Экономика

Сергей Кара-Мурза: Россию спасет Госплан

Для развития экономики страны нужна новая промышленная политика

  
10151

В воскресенье, 16 июня в германском Баден-Бадене открылся Российский экономический и финансовый форум, на котором представители отечественной и западной властей обсудят проблемы создания благоприятной среды для инвестиций и улучшения предпринимательского климата в России.

С российской стороны к участию в форуме приглашены замминистра экономического развития Андрей Клепач, замминистра финансов Сергей Шаталов и первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев. Дискуссия пройдет в рамках подготовки предложений правительством и Банком России по исполнению поручений президента Владимира Путина, связанных с модернизацией национальной экономики и обеспечением экономического роста в стране.

Тема привлечения зарубежных инвестиций для модернизации российской экономики поднимается постоянно. Судя по всему, власти наивно полагают, что если создать в стране нормальные экономические и юридические условия для ведения бизнеса, то иностранные инвесторы встанут в очередь, чтобы дать нам деньги на модернизацию и инновационное развитие. Но так ли это на самом деле?

С этим вопросом «СП» обратилась к доктору наук, профессору Сергею Кара-Мурзе.

— России сегодня нужна «новая индустриализация» национальной экономики, новая промышленная политика. Это значит, что надо создавать систему новых и модернизированных предприятий в национальном масштабе, что потребует огромных инвестиций. Но рассчитывать здесь нужно только на внутренние источники, потому что никто на Западе финансировать индустриализацию экономики России не сможет и не будет. Поскольку доктрина клуба высокоразвитых промышленных стран предполагает вывод промышленности в страны Азии, а не в Россию. И если почитать доклады Давосского форума, то там нигде не предусмотрено, что Россия должна стать развитой промышленной страной и научно-технической державой.

«СП»: — То есть Западу гораздо удобнее использовать Россию в качестве поставщика сырья и рынка сбыта для высокотехнологичных товаров?

— Именно так, и чтобы провести индустриализацию, нам нужно отвязаться от западной доктрины развития и выработать свою собственную. Которая на первом этапе обязательно должна предусматривать существенное закрытие национальной экономики от мирового рынка. Потому что сначала мы должны создать высокотехнологичные предприятия, которые будут делать неконкурентоспособную продукцию — только для внутреннего рынка. И нужно какое-то время, чтобы дать им встать на ноги и начать конкурировать с западной продукцией, только после этого можно будет снова открыть границы для иностранных товаров. Такой период был в развитии экономики Советского Союза, Японии и Китая, когда эти страны закрывались от мира на годы, чтобы потом продемонстрировать чудеса резкого скачка в развитии национальной экономики. Это общий закон экономического развития, здесь нет никакой идеологии, но российская власть к этому пока еще не готова.

«СП»: — Может быть, власть опасается, что политические силы России, большей частью либеральные, ее в этом не поддержат?

— Действительно, поддержать такой проект развития российской экономики могут только патриотические силы страны. Которые будут согласны с тем, чтобы сократить на какое-то время сверхпотребление богатых россиян, ограничить их в предметах роскоши, и даже, может быть, ввести некий уравнительный социальный порядок, ради будущего развития России. Большинство населения согласится с этими мерами, кроме той его части, которая мечтает вступить в клуб мировой элиты или хотя бы мирового среднего класса. К сожалению, к этой части относится и большинство представителей российской власти. Поэтому в экономической политике России присутствует такая установка на полное открытие экономических границ, сдачу национальной экономики и превращение страны в периферию Запада. Именно этим можно объяснить вступление в ВТО и стремление попасть в члены клуба богатых европейских стран ОЭСР.

«СП»: — Выходит, чтобы провести индустриализацию, нам нужно восстановить «железный занавес», который существовал в Советском Союзе?

— Такие попытки делались еще перед революцией — в царской России, но тогда власть справиться с этим не смогла. Зато смог Сталин, который закрыл границы для западных товаров, даже ценой снижения потребления населения, и брал с Запада только технологии, да покупал технику для обрабатывающих производств, а также приглашал иностранных инженеров и ученых. Таким образом, вся промышленная политика СССР была ориентирована не на Запад, а только на потребности своей страны, что дало возможность национальной экономике окрепнуть и стать одной из передовых в мире.

«СП»: — Чтобы сделать это сейчас, власть должна опираться только на патриотические силы?

— Не обязательно. В начале прошлого века, даже либерально настроенные меньшевики и интеллигенция, которые поняли замысел Сталина, перешли на его сторону и стали работать на Советский Союз. Но тогда в России даже либералы не были космополитами, с прозападным мышлением. Например, либералы «кадеты» были патриотами, и многие из них потом вернулись в Советский Союз, чтобы работать на благо его экономики, хотя не были согласны с политикой Сталина. Взять того же академика Владимира Ивановича Вернадского, который был членом ЦК «кадетов», а стал одним из основоположников советской науки. А сейчас в обществе и во власти существует достаточно мощная доля космополитов, влияние которых на экономическую политику нельзя недооценивать. Да и российские патриоты возражают им довольно вяло и не имеют четкой стратегической доктрины развития России, которую они могут противопоставить существующей экономической модели и предложить народу.

«СП»: — Однако российские власти постоянно говорят о модернизации и инновациях, разве не с этого начинается индустриализация экономики?

— Модернизация и инновации — это абстрактные слова, а индустриализация — более конкретное понятие. Сегодня говорят об этом пока еще чисто декларативно, но хорошо уже и то, что никто сейчас не упоминает о деиндустриализации, о сырьевой сверхдержаве, как это было несколько лет назад. Можно сказать, что полшага к патриотической модели развития национальной экономики уже сделано. Сейчас говорят о создании 25 млн рабочих мест — это хорошо, но плохо то, что конкретной программы, с помощью которой это можно реализовать, пока не наблюдается. Поэтому необходимо создать организованное научное сообщество, которое бы разработало конкретные меры по выходу российской экономики на новый технический уровень. К примеру, в Советском Союзе в начале прошлого века для этих целей был создан Госплан, который почти 10 лет разрабатывал программу индустриализации экономики. Нечто подобное нужно создать в России.

«СП»: — Но ведь у нас уже существует сообщество ученых и экспертов, которые разработали программу «Стратегия — 2020». Это не то?

— Дело в том, что все они работали в рамках утопии либеральной рыночной экономики и делали упор на привлечение иностранных инвестиций для развития России. В итоге те же самые либеральные постулаты, которые были разработаны в 90-е годы, и себя не оправдали, в этом докладе были поданы в немного приукрашенном виде, вот и все. Кроме того, экспертам, разрабатывающим «Стратегию — 2020», приходилось работать с оглядкой на власть, демонстрировать свою лояльную позицию по отношению к позиции либералов в правительстве. А в результате получилось так, что даже Путин из этой стратегии ничего не смог взять, когда писал свои пять статей по экономической политике.

Фото: Сергей Пятаков/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня