Экономика

Потребительский парадокс

Доходы россиян за последние пять лет выросли на 30%, а расходы — на 250%

  
471

Оказывается, россияне в массе своей стали жить намного лучше. Только мало кто это заметил на своем примере.

Так, по данным исследовательской компании «Ромир», расходы россиян за 5 лет — с января 2008 по январь 2013 года — на товары повседневного спроса выросли на 255%. При этом накопленная по правилу сложных процентов официальная инфляция за этот период достигла 50%. Таким образом, сделали вывод эксперты компании, за пять лет рост повседневного потребления составил 70% в реальном выражении. При этом четыре последние года структура расходов оставалась без изменений. Больше всего (73−74%) россияне тратят на продукты питания, остальная часть средств (26−27%) уходит на непродовольственные товары.

Иными словами, в послекризисные годы средний россиянин почти вдвое увеличил свое потребление, в том числе продуктов питания. Однако поверить в истинность этого вывода не так-то просто. Ведь питаться намного больше, в пересчете на килограммы и калории, люди не могут. Поэтому, возможны два варианта. Либо качество потребления намного выросло — население стало покупать гораздо более дорогие и качественные продукты и пропорционально выросли расходы на непродовольственные товары. Либо, реальные темпы потребительские инфляции намного опередили официальные цифры. В последнее поверить намного проще.

Как же были получены результаты исследования? Как сообщил «СП» ведущий консультант РОМИР, автор многолетнего исследования Игорь Березин, эти результаты получены следующим образом. Почти шесть лет назад компания раздала сканеры штрих-кодов представителям 3600 домохозяйств, проживающих в 32 крупных и средних городах страны. Все чеки на купленные товары в этих домах ежедневно проводились через сканеры, и данные автоматически попадали статистикам. Маленькие и удаленные населенные пункты не попали в исследование из-за проблемы их подключения к корпоративной сети РОМИР.

Усреднено, продолжает эксперт, можно сказать так: 35% семей в нашей панели домохозяйств — малообеспеченные (с доходом до 15 тысяч рублей на человека в месяц). 50% - среднеобеспеченные (доход от 15 до 25 тысяч рублей). И 15% домохозяйств в панели имеют уровень обеспечения выше среднего — более 25 тысяч рублей на человека в месяц.

«СП»: — Как получилась цифра прироста повседневных расходов в 70% за пять лет в реальном выражении?

— Смотрите, мы берем 255% роста номинальных расходов за этот период и делим их на 1,5 (150% в 2013 году от уровня 2008 года) и как раз получаем 170% - это уровень реального потребления от начала замеров. Так что прирост — 70%.

«СП»: — Неужели жизненный уровень россиян за пять лет вырос так сильно? Или существует какая-то скрытая, неучтенная Росстатом инфляция?

— Как раз наши замеры полностью подтверждают верность выводов Росстата. Наш обсчет штрих-кодов показал, что 20% прироста реального потребления пришлось на прирост объемов реального потребления — в среднем настолько люди стали больше покупать мяса, соков и других продуктов питания. Еще 20−25% прироста приходится на изменение структуры потребления за счет смещения в сегмент более дорогих и более ценных в питательном отношении продуктов. Если мы умножим 1,2 (120%) на 1,25 (125%), мы получим 1,625 — иными словами эти два фактора объясняют 62,5% прироста реального потребления из 70%.

Однако эти гладко сходящиеся на бумаге цифры все равно вызывают недоумение у сторонних экспертов — уж слишком они расходятся с жизнью.

— По тому, что я вижу, по всей статистике, нельзя сказать, чтобы среднестатистическое потребление за эти пять лет заметно выросло. Напротив, большую часть времени потребление велось по кризисной модели, когда падают и сами стандарты потребления, и даже те же самые товары население массово стремится искать в более дешевых магазинах, — отметила главный экономист «Альфа-банка» Наталья Владимировна Орлова.

«СП»: — Тогда с чем связано такое значительное увеличение трат?

— Давайте подсчитаем. Два года подряд за указанный период, по оценкам Росстата, у нас была инфляция по 13% в год, потом — 8,8%, далее 6,1% и в 2012 году — 6,6%. Итого набегает всего 60%. При этом средние реальные доходы населения в России росли темпами менее 4% в год, а то и еще меньше. Итого рост реальных доходов менее 30% за пять лет. Совокупно удорожание товаров на 60% и увеличение реальной платежеспособности населения на 30% могли бы нам дать 90% роста расходов при некотором увеличении качества потребления. Откуда берутся еще 165% роста потребительских расходов, если верить опросу?

Потенциально они могут появиться, только если у населения в целом резко уменьшилась норма сбережений. То есть люди долгие годы массово копили деньги на счетах в кредитных организациях, в кубышках, а потом вдруг побежали бы все накопленное тратить. Во всяком случае, так это выглядит. Но как банковский работник я могу засвидетельствовать, что это совершенно не так. Скорее, какое-то время люди после кризиса старались даже копить большую, чем ранее долю заработков.

Вторая возможность — это увеличение кредитного плеча. Это позволило бы при сохранении практически прежних доходах получать большие средства на потребление и за счет этого наращивать расходы — за счет роста долгов. Кредитное плечо действительно росло за счет уменьшения ставок по займам после того, как финансовый рынок отошел от кризиса. Это было видно на примере кредитного бума в 2011 и особенно 2012 годах.

«СП»: — Но покупать еду в долг у нас все-таки не принято. А еда — это три четверти повседневных расходов…

— Теоретически можно было бы сказать, что на еду стали тратить большую часть зарплат, а непродовольственное потребление накачивать за счет массово набираемых кредитов. Но все эти элементы в совокупности рисуют нам картину значительного роста стандартов потребления у массовых слоев населения. Я мониторю статистику, имею обработанные результаты реальных расходов и доходов не из государственных служб, и не вижу такого заметного роста. Точнее не вижу вообще существенного роста.

«СП»: — Как же объяснить этот парадокс?

— Это можно объяснить только тем, что статистическая выборка панели домохозяйств РОМИР совершенно не совпадает с выборкой Росстата. То есть, кого отобрали для опроса? Второй момент: корзина потребления — по тем же ли самым продуктам и нормам потребления велась оценка изменения стоимости товаров.

«СП»: — В исследовании РОМИР люди говорили о своих реальных расходах. То есть эти расходы брались из реальной жизни. В то же время корзина потребления Росстата, по которой меряется инфляция: 3 килограмма моркови, 5 килограмм картошки и тому подобное — известная своей схематичной условностью, а потому воспринимается как довольно оторванная от реального потребления…

— Выборку можно строить по-разному: отбирать респондентов по возрасту, по среднестатистическим расходам, средним доходам или среднему размеру потребления в физических объемах. Отбираемая для оценки цен корзина продовольственных товаров очень сильно влияет на конечный результат. Если траты считались не по росстатовской корзине — рост затрат был обязан разительно отличаться от темпов официальной инфляции…

Фото: Сергей Васильев/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня