18+
понедельник, 29 августа
Экономика

Нищета социальной политики

Российские власти ведут борьбу с бедностью населения «статистическими методами»

  
9881

17 октября планета отметила Всемирный день борьбы за ликвидацию нищеты. Несмотря на то, что материальные лишения преследуют людей на всем протяжении человеческой истории, в глобальном масштабе проблема бедности была осмыслена сравнительно недавно. Традиция отмечать эту дату насчитывает чуть более двух десятков лет. Начало было положено 17 октября 1987 года. В этот день более 100 тысяч правозащитников из различных стран мира собрались на площади Трокадеро в Париже, на месте, где в 1948 году была подписана Всеобщая декларация прав человека. Участники акции почтили память жертв крайней нищеты, насилия и голода. В память об этом событии был заложен мемориальный камень.

С тех пор правительства стран мира ежегодно отчитываются перед национальной общественностью о своих достижениях в борьбе за искоренение этого зла. Для России, в условиях углубляющейся мировой рецессии и постепенного сворачивания социального государства, этот вопрос приобретает особую актуальность. При этом отчеты профильных ведомств дают все меньше поводов для оптимизма. Несмотря на то, что по критериям официальной статистики к категории бедных себя могут отнести всего 11% граждан страны или 16 млн. россиян в абсолютном выражении, реальность куда как более неприглядна. Ведь за основу здесь берется показатель прожиточного минимума, который логичнее было бы назвать минимум физиологического выживания, поскольку он в среднем составляет издевательскую сумму — около 7000 рублей

По крайней мере, к субъективным ощущениям граждан государственный «уровень бедности» имеет самое косвенное отношение. Накануне 17 октября российские социологи озвучили результаты последних исследований: малоимущими себя считает почти половина наших сограждан. Как ни странно, наиболее часто такой ответ дают представители средних возрастных групп, то есть лица трудоспособного возраста. Что, не исключено, объясняется повышенной социальной нагрузкой на социальную страту, на которой лежит ответственность за содержание нетрудоспособных родных и близких (несовершеннолетних детей, престарелых родителей, родственников — инвалидов).

Причины такого явления, как бедность среди работающих, уже давно стали предметом для дискуссий в среде экономистов и социологов. Не исключено, что ключом к разгадке может стать неутешительный вывод, который недавно сделали аналитики швейцарского банка Credit Suisse. По их данным, 35% от общенационального дохода в РФ концентрируются в руках, а точнее в зарубежных авуарах, принадлежащих всего 110 персонам. Остальные 142 миллиона жителей страны вынуждены довольствоваться оставшимися 65% дохода. Согласимся, при наличии столь вопиющих диспропорций в процессе распределения произведенных обществом благ трудно рассчитывать на то, что так называемая «борьба» российской правящей элиты с бедностью, наконец, перестанет носить сугубо декларативно-популистский характер.

Одна из основных причин бедности в России — низкий уровень оплаты труда наемных работников, делится с «СП» своим видением причин сложившейся ситуации руководитель отдела социологии и экономики Института социально-политических исследований РАН Игорь Богданов.

«СП»: — С чем связан высокий уровень эксплуатации труда капиталом в России?

— Просто предприниматели не хотят умерять финансовые аппетиты и снижать норму прибыли. Они предпочитают платить людям нищенскую зарплату. Причем, не местным жителям, а мигрантам, которые бесправны в плане отстаивания своих трудовых прав. В перспективе это чревато обострением конфликта между россиянами и мигрантами. Наши сограждане не готовы работать за копейки и при этом находиться в абсолютно бесправном положении. Все эксцессы, связанные с мигрантами, происходят от того, что работодатели (представители бизнеса или государственные чиновники) забирают себе львиную долю прибыли. То есть в российских условиях бороться нужно не столько с бедностью, сколько с теми, кто незаконно присваивает себе общественное богатство.

«СП»: — На Западе система перераспределения более справедлива?

— Там 80% прибыли отдается в зарплату и только 20% забирает себе предприниматель. У нас все перевернуто с ног на голову. Отсюда колоссальная утечка капиталов, которая в этом году составит $ 70 млрд. Понятно, что наворованные деньги нужно срочно выводить из страны. Посмотрите, 101 человек владеет 35% собственности. У нас неэффективная модель управления экономикой и распределения вновь создаваемых благ.

Заместитель председателя комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Николай Коломейцев утверждает, что официальная статистика не отражает реальных масштабов проблемы. Объективно в России около 60% населения балансируют на грани если не нищеты, то бедности.

«СП»: — Власти лакируют действительность с помощью «правильной» статистики?

—  Статистическая адекватность ими уже давно потеряна. Кстати говоря, есть рекомендации ООН относительно принципов организации работы органов статистики. У нас ведь социально-экономическая статистика является ведомственной и ведется Минэкономразвития. Хотя ей должен заниматься незаинтересованный орган. Потому что профильное ведомство не может быть объективным. Оно всегда будет ретушировать и лакировать действительность.

«СП»: — Российские элиты не хотят или не могут обеспечить большинству граждан достойный уровень жизни?

— Аристотель еще 26 веков назад дал ответ на этот вопрос. Древний философ дал описание основных типов государственного устройства. Нынешний российский строй подпадает под понятие олигархического. А олигархия никогда не ориентируется на максимальное удовлетворение потребностей максимального количества граждан. Источник всех наших бед — порочный принцип организации государства и власти. В этой связи можно указать на монополизацию, сращивание бизнеса с властью, коррупцию и другие неотъемлемые черты нынешней системы.

«СП»: — Почему в России распространено такое явление как бедность среди работающих?

— Ответ простой: неразвитая, однобокая экономическая модель, вкупе со сверхэксплуатацией труда капиталом. При дефиците современных рабочих мест наемный труд всегда будет недооценен.

Ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Владимир Филатов определяет бедность как стесненность в денежных средствах для удовлетворения базовых, витальных потребностей.

«СП»: — То есть, речь в данном случае не идет о «статусном потреблении»?

— Разумеется. Для того, чтобы быть полноценным членом социума, у человека должна быть крыша над головой, возможность получить образование, лечиться, приобретать продукты питания и одежду. Несмотря на создание Агентства по ипотечному кредитованию, жилье у нас по-прежнему недоступно. Но самой главной проблемой остается недопустимо высокий уровень дифференциации по доходам. Т.н. «децильный коэффициент» (соотношение доходов 10% самых богатых к 10% самых бедных) в России находится на уровне 16−17. Это в два раза выше, чем в Европе. У нас также до сих пор не понятно что творится с уровнем заработной платы. В целом он в России занижен.

По законам той же Германии в ВВП включаются затраты на труд — заработная плата плюс социальные отчисления, которые делятся пополам (половину вносит работодатель, а половину сам гражданин). Всего затраты на труд составляют где-то 60%. У нас меньше.

«СП»: — Проще говоря, российским работникам недоплачивают?

— Ну, конечно. А ведь есть еще гастарбайтеры, которым капитально недоплачивают. Соответственно, никаких налогов и отчислений не поступает. Это же полностью серая схема. А должен существовать экономически обоснованный средний уровень заработной платы. Для этого вычисляется, сколько составляет 60% от ВВП (та часть, которая расходуется на оплату труда). Разделите эту цифру на число занятых. Вот вы и получите экономически обоснованный средний уровень заработной платы. Естественно, он будет выше нынешнего. Затем нам нужно решать, сколько тратить на образование, на здравоохранение. Хоть мы и говорим, что это финансируется налогами. На самом деле речь идет о части заработной платы, которую мы передаем в общественные фонды, чтобы потом «бесплатно» лечиться, учиться и так далее. Третий вопрос, каким должен быть уровень дифференциации. По европейским стандартам минимальная заработная плата должна составлять половину от средней. Работающий человек имеет право на достойный уровень жизни. А у нас тот, кто определяет прожиточный минимум в 500 рублей, пусть сам попробует прожить месяц на эту сумму.

«СП»: — Либеральные эксперты критиковать советскую систему оплаты труда за ее уравнительный характер…

— Разговоры про советскую «уравниловку» это не более чем пропагандистский миф. Кандидат наук в конце 1970х гг. получал среднюю з/п (около 200 рублей), а профессор получал три средних. Какая же это уравнительная система? Уровень дифференциации был примерно таким же, как в Европе. Другое дело, состоятельным номенклатурщикам казалось, что им по западным меркам недоплачивают. Но для того, чтобы больше зарабатывать, нужно было иметь другой объем ВВП. Сегодня нам не только нечего делить, но и то немногое, что есть, распределяется несправедливо. В общем, целый букет минусов, собранных воедино.

«СП»: — Достигла ли сырьевая модель экономики своего «потолка» в смысле обеспечения приемлемого качества жизни для большинства населения?

— Экономика, основанная на эксплуатации природной ренты, просто не в состоянии продуцировать необходимое количество современных высокооплачиваемых рабочих мест. Это ненормально, когда столько людей занято в сфере торговли как у нас сегодня. По сути это целая армия посредников, которые ничего не производят, а только накручивают торговую наценку за свои сомнительные услуги. Вместо этого нужно нацеливать экономику на производство продукта.

«СП»: — Трудно поверить, что наш правящий класс не осознает прописные истины

— Конечно, понимают. Другое дело, что создавать высокопродуктивную инновационную экономику сложнее, чем проедать сырьевую ренту. Ценовые пропорции таковы, что основные деньги зарабатываются на элементарных торговых накрутках. Это полукриминальная монополизация экономики. Посмотрите, сколько зарабатывают наши чиновники. Для примера, г-жа Меркель получает семь средних окладов по стране. Сравните это с доходами наших бюрократических бонз. Формула избавления от бедности универсальна - нужно больше работать и честнее делить. Кстати говоря, если честно делить не будут, то вряд ли люди начнут лучше работать. Здесь действует обратная связь: у людей должна быть заинтересованность в результатах труда. Цениться должны квалификация человека, его опыт и знания, а не умение ловчить.

«СП»: — И все-таки, в чем состоит первопричина наших экономических и социальных проблем?

— Я бы сказал, что она связана с генезисом российского капитализма. Это скажите спасибо господам-товарищам Гайдару, Чубайсу и прочим, которые нанесли ментальную травму нашему предпринимательскому классу в период «большого хапка». Нынешние олигархи собственность не зарабатывали, а получали в готовом виде.

В беседе с корреспондентом «СП» известный экономист и финансовый аналитик Степан Демура согласился с тем, что официальная статистика бедности в России — это лишь «видимая часть айсберга».

— Что такое 7000 рублей в месяц? Если вычесть из этой суммы деньги на оплату услуг ЖКХ, электричество, транспорт, то у вас остается около 3000 рублей. Значит, питаться можно только рисом и хлебом. Это если вы более-менее в порядке. Если же что-то происходит, например, вы заболеваете и вам нужны дорогие лекарства, то вы попали. На эти деньги можно только балансировать на грани жизни и смерти. В принципе, вам ничего не доступно.

«СП»: — Какому показателю уровня бедности в РФ вы склонны больше доверять?

— Я разделяю мнение ряда специалистов, которые утверждают, что 42−44% населения России живут за чертой бедности. Об этом можно судить по тому, что у более чем 80% населения даже нет сберегательных вкладов и вообще каких-либо сбережений. Это важно, потому что у человека должна удовлетворяться (хотя бы на элементарном уровне) такая потребность как уверенность в завтрашнем дне.

«СП»: — Получается, средний класс в России отсутствует как класс, извините за каламбур

— Однозначно. Конечно, есть разные критерии, кого следует причислять к среднему классу. Допустим, у людей есть квартира, машина, они могут позволить себе отдых за границей. В этом смысле наш средний класс находится в зачаточном состоянии. Более того, начинается его сокращение. Впрочем, аналогичная ситуация наблюдается во всем мире.

«СП»: — Проблема бедности в нашей стране связана с низким производственным потенциалом экономики?

— Нет, это проблема власти и, соответственно, проблема распределения общественного богатства. Трудно поспорить, что мы недостаточно производим добавленную стоимость. Но это опять же упирается в проблему власти. Чтобы победить бедность, нужно в первую очередь заняться импортозамещением, ренидустриализацией страны, нужно поднимать сельское хозяйство и много чего еще. Но это невозможно сделать при нынешней власти. Перед ней такие задачи не стоят.

«СП»: — Как можно охарактеризовать нынешний общественно-экономический уклад в России?

— Это сырьевая колония, находящаяся под внешним управлением. В такой ситуации мы просто обречены на бедность. Потому что любая колония выступает объектом эксплуатации, из которой выкачиваются все ресурсы. Проблема повышения качества жизни «туземного» населения для метрополии не является первоочередной. Оно нужно исключительно для поставки на мировой рынок сырьевой (в нашем случае углеводородной) монокультуры. В этой связи можно вспомнить приписываемые Маргарет Тэтчер слова о том, что для обслуживания «трубы» в России будет достаточно населения в 15 млн. человек. Как мы видим, этот проект последовательно реализуется.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Михаил Безносов

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Семен Багдасаров

Политический деятель

Павел Святенков

Политолог

Комментарии
Первая полоса
Цитата дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье