Экономика

Президент ставит на инвесторов

А они не хотят связываться с Россией

  
3890

Президент Владимир Путин объяснил, как достичь новых горизонтов экономического роста. Вкратце, формула выглядит так: преодолеть низкую производительность труда, создав качественные рабочие места на деньги инвесторов. Тогда экономика России станет первой в Европе по объему ВВП и пятой в мире. Об этом Путин рассказал на форуме «ВТБ Капитал» «Россия зовет!»

«Для России узловой вызов — это низкая эффективность», — заявил президент. Наша страна более чем вдвое уступает развитым экономикам по производительности труда. «Такой разрыв между уровнем потребления и эффективностью, безусловно, опасен», — отметил глава государства.

По мнению Путина, России нужен рост ВВП на 5−6%, и такой результат достигается, когда рост эффективности и создание качественных рабочих мест становятся смыслом развития, а не периферийной «нагрузкой». Вместо архаичных рабочих мест следует дать гражданам высокооплачиваемую работу.

Создавать рабочие места президент предполагает на деньги инвесторов. «Уже в ближайшие годы суммарный объем инвестиций в российскую экономику должен составить 25% ВВП, а к 2018 году — 27%», — поставил задачу глава государства. «Независимо от внешних условий, от объективных трудностей мы продолжим все намеченные преобразования, обязательно сохраним вектор на развитие, на создание сильной экономики и сильной страны», — заключил он.

Россия действительно отстает по производительности труда не только от развитых стран, но и от ряда государств бывшего СССР. В здравоохранении, образовании и социальной сфере РФ на каждого занятого производится услуг в среднем на 12,9 тысячи долларов в год. Это в шесть раз меньше, чем в США (76 тысяч долларов) и даже меньше, чем в Белоруссии (13,8 тысячи долларов). Та же картина в сельском хозяйстве — на каждого занятого в этом секторе россиянина приходится продукции на 17 тысяч долларов в год, тогда как в США показатель составляет 108 тысяч долларов, в Бразилии — 103 тысячи, в Белоруссии — 29 тысяч долларов. Неплохие показатели демонстрируют только российские отрасли по добыче полезных ископаемых (50 тысяч долларов на занятого в год) и финансовая деятельность (61,5 тысячи долларов). Но даже при этом наш финансовый сектор в 3−3,5 раза менее производительный, чем в США, Нидерландах, Бельгии или Франции.

То есть, потенциал для роста есть. Но надежды на то, что инвесторы построят нам современные рабочие места — кот наплакал. Кредитный рейтинг России, по оценке международного агентства Moody’s, довольно скромный — Baa1. Точно такой же, к примеру, у ЮАР. Эксперты Moody’s считают, что виной тому высокий уровень коррупции. Из-за этого, указывают они, целые производственные сферы остаются без зарубежных инвестиций. С чего теперь инвесторы поменяют свое к нам отношение, начнут доверять настолько, что вложат деньги в объеме 25% нашего ВВП?

Насколько реалистичен президентский план спасения России?

— Нет никакой надежды, что иностранные инвесторы будут вкладывать в российские отрасли, — убежден президент Союза арендаторов и предпринимателей Андрей Бунич. — Это противоречит глобальным трендам. Сейчас в мире идет обратный перенос производств и бизнесов, которые в свое время были вынесены из развитых стран в развивающиеся. Стадия экспансии глобализации закончилась, более того, она частично отыгрывается обратно. Прежде всего, это касается США, которые начинают замещать развивающиеся страны в качестве производителя.

В этих условиях непонятно, с какой стати — и кто — способен инвестировать средства в Россию. Это еще и невыгодно с точки зрения международного капитала. На дворе не 1998-й, в России возросли внутренние издержки. Любой бизнес в нашей стране — дело достаточно дорогое. Если кто-то и способен им заниматься, то только инвесторы национальные.

Посмотрите на Америку и тамошнюю «сланцевую революцию». Американцы не сидели сложа руки в ожидании, когда придут инвесторы, чтобы разрабатывать сланцы. Инвесторам, они понимали, проще купить арабскую нефть, а не развивать дорогие проекты на территории США. Привлечь национальных инвесторов удалось с помощью налоговой политики и преференций — в результате цена американской сланцевой нефти на внутреннем рынке США до последнего времени была на 20−25% ниже, чем импортной. Сланцевый американский газ у них тоже дешевый. Точно так же следует поступать и нам, развивая собственную экономику. Только вместо нефти и газа у нас будет сельское хозяйство, машиностроение, легкая и пищевая промышленность.

«СП»: — Что для этого нужно?

— Нужен внутренний рынок капитала, внутренний финансовый рынок. Об этом много говорится, но ничего не делается. Нужны, наконец, национально-ориентированные предприниматели, основной интерес которых находится в России. Если только будет критическая масса таких предпринимателей, если они будут располагать основными активами именно в России, и при этом будут российскими налоговыми резидентами, — только в этом случае появятся инвестиции. Но для этого требуется перестройка многого, в частности, всей налоговой политики.

«СП»: — А как повысить производительность труда?

— Производительность труда повышается, только если это нужно самим владельцам бизнесов и активов. Поменять их мотивацию можно только экономическим путем. Если бизнес работает во внеконкурентной нише, если не видит угрозы со стороны других предпринимателей — ему плевать на производительность труда. Но едва угроза конкуренции появится — он сам задумается о производительности, иначе его выкинут с рынка.

Поэтому государству следует задуматься, в каких отраслях повышать конкуренцию, какие должны быть условия входа для тех, кто решит заниматься бизнесом в этой отрасли. Пока сложившиеся, закосневшие кланы — региональные отраслевые группировки — чувствуют себя спокойно, ничего не изменится.

«СП»: — Путин это понимает?

— Навряд ли. Он пришел к власти в начале «нулевых», когда тренд глобализации был выгоден России. За это время развивающиеся рынки выросли в десятки раз, и потянули за собой сырьевые рынки. Вся эта цепочка стала зависать только в 2011 году, а до этого доминировала. Россия под этот тренд широко распахнула двери — сняла в 2005 году ограничения на операции с вывозом капитала. Тогда глобализация играла нам на руку. Но так уж устроен мир капитала, что сейчас эта волна закончилась. Сейчас и региональные рынки, и сырье не будут расти бешенными темпами. Нефть не станет еще дороже в 2−3 раза, и российский фондовый рынок не вырастет в 5−10 раз. То, что можно было взять от глобализации, Россия уже взяла. Теперь нас ждет только негатив, но Путин этого, похоже, не видит…

— План Путина не новый, все ориентиры были обозначены еще в инаугурационном пакете указов от 7 мая 2012 года, — напоминает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Они отвечали задачам перехода к инвестиционной модели роста российской экономики. С точки зрения перспективы, озвученные Путиным цифры — это минимальная планка, которую нужно добиться, чтобы обеспечить темпы роста, необходимые для реализации президентских указов.

Напомню: 30 сентября в Думу внесен проект федерального бюджета на 2014 год и на последующую трехлетку. Так вот, темпы роста, в базовом сценарии бюджета недостаточны, чтобы выполнить обещания Путина. Но в прогнозе Минэкономразвития есть, помимо базового, еще и так называемый целевой сценарий. Задачи, поставленные президентом в 2012 году описываются как раз целевым сценарием, и требуют среднегодовых темпов роста 6,3%.

«СП»: — В сентябре 2013 года министр экономического развития Алексей Улюкаев предположил, что рост ВВП к концу года составит 1,8%. Реалистичны ли прежние цели президента?

— К этому можно относиться по-разному. Требуется либо сокращать уже взятые на себя обязательства, либо перезагружать модель российской экономики. Ключ перехода к новой модели — это инвестиционный климат, динамика инвестиций, диверсификация форм и способов вложений. Это решающее направление. Неудивительно, что последние недели Владимир Путин часто бывает на инвестфорумах. Завтра, 4 октября, пройдет еще и госсовет по повышению эффективности госрасходов, в том числе инвестиционных.

На сегодня цели могут по-прежнему считаться поставленными, поскольку еще далеко не все сделано для их достижения. Но нужно утраивать усилия для этого, в частности — для исполнения «дорожных карт», направленные на улучшение инвестиционного климата. Тогда спустя три года можно будет оглянуться и посмотреть, на какую долю инвестиций в ВВП мы выходим. Сейчас, напомню, она составляет 19,6%. Мы откатились за последний год по этому показателю.

«СП»: — Если сфокусироваться на «дорожных картах», мы их выполняем?

— По многим пунктам еще конь не валялся. Из более 600 запланированных мероприятий по 170 наступил срок исполнения. Однако по данным, которые правительство транслировало в публичное пространство, видно, что исполнено из этих 170 мероприятий чуть меньше половины. Работа продолжается по 40 мероприятиям, а исполнение более 50 бизнес оценивает как неудовлетворительное. Грубо говоря, там отчитываться не о чем.

Эти 50 направлений по «дорожным картам» провалены, их надо перезапускать заново. Классические примеры — «дорожная карта» по строительству и «карта» по совершенствованию таможенных процедур.

«СП»: — Как реагирует на это Путин?

— Видимо, он резервирует за собой позицию, согласно которой еще не все сделано. В пользу этого предположения свидетельствует его ответ одному из инвесторов: если не ставить сверхзадачи — мы вообще ничего не добьемся…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня