Экономика

Продуктовая корзина наполнилась импортом

На фоне спада экономики в страну хлынул поток зарубежных товаров

  
3910

На днях главный экономист российского направления Владимир Осаковский из Bank of America Merrill Lynch выступил с докладом о нашей экономике. Он полагает, что внешняя конъюнктура будет беспощадна к России. Иными словами, нефтяная халява — заканчивается, а вместе с ней прекращается неудержимый рост доходов и зарплат населения.

Bank of America уже снизил прогноз по росту российской экономики на этот год. В основе снижения прогноза замедление роста цен на сырье, которое подорвало прибыльность компаний и инвестиции.

В этих условиях проблем добавит и общий рынок, так как российская промышленность будет испытывать сильное давление со стороны импорта, а «правительство не сможет применять протекционистскую политику из-за вступления России в ВТО». В конечном счете, это обернется веерными банкротствами в целых отраслях.

Что касается политической составляющей, то, по словам Владимира Осаковского, «рынки сомневаются в способности правительства проводить реформы». Впрочем, эксперт отметил, что реформы, которые настоятельно рекомендует Москве Запад, все-таки частично проводятся. Это — пенсионная реформа и либерализация внутреннего финансового рынка для нерезидентов. То есть пенсии не должны превышать инфляцию (+2%), да и иностранцы-финансисты начинают чувствовать себя в России, как дома.

Если же реформы провалятся, предупреждает Осаковский, то вряд ли правительству удаться сбалансировать платежный баланс и бюджет в 2016—2018 годах. А это уже чревато потерей политического контроля над ситуацией в стране, так как «начнется следующий избирательный цикл».

Но самой болезненной проблемой нашей страны эксперт считает несоответствие зарплат производительности труда. «Главным отрицательным следствием роста доходов населения станет давление на издержки корпораций и дальнейшее снижение конкурентоспособности экономики», — пишет он. А за это нужно расплачиваться, прежде всего, ослаблением рубля и, конечно, придется больше работать за те же деньги, то есть увеличивать производительность труда.

Об этом же говорил и наш премьер: «нам нужно заниматься в первую очередь производительностью труда. Потому что у нас производительность труда очень существенно отстает от мировых стандартов». Ставятся даже рамочные ориентиры на рост по этому показателю — не менее 7% в год, то есть в два раза выше текущих уровней.

Говорит Медведев, вроде бы, правильно, однако производительности труда за счет принуждения и бонусов, то есть кнута и пряника, может расти до некой границы, далее уже без инвестиций в основной капитал не обойтись. Это вынужден признать и президент Путин, который сказал, что дальнейший рост производительности труда без модернизации экономики не возможен.

А это значит, что нужны огромные деньги на развитие национальной промышленности. А вот здесь-то наблюдается прямо противоположный процесс — наблюдается падение инвестиционной активности в реальном секторе экономики и бегство капитала. Так, по данным Росстата, «инвестиции в основной капитал в РФ, по оценочным данным, в январе-июне 2013 г. по сравнению с аналогичным периодом 2012 г. снизились на 1,4%».

Что нам ждать? Насколько верны предсказания иностранных экспертов? С этими и другими вопросами «СП» обратилась к заместителю председателя комитета Госдумы («Справедливой России») Сергею Доронину.

«СП»: — Западные эксперт утверждают, что России не выживет без резкого увеличения производительности труда. Однако налоги у нас выше, чем в США в четыре раза, а кредитные ставки — в 10 раз выше, да и услуги естественных монополий, как минимум, в два раза дороже, чем могли быть, если бы уровень их рентабельности и энергоэффективности соответствовал аналогичным западным компаниям. То есть инвестиционный климат — неблагоприятный.

— Выжить-то мы выживем. Россия и монгольское нашествие пережила, и Наполеона, и Гитлера. Страна у нас сильная. Так что переживем.

Другое дело — какой ценой. Одно дело, когда на тебя враг нападает. Другое дело — абсолютно «рукотворная» проблема типа присоединения к ВТО. Ведь это ровно то, что называется «игрой с отрицательной суммой»: выгод никаких, а риски огромные. И потери, соответственно, совершенно реальные.

«СП»: — Раз разговор зашел о ВТО, где мы, как страна, получили хоть какую выгоду по итогам года? Ведь, помнится, в правительстве говорили: обязательно будут отрасли, которые получат выгоду.

— Скажем аккуратно: я таких отраслей не знаю. Долгое время считалось, что выиграть от присоединения к ВТО должны металлурги. Во всём мире это один из наиболее дискриминируемых, т.е. подвергающихся санкциям со стороны других стран, сектор. А в России очень сильная металлургия. Через присоединение к ВТО металлурги рассчитывали добиться ликвидации барьеров для экспорта. Кстати, именно эта отрасль была в числе наиболее активных лоббистов присоединения.

И что же? Полтора месяца назад у президента состоялось большое совещание по развитию чёрной металлургии. Там прямо было заявлено: ожидания металлургов и получение ими бонусов от вступления России в ВТО не оправдались. Хуже того: прямо накануне присоединения, или сразу после него, целый ряд стран ввели против отечественных экспортёров новые ограничения. Как говорится — за что боролись, на то и напоролись.

«СП»: — По общему мнению экспертов, Россия просто не знает правил общего рынка. Например, совладелец «Ростсельмаша» Константин Бабкин говорит о дискриминации на рынке сельхозмашиностроения, и о беспомощности властей. В том числе, и по причине отсутствия юридической поддержки в спорах в рамках ВТО. Вообще, есть ли в России профессионалы, способных на равных бороться с искушенными юристами из других стран?

— Профессионалы, убежден, есть. Вопрос в том, что кто-то должен оплачивать их труд (совсем недешевый), кто-то должен организовывать совместную работу с чиновниками, и т. д. Судя по всему, наше экономическое сообщество, как и министерства, оказались к этому не готовы.

Но мне кажется, это всё же не главная проблема.

«СП»: — Одним из самых губительных условий вступления России в ВТО считаются ограничения уровня господдержки сельского хозяйства (не более чем на 270 млрд рублей в год). В то же время Минсельхоз даже половины этих средств не выделял. В 2013 году на поддержку фермеров заложено всего 8,6 миллиарда рублей. В министерстве не понимают, что делают с нашими крестьянами?

— Я бы не стал обвинять в этом только Минсельхоз. Министерство оперирует лишь теми лимитами, которые ему выделены. Были бы у них эти деньги — они, убеждён, обязательно бы ими воспользовались, нарастив объемы поддержки АПК.

Но на федеральном уровне, мне кажется, действительно нет понимания, в насколько неконкурентной ситуации находятся российские крестьяне. Уровень государственной поддержки у нас на порядок ниже; кредитные ставки — выше; инфраструктура, по европейским меркам, практически отсутствует. Ни какой честной конкуренции в таких условиях быть не может: это всё равно, что соревноваться в поднятии тяжестей с шагающим экскаватором.

«СП»: — Видимо, в борьбе с этим мировым экскаватором, решили ослабить рубль и тем самым вернуть паритет в импорте и экспорте до уровня вступления ВТО. При этом заявляют, что инфляция будет снижаться.

— Сложности в мировой экономике общеизвестны. И ни для кого не секрет, насколько серьёзно они отражаются на России. В этом смысле присоединение к ВТО, и так неблагоприятное, произошло ещё в крайне неудачный момент. Так что, уверен, главные трудности впереди.

«СП»: — Вряд ли они коснутся «Единой России» с её губернаторами и чиновниками, чьи жены сплошь и рядом миллиардерши. Народ просто устал от таких «управленцев».

—  Я бы не стал «грести всех под одну гребенку». Но в целом, как партия, «Единая Россия» действительно себя дискредитировала. Она просто штампует решения, которые принимаются в другом месте. А если выдвигает свои инициативы, то, извините, порой «уши вянут». В этом смысле, конечно, России нужна полноценная политическая ротация, т.е. смена партии власти. Без неё ситуацию в стране не изменить.

Из досье «СП»

По итогам первого полугодия 2013 г. в стоимостном выражении экспорт продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья сократился на 19,3% - с $ 6,35 млрд до 5,13 млрд. Притом что импорт продовольствия не только не сократился, но даже увеличился 5,9% - с $ 15,8 млрд до 16,8 млрд. При этом экспорт муки обвалился на 58,4% после спада на 72,6% годом ранее, крупы — на 10,7%, подсолнечного масла — на 27,1%, макаронных изделий — на 5,4% (на фоне спада на 26,8% годом ранее), пшеницы — на 83%. Одновременно с этим импорт молока увеличился на 7,6% (из них сухого молока и сливок — на 41,2%), картофеля — на 3,9%, томатов — на 4,6%.

Фото: Александр Вильф/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня