Экономика

Наказание правительством

Кабинет Медведева обрекает страну на длительное экономическое неблагополучие

  
15747

Негативные тенденции в экономике могут сохраниться до конца президентского срока Путина. Такой прогноз сделал в среду на Гайдаровском форуме министр экономического развития Алексей Улюкаев. Он сообщил, что до конца 2017 года темпы роста нашей экономики не превысят 2,5% в год. Однако другие экономисты указывают, что и 1−2% роста в сегодняшних реалиях — очень оптимистичный прогноз.

По их мнению, резкие ухудшения в отечественной экономике в 2012—2013 годах наступили после создания кабинета министров под руководством Медведева, а также вступления России в ВТО. И ссылки на мировые тенденции в этом контексте беспочвенны. Не зря Улюкаев признал, что спад в нашей стране в 2013 году шел против мировых тенденций: «С прошлого года мы вошли в противофазу с мировым развитием, и это отрицательная противофаза. Если мировая экономика показывает темпы роста экономики примерно на уровне 3,5%, то Россия, в лучшем случае, на уровне 2,5%».

Несмотря на утверждение выступавшей на форуме первого зампреда Банка России Ксении Юдаевой, что наблюдающаяся у нас стагфляция («резкое замедление экономического роста, сопровождающееся всплеском инфляции») идет в общем русле с другими странами БРИКС, другие комментаторы отмечают, что Россия и в этом клубе крупнейших развивающихся стран выделяется в худшую сторону. Рост ВВП России в январе — ноябре 2013 года оценивается в 1,3%. Инфляция за весь прошлый год составила 6,5%, превысив официальный целевой уровень Центробанка в 5−6% за год.

Улюкаев отметил, что учитывая практически бездефицитный бюджет и чрезвычайно низкую долговую нагрузку (11% ВВП), можно было бы пойти на резкое смягчение денежно-кредитной и бюджетной политики. Но сам при этом признал, что в сегодняшней ситуации фискальные и монетарные стимулы для экономического роста исчерпаны, и это демонстрирует, в том числе, политика центральных банков развитых стран. По его мнению, монетарные методы могут рассматриваться лишь как временные решения, поскольку их использование на деле привело бы к разбалансировке основных институциональных и структурных основ экономики.

Уменьшить зависимость от факторов нестабильности глобальной экономики может, по словам министра, лишь создание условий для внутренних инвестиций и ставка на умеренную норму возврата на капитал при низких рисках.

Почти эти же мысли приводятся в опубликованном также в эту среду докладе Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в котором отмечено, что в России необходимо существенное улучшение бизнес-климата, а также увеличение инвестиций в инфраструктуру, человеческие ресурсы и инновации. По мнению аналитиков ОЭСР, негативное влияние на нашу экономику оказывает привилегированная позиция госкомпаний в банковском, транспортном и энергетическом секторах. Их тотальное доминирование усложняет возможность входа на рынок, душит конкуренцию, снижает эффективность.

За комментариями корреспондент «СП» обратился к работающей на Гайдаровском форуме исполнительному директору Института «Центр развития» ГУ-ВШЭ Наталье Акиндиновой.

— Замедление нашей экономики нисколько не коррелирует с восстановительными процессами в развитых странах. Причин стагнации несколько. Во-первых, это прекращение в денежном выражении роста экспорта из-за остановившихся цен на энергоносители. Во-вторых, вследствие проводимой правительством политики в стране нарастают ограничения деловой активности. Я могу оправдать в сегодняшних условиях жесткую монетарную политику, которая в условиях растущей инфляции играет на удержание макроэкономической стабильности. Однако вместе с жесткими мерами в бюджетной и денежной сферах власти резко наращивают административное давление. Это и меры по борьбе с теневым сектором, и чистка банковской системы, финансовых структур, и отмена льгот для предпринимателей. По отдельности эти шаги, вроде, правильные. Но все вместе их применять нельзя, тем более, что в сегодняшних макроэкономических реалиях административный пресс губит деловую активность. Для того, чтобы вкладывать деньги в производство, предприниматель должен иметь надежду, что его вложения будут относительно безопасны и дадут прибыль. Однако наше сегодняшнее правительство не в состоянии дать бизнесу эту надежду.

Эти ощущения подтверждаются статистикой. Большую часть прошлого года инвестиции в производство были со знаком «минус», то есть деньги вынимались из бизнеса. Улюкаев, правда, на форуме отметил, что в целом по итогам 2013 года прирост инвестиций в основной капитал составил 0,2%. Я абсолютно согласна с ним, что при проводимой сегодня экономической политике, Россия обречена на стагнацию — рост ВВП на 1%, максимум 2% - это самый оптимистичный сценарий при такой политике правительства.

Буквально в этот вторник «Российская газета» опубликовала интервью с главой Следственного Комитета господином Бастрыкиным. Он рассуждает, как правильно и как неправильно проводить приватизацию госпакетов предприятий, предлагает ужесточить уголовную ответственность бизнесменов. Предприниматели понимают подобные сигналы так, что сегодня в стране главный экономист — именно Бастрыкин, именно он диктует условия ведения хозяйственной деятельности. А вовсе не экономический блок правительства.

«СП»: — Госпожа Юдаева говорила об опасности стагфляции. Чем она чревата?

— Главная проблема стагфляции состоит в том, что становятся в принципе неприменимы инструменты монетарной политики для стимулирования экономики. Потому что любая попытка их использования будет неизбежно приводить к всплеску инфляции, а у нас с этим и так сегодня проблемы. По макроэкономическим процессам мы отличаемся в худшую сторону от всех других стран БРИКС. У нас намного быстрее снижается экономический рост, и гораздо выше темпы инфляции. Хуже и контроль над этими процессами.

— Общемировой спад привел к тому, что капиталы уходят из развивающихся экономик и уходят в западноевропейские экономики. Такова причина снижения роста в странах БРИКС. Однако эти процессы не должны были вызвать такие негативные последствия в России. Наша главная проблема состоит в том, что власть выстроила систему, при которой мы открыты всем негативным процессам извне. В нашем случае справедливо говорить о том, что судно идет ко дну не потому, что на море шторм, а потому, что не задраены люки. Так управляют нашим судном, — говорит директор Института проблем глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий.

— Открытость ко всем внешним негативным фактором заложена в нашу экономическую систему. Поэтому можно уверенно прогнозировать, что спад в нашей экономике будет продолжаться еще много лет. Мировой кризис продолжается, глобальная экономика от него не вылечилась, хотя разные страны по-разному эту болезнь переносят. И кризис не закончится, пока несколько ключевых развитых стран не примут согласованное решение о проведении радикально другой макроэкономической политики. Насколько видно, пока они такое решение принять не готовы, и вряд ли примут в обозримые годы.

Но наше правительство виновато в том, что мы так зависимы от их решений. Мы не умеем бороться с мировыми трендами. Эту зависимость легко проследить по макроэкономической статистике России. Сравните данные за 2011-й и первую половину 2012 года с данными за вторую половину 2012-го и весь 2013 годы. И вы увидите, что резкие ухудшения, имеющие длинный шлейф, наступили после двух ключевых событий: формирования кабинета Дмитрия Медведева, принявшего множество пагубных решений в экономике, и вступления России в ВТО, произошедшего также под эгидой этого кабинета.

Фото: Дмитрий Астахов/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня