление, а вместе с этим преобразовать все имеющиеся предприятия отрасли в восемь холдинговых структур по специальностям (пилотируемые комплексы, средства выведения, автоматические космические комплексы, двигателестроение, боевая ракетная техника, космическое приборостроение, специальные космические комплексы и системы управления). Именно этот вариант более всего продвигало нынешнее руководство Роскосмоса. Однако по сообщению Дмитрия Рогозина, рабочая группа при правительстве отвергла этот вариант. Правда, глава Роскосмоса Владимир Поповкин после заседания заявил, что создание госкорпорации не исключено в будущем. Более определенно он сообщил о том, что в космическом секторе будет создано 5−6 холдингов.

Сторонником второго варианта был курирующий отечественную космонавтику вице-премьер Дмитрий Рогозин. Этот проект подразумевает выведение всех производственных заводов космического сектора из ведома Росимущества и передачу Роскосмосу прямого управления всеми предприятиями. Таким образом, агентство сможет «рулить» заводами без согласования с Минэкономразвития, Росимуществом и другими структурами. Сегодня государственное космическое агентство не имеет возможностей жестко контролировать как заводы, имеющие статус отдельных акционерных обществ, так и их руководителей. В этом варианте Роскосмос сохраняет статус агентства, а его роль усиливается. Предполагается, что число сотрудников агентства в этом варианте будет увеличено с двухсот до четырехсот человек, а их средняя заработная плата вырастет в полтора раза с нынешних 37,5 тыс. рублей в месяц. Это предложение в целом и было одобрено рабочей группой в понедельник.

Третий вариант предусматривал создание единого ракетно-космического акционерного общества «Космопром». Новому АО перешли бы функции государственного заказчика от Роскосмоса. Сам же Роскосмос, оставаясь в статусе агентства, сосредоточился бы только на определении госполитики в космическом секторе.

— Это последнее предложение с самого начала было непроходным, поскольку против него возражали и Дмитрий Рогозин, и глава Роскосмоса Владимир Поповкин. Так что всерьез его рассматривать не собирались, — говорит научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев. — При этом также совершенно ясно, что все предложенные варианты слегка хромают.

«СП»: — Какой же вариант является самым оптимальным?

— Самым оптимальным и проходным еще до заседания считался вариант с усилением роли агентства и передачей ему прямого контроля над предприятиями отрасли. В нынешней системе у семи нянек дитя без глазу. Полностью предприятия подчиняются только Росимуществу, а Роскосмос все свои желания должен согласовывать с кучей министерств. Фактически ни одно из министерств не работает при этом на решение основной задачи этой отрасли — необходимостью радикально повысить производительность труда. Пользуясь таким неопределенным положением, директора предприятий управляют ими буквально по собственному желанию, что привело к набиранию заводами большого количества непрофильных рисков, непрофильных активов, а в конечном итоге низвело производительность труда на очень низкий уровень.

В денежном выражении, по оценке Минэкономразвития от 2008 года, наше космическое строительство по производительности труда уступало европейским предприятиям в 10 раз, а NASA — в 30 раз! С тех пор данные не публиковались, но я вам уверенно скажу: фактическая ситуация стала значительно хуже. По этой причине нельзя говорить ни о бурном развитии отрасли, ни о сохранении конкурентоспособности. У Роскосмоса есть несколько лет, чтобы сохранить конкурентоспособность хотя бы на части внешнего рынка, без коренной реорганизации ее потом не будет и на внутреннем рынке. То есть нам банально будет дешевле и надежнее купить какие-то запуски или проектирование и создание спутника связи где-то на стороне, чем сделать это самим. Ведь в целом сегодня в мире космонавтика является очень бурно развивающейся отраслью, в том числе в Китае. А мы впали в режим сворачивания этой сферы.

«СП»: — Почему отвергли план по созданию госкорпорации?

— Роскосмос приложил неимоверное количество усилий, чтобы «протащить» именно этот вариант. Он был подробно и красочно расписан и подан, содержал огромное количество экспертных оценок, это довольно масштабный труд. Велись длительные уговоры-переговоры. Но за всем этим виделось одно: государство полностью теряло бы контроль над этой сферой, при этом каких-либо выгод для отрасли и государства совершенно не просматривалось. Так что поосторожничали, проявили консерватизм, и правильно проявили. Ведь корпорация руководствовалась бы исключительно только своими корпоративными интересами, в первую очередь финансово-материального характера. А что главное для корпорации, в том числе государственной? Главное — улучшить свою отчетность, повысить собственную прибыльность, а эта задача вовсе не совпадает с поднятием отрасли, инвестированием в ее развитие, в повышение производительности труда…

«СП»: — А план по созданию госзаказчика «Космопрома»?

— Это был такой вариант создания «открытого правительства», проект не от мира сего. Выделение различных АО, перетасовка их в рамках корпораций никак не способствуют решению основной задачи. Ведь в основе аварий и катастроф лежат устаревшие технологии, а также техника и проектирование. И все это под гнетом большого числа непрофильных активов, набранных предприятиями ради повышения рентабельности. И «Космопром», и госкорпорация — все это уводит очень далеко от решения главной задачи, по сути, не дает ее решить. Усиление же роли агентства позволяет создать условия, чтобы хотя бы потом решать вопрос о повышении производительности труда.

«СП»: — Тем не менее, решить четко, как именно реформировать отрасль правительство не может уже с которой по счету попытки. В чем тут загвоздка — нет денег или не хватает решимости разрешить проблему?

— Да, есть и более хорошие предложения, но в рабочей группе они не проходят, их там считают слишком радикальными. Например, предложение о создании нескольких конкурирующих холдингов в отрасли было бы ближе к задаче. Но нет! Создают структуры под одной рукой. Сегодняшнее решение — половинчатое, оно позволяет лишь изменить частично механизм управления, чтобы он потом создал предпосылки для повышения производительности труда. А кризисная ситуация требует собственного решения этой задачи, а не создания отдаленных предпосылок.

Дело тут, конечно, не в деньгах. Не хватает решимости. Эта отрасль всегда была закрытой. Сказал Поповкин, что вот так, никто возразить не может, аргументов-то нет. Потому что только у руководителей отрасли есть реальная информация, что происходит. У Поповкина есть монополия на эту информацию, поэтому с ним трудно спорить.

Фото: Олег Урусов/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня