Экономика

Пенсионная «химия»

Власти отказываются от обязательств перед работниками вредных производств

  
4405

С подачи чиновников Минтруда государство уже в ближайшие годы может «элегантно самоустраниться» от решения проблем тех, кто подорвал здоровье, работая на вредных производствах. Это «пренеприятное известие» сообщил заместитель министра труда и социального развития Сергей Вельмяйкин. В свете данной инициативы название конференции «Пути реализации в России программы достойного труда и достойного социального обеспечения» (на которой она была озвучена) выглядит достаточно странно, если не сказать издевательски.

Впрочем, данное обстоятельство, видимо, не смутило г-на Вельмяйкина, который высказал мнение, что финансовое обеспечение права работников вредных производств на заслуженный досрочный отдых должно находиться вне сферы казенной ответственности, а лежать на работодателях или Фонде социального страхования. Государство же готово подставить бюджетное плечо лишь на общих основаниях — по достижении гражданином стандартного возраста выхода на пенсию. Нововведение может затронуть сотни профессий и миллионы людей, которые безвозвратно утрачивают силы и здоровье на вредных производствах.

Замминистра напомнил, что сегодня компенсации «досрочникам» регулируются положениями, которые были утверждены еще в 1974 году «Списками производства, цехов, профессий, должностей с вредными условиями труда». В то время государство гарантировало своим гражданам не только право на труд, но и на достойное вознаграждение и материальную помощь в случае утраты трудоспособности. Сегодня этот инструмент социальной защиты показался для власть предержащих обременительным. Поскольку предполагает, что работники вредных производств имеют право на дополнительный отпуск, сокращенный рабочий день и досрочную пенсию.

В условиях, когда провальная накопительная реформа уже давно пробила в бюджете Пенсионного фонда РФ финансовую «дыру» размером в 1,75 трлн руб (или 3% ВВП) наличие обширного перечня пенсионеров-льготников показалось нашим властям непозволительной роскошью. Существующая система пенсионного обеспечения была признана неэффективной. По словам замминтруда, так называемый списочный подход — плохой критерий для экономически справедливой дифференциации затрат работодателя и государства. Поскольку за минувшее с момента распада СССР время условия труда, как и профессиональная структура в целом, претерпели существенные метаморфозы.

Теперь власти полны решимости поставить вопрос «о вредности» многих из оставшихся квалификаций. По крайней мере, такой вывод можно сделать из заявления Сергея Вельмяйкина о готовящейся переаттестации рабочих мест с целью выявления «лжельготников». Правительство берется разработать классы и подклассы опасности производства и привязать к ним размер дополнительного тарифа страховых взносов в ПФР, который придется уплатить работодателям. В качестве альтернативы предлагается вложиться в корпоративный пенсионный фонд. Нетрудно предположить, что некоторые вредные производства дополнительное фискальное бремя сделает нерентабельными.

Оценка условий труда будет проводиться раз в пять лет. Настаивать на внеочередной аттестации смогут как профсоюзы, так и работодатели, которые, по мнению Минтруда, получат стимул к модернизации производства посредством замены «грязных» производств и технологий. Напомним, в России 40 миллионов пенсионеров. Более четверти (10,9 млн) получают досрочные пенсии, из них 6 миллионов задействованы на вредном производстве. По признанию Сергея Вельмяйкина озвученные предложения вряд ли могут рассчитывать на благосклонный прием со стороны российской общественности. «Речь фактически идет о достаточно серьезном пересмотре подходов к данному виду страхования, и понимаем, что здесь будет определенное социальное недовольство» — без обиняков заявил чиновник.

Советник президента Национальной ассоциации пенсионных фондов России по информационной политике Валерий Виноградов считает, что пока идеи, высказанные замминистра труда и социального развития не оформлены документально, рано делать окончательные выводы. Прежде чем приступать к реформе досрочных пенсий, нужно провести нормальную аттестацию рабочих мест. Чего не делалось еще со времен СССР. В противном случае мы можем только догадываться, в чем заключается вредность того или иного рабочего места.

«СП»: — Кто должен нести ответственность за ненадлежащие условия труда — государство или бизнес?

— Здесь все относительно. Большинство рабочих мест у нас на государственных предприятиях. И вообще эта инициатива больше похожа на вброшенный «пробный шар» с целью изучить реакцию общественности.

Ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Юрий Голанд убежден, что за инициативой Минтруда скрывается еще один способ сократить бюджетные расходы на пенсионное обеспечение. С другой стороны, экономист соглашается, что в озвученном предложении есть определенная логика, выходящая за рамки финансовой экономии. Поскольку нужно повышать мотивацию работодателей улучшать условия труда. Тогда они, наконец, перестанут быть вредными. Беда в том, что в сфере трудовых отношений у нас отсутствует баланс сил. Если бы в нашей стране профсоюзы были действительно независимыми, обладали большой политической силой и могли сопротивляться давлению со стороны работодателей, в предложенной схеме был бы определенный смысл. Но сегодня велика вероятность того, что работодатели начнут рассказывать сказки про улучшение условий труда, а на самом деле все останется по старому. А у профсоюзов не хватит сил этому сопротивляться.

«СП»: — К чему может привести «замораживание» ситуации — списки опасных профессий, судя по всему, будут только сокращать?

— И это будет еще не худший вариант. В противном случае многие работодатели предпочтут сокращать и всячески избавляться от «дорогих» сотрудников. А это безработица. Государству придется выплачивать пособия, либо оплачивать профессиональную переподготовку безработных. В итоге экономия получается сомнительная. Даже если бы у нас было более ответственное государство, оно все равно не смогло бы следить за условиями труда на каждом предприятии. В связи с чем очень важно, чтобы профсоюзы обладали соответствующими возможностями и влиянием. Но это уже вопрос существующей политической системы. Так что нововведение, скорее всего, приведет к уменьшению объема трудовых прав граждан.

«СП»: — Способен ли наш бизнес осуществить модернизацию рабочих мест под действием экономических стимулов?

— Предпринимателям невыгодно вкладывать дополнительные средства, если они не знают, каковы перспективы сбыта данной продукции. Они также могут только догадываться, какой, к примеру, будет конкуренция со стороны импорта. То же вступление в ВТО официально преподносилось как импульс к технологическому обновлению. Сама по себе идея неплохая, но для ее реализации должны созреть объективные условия. В частности, должна быть адекватная курсовая политика, чтобы не происходило укрепление рубля. Нужно ограничивать тарифы естественных монополий, снижать процентные ставки. Если будут соблюдены эти условия, тогда можно что-то требовать.

Директор Института глобализации Михаил Делягин напомнил, что работодатель раньше уплачивал положенные взносы в Пенсионный фонд за «досрочников». По его мнению, степень повышения можно было обсуждать, но почему надо менять схему полностью, непонятно. Также как зачем нужно приплетать Фонд социального страхования. Когда речь идет о досрочном выходе на пенсию, это никакая не социальная помощь.

«СП»: — Получается, что в конечном счете платить должен работодатель?

— Естественно. И за «досрочников» больше. Но нужно понимать, что у нас вредные условия производства есть не только на Норильском никеле. Это предприятие имеет возможность платить досрочные пенсии за счет текущих расходов. И ничего страшного не произойдет — рентабельность позволяет. Но у нас очень много низкорентабельных предприятий, на которых тяжелые условия труда. Например, литейные цеха на машиностроительных заводах. При этом подобные низкорентабельные производства не имеют свободных денег для того, чтобы осуществить инвестиции в улучшение условий труда. Такие производства малоперспективны. На этих предприятиях может возникнуть ситуации, когда в условиях дополнительных расходов произойдет снижения уровня социальной защиты работников. Их будут вынуждать писать заявления под страхом увольнения. Дескать, все нормально, претензий к условиям труда не имею. Сегодня низкорентабельные предприятия платят немного повышенные взносы в Пенсионный фонд. Пока это терпимо. Но если их заставят платить всю прибавку к пенсии, то это будет большая нагрузка. Хотелось бы, чтобы в будущей формуле правительства была учтена эта специфика.

«СП»: — Что покажет переаттестация — вредных для здоровья рабочих мест стало меньше?

— Скорее всего, да. Учитывая процесс деиндустриализации. К тому же у нас в 1991 году многие предприятия были не то что вредные, а опасные для жизни. По выбросам и всему остальному. А сейчас приходишь на завод, там люди в белых халатах ходят. Совсем другая техника. Правда, это касается в основном лишь крупных корпораций. Количество людей, которые работают в тяжелых условиях труда сократилось. Но, с другой стороны, когда возникает возможность сэкономить, я боюсь, круг безопасных профессий и рабочих мест будет не просто расширен, а необоснованно расширен. Несмотря на то, что в нашей стране по-прежнему много людей, которые работают во вредных условиях. Они, скорее всего, не будут признаны нуждающимися в досрочной пенсии. Потому что все хотят сэкономить — и бизнес, и Пенсионный фонд. Когда государство и бизнес едины в своих интересах, человек беззащитен.

Фото ИТАР-ТАСС/Интерпресс/Виктор Погонцев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня