Экономика

Миф о 25-ти путинских миллионах

Обещанные президентом новые рабочие места создадут на бумаге

  
13730

В минувшем году Владимир Путин озвучил одно из главных своих предвыборных обещаний: «Мы поставили задачу к 2020 году создать и модернизировать 25 миллионов рабочих мест… Именно качественные рабочие места станут локомотивом роста зарплат и благосостояния граждан. Это главное направление нашего удара». Над тем, что понимать под модернизированными рабочими местами, и каково будет их соотношение с вновь созданными, экономисты ломают голову до сих пор. Равно как и над тем, чего удалось добиться за полтора года «большого скачка»?

— Начнем с того, что в России нет даже статистики по поводу того, где и сколько убавилось или прибавилось рабочих мест. Не говоря уже о делении этих мест по каким-то категориям, — рассказывает старший научный сотрудник Лаборатории исследований рынка труда Высшей школы экономики Сергей Солнцев. — Даже формально мы не можем сказать, растёт ли число высокопроизводительных рабочих мест. Со стороны экспертного сообщества были обращения к Росстату, что надо ввести учёт, но пока они остаются безответными. Нет даже чётких критериев, что считать высокопроизводительным рабочим местом.

Что касается обещания Путина — это сверхамбициозная задача. Все последние годы у нас наблюдалась обратная тенденция — рабочие места уходили из так называемого формального сектора (крупные и средние предприятия) в сектор неформальный или полуформальный (малые предприятия, индивидуальное предпринимательство). Рабочие места в малом бизнесе в основном не очень высокопроизводительные. То есть тенденция обратная — качество рабочих мест в стране падает. И за последние полтора года никаких признаков «коренного перелома» не наметилось.

«СП»: — Даже не специалисту понятно, что в стране с сырьевой экономикой число высокопроизводительных рабочих мест крайне ограничено. Значит ли постановка столь амбициозной, как вы сказали, задачи, что государство всерьёз рассчитывает за 8 лет сделать свою экономику передовой и инновационной? Или декларируемая цель — чистой воды популизм?

— Число рабочих мест в сырьевом секторе экономике в подсаженной на нефтяную иглу России невелико. Что-то около 20 процентов. Со смежными отраслями — на несколько процентов больше. При этом добавочная стоимость (прибыль) создаётся именно в сырьевом секторе, а потом уже по цепочке распределяется по другим секторам. Создание новых рабочих мест, естественно, немыслимо без создания и укрепления не сырьевых отраслей — высокотехнологичных производств или создания современных видов услуг. Такие планы и задачи ставились государством ещё с 90-х годов. Но значимых результатов мы не видим. Даже наиболее яркие проекты остаются под вопросом. Например, в Сколково, которое должно было стать неким знаковым проектом, мы до сих пор не осязаем тех тысяч рабочих мест, которые были обещаны.

Или, к примеру, была заявлена задача создания Мирового финансового центра в Москве. Да, рабочие места в финансовом секторе характеризуются высокой производительностью. Но в этом направлении тоже нет серьёзных подвижек. Всё остаётся на словах.

Единственное, что можно вспомнить из последних достижений в этой сфере — развитие сборочных автомобильных производств. Было образовано некоторое количество рабочих мест. Но я бы назвал их в лучшем случае среднепроизводительными.

«СП»: — За оставшиеся 7,5 лет можно создать хотя бы половину того, что обещал Путин?

— Смотря как считать. У нас, например, в какой-то момент решили считать, что если в автомобиле есть лампочка, созданная с использованием нано-технологии, то и сами автомобили — инновационный продукт. Так и здесь. Обычные рабочие места можно под надуманным предлогом объявить высокопроизводительными. Если же обойтись без, скажем так, упражнений со статистикой, то реальное увеличение числа рабочих мест будет сродни экономическому чуду, наблюдавшемуся в отдельных странах Юго-Восточной Азии. Это возможно, но требует сочетания эффективной внутренней экономической политики с удачной мировой конъюнктурой.

Предыдущий опыт всяческих модернизаций говорит о том, что вряд ли такая задача по плечу нынешней российской власти. Правда, не всегда проекция прошлого на будущее даёт оправданный прогноз. Если будет вестись грамотная экономическая политика, то несколько миллионов высококвалифицированных рабочих мест создать будет возможно. А это уже немалый результат.

Между тем, экономист, пожелавший остаться неназванным, рассказал «СП», как примерно будут осуществляться манипуляции с рабочими местами.

— Производительность в России считается так: количество произведённой продукции делится на число работающих в данной сфере. Например, крестьянин вырастил несколько свиней и продал их за 100 тысяч рублей. Во столько и оценивается производительность его труда.

У нас есть много секторов, где посчитать производительность труда таким образом нельзя. Для врачей, учителей, полицейских обычно критерием производительности труда являются расходы государства. Скажем, чем больше, израсходовано на структуру МВД денег, тем эффективнее она работала. Такая вот прямая зависимость. И увеличение зарплат полицейским делает их рабочие места высокопроизводительными.

— Создание такого огромного числа рабочих мест — это было предвыборное обещание, которое ОНФ позаимствовал у «Деловой России», — говорит директор по связям с общественностью финансовой группы «Калита-Финанс» Алексей Вязовский. — Вместе с тем, в программе «Деловой России» резкий рост количества рабочих мест увязывался с новой индустриализацией, независимой денежно-кредитной политикой и тому подобными вещами. Ничего этого не наблюдается. Мы не видим, чтобы Центробанк создавал национальный капитал в России или появлялись передовые промышленные производства. Например, на днях РЖД был обещан триллион рублей на постройку высокоскоростных путей от Москвы до Казани. Но и там, при наличии столь серьёзных денег, российских производителей поддерживать не хотят. Решено, что по этим путям будут ездить поезда немецкой компании «Сименс». У нас есть Тверской вагоностроительный завод, но ему почему-то не заказывают ни скоростных поездов, ни двухэтажных вагонов. Даже олимпийские объекты в Сочи почему-то строили в основном турки. Если начинаешь анализировать, приходишь к выводу, что национальная экономика таковой по сути уже не является.

— Предложение Путина - только слова. Выполнить эту инициативу сейчас невозможно, — считает профессор географического факультета МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. — У нас всего в крупном и среднем бизнесе работает 37 миллионов человек. 10−11 миллионов задействованы в малом предпринимательстве. Ещё 5−6 миллионов — предприниматели без образования юридического лица (ПБОЮЛ). А про остальные 15−19 миллионов россиян трудоспособного возраста мы просто не знаем, чем они занимаются. Видимо, живут на какие-то подработки, заняты в серой экономике

Не понимаю, как мы почти на 70 процентов увеличим число работников на крупных и средних предприятиях, если у нас просто не создаются новые рабочие места. При этом в стране инвестиционный голод — мы вышли на докризисный объём инвестиций в экономику только в конце прошлого года. Я не знаю ни одного региона, где инициатива Путина привела хоть к какому-то увеличению числа высокопроизводительных рабочих мест. А приписки сделать для наших чиновников — милое дело. Поставили рядом с охранником новый компьютер — получили новое качественное рабочее место. Так вот все «достижения» и будут нарисованы.

Реально удастся создать не больше 2 миллионов рабочих мест, связанных с высокими профессиональными навыками.

Фото ИТАР-ТАСС/Интерпресс/Замир Усманов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня