Экономика / Проблемы ВПК

ВПК: приказано уничтожить

Смерть украинской промышленности на годы ослабит российскую оборонку

  
13683
ВПК: приказано уничтожить

Вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что у России уже готов план полного замещения военной продукции из Украины собственными изделиями. Эти слова явились ответом на демарш Киева — в минувший понедельник первый вице-премьер Украины Виталий Ярема сообщил, что президент Петр Порошенко на заседании Совета национальной безопасности и обороны запретил любое сотрудничество с Россией в военно-промышленном комплексе.

Еще в марте власти Украины ввели эмбарго на поставки всей военной продукции заказчикам из России. Запрет коснулся даже той продукции, которая была уже оплачена. Помощник президента Украины Каха Бендукидзе заявлял о необходимости прекратить поставки в Россию ракет и авиадвигателей.

В апреле этого года президент Владимир Путин прокомментировал этот запрет словами о том, что срыв поставок с украинских заводов поможет российскому оборонно-промышленному комплексу развернуть собственное производство. Тогда российский президент отметил, что «нет сомнений в том, что мы это сделаем, вопрос только в сроках и стоимости. Сразу же скажу, что, конечно, если это произойдет, то это заставит нас откорректировать и гособоронзаказ. Но уверен, что все это — вещи тактического характера. И, скорее всего, в конечном итоге это пойдет на пользу российской промышленности и экономике. Будем вкладывать средства в развитие собственного производства».

Ранее СМИ сообщали, что план по производственному замещению украинской продукции будет готов к концу этого года. Однако, по словам Рогозина, последний запрет Киева дан слишком поздно: еще 10 июня Минпромторг внес план полного импортозамещения военной продукции Украины. Этот план является результатом скрупулезной работы специалистов: где, что, за какое время и какие деньги произвести и кто конкретно будет за это отвечать. Этот план будет реализован Минпромторгом примерно за два с половиной года, то есть до начала 2017 года.

Впрочем, некоторые эксперты полагают, что полный и окончательный переход на отечественное вооружение с украинской продукции займет пять лет, и то при условии тяжелой целенаправленной работы и хорошем финансировании. До тех пор будут весьма заметны отсутствие запчастей, двигателей, космических ракет и другого оборудования в военной авиации и судостроении. Возможности заменить украинские поставки закупками в других странах, в том числе покупая у них ту же украинскую продукцию, на самом деле весьма ограничены.

— Думаю, это американцы отдали Порошенко приказ прекратить сотрудничество с Россией в военно-промышленной сфере. К сожалению, мы поздно подумали об этой проблеме, несомненно, для России это будет существенный ущерб, и гособоронзаказ нам придется серьезно менять, — отмечает директор Центра геополитических исследований Леонид Ивашов.

— Конечно, это будет гораздо худший удар для самой Украины, который будет означать массовую остановку предприятий, безработицу и нищету. В первую очередь, это будет касаться Юго-Востока, на котором, собственно, и сосредоточена почти вся промышленность Украины. А военная — даже больше на Востоке. Но правда и то, что фактически Восток превратился в зону масштабного военного конфликта и какое-либо стабильное высокотехнологичное массовое производство в таких условиях итак невозможно.

Совершенно очевидно, что эти соображения, страдание собственного народа, уничтожение промышленности — все это не имеет никакого значения для полувоенной хунты в Киеве, которая выполняет одну главную, спущенную из госдепа, задачу — довести дело до прямого военного конфликта с Россией.

Под запрет подпадает сосредоточенное в Днепропетровске производство космической техники, моторостроение в Запорожье, армейская авиация, особенно военные вертолеты. В меньшей степени для нас заметен срыв контрактов в военном судостроении в Николаеве и Мариуполе, которое нам в основном интересно поставкой запчастей. Очень чувствителен запрет в сфере электроники, приборов навигации, закупавшихся нашим Министерством обороны.

О возможностях совершить некоторую закупку на Украине через третьи страны можно думать, но не понятно, как это получится, да и все равно сами производства будут закрываться и уничтожаться. Можно говорить лишь о том, чтобы попытаться вывезти часть того, что уже произведено.

«СП»: — Что можно сделать, чтобы исправить положение?

— Государство должно проводить четкую политику. Мы должны признать и понять, что в среднесрочной перспективе Украина будет едва ли не самым враждебным и русофобским государством мира, поэтому на налаживание контактов с Киевом нечего и рассчитывать. Мы должны полностью перейти к самообеспечению в сфере ВПК. Для этого стоит с западного направления переориентироваться на Восток и Юго-Восток, создавая в рамках Евразийского экономического сообщества оборонную промышленность, размещая там производство компонентов.

При этом я думаю, что заявления наших политиков о быстром импортозамещении слишком оптимистичны. Требуется восстановление научных школ, создание новых конструкторских бюро, экспериментальных производств, испытательных баз. Ставку надо делать на разработку и внедрение новых образцов техники, а не открытие у нас производств производившейся на Украине техники. На все это нужны годы.

Нам нужно ориентировать Министерство образования на подготовку не менеджеров, юристов и политологов, а большего числа инженеров, конструкторов, математиков и физиков. Ускорить работы по импортозамещению можно, переманивая с Восточной Украины кадры, даже целые коллективы с закрывающихся предприятий на новые оборонные производства, которые следует открывать в России. Вот на все это и надо тратить заметную часть тех 23 триллионов рублей, отпущенных в рамках плана перевооружения армии. Не на закупку готовой техники, пусть и в ближнем зарубежье, а на подготовку своих кадров, создание новых технических разработок и новых производств.

— В военно-космической сфере для России наиболее чувствительна потеря запускавшейся с Байконура ракеты «Зенит», а также ракеты «Днепр» наземного и морского старта, которые полностью изготовлялись на Украине, в основном в контролируемом Коломойским Днепропетровске. Теперь очевидно, что эти производства будут полностью свернуты. Поэтому эти очень хорошие и нужные нам ракеты мы фактически потеряли, — подводит итоги научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев.

— Кроме того, есть серьезные вопросы с дальнейшими закупками комплектующих для космической техники российского производства, значительная доля которых также производилась на Украине. Конечно, за последние двадцать лет эти связи с Россией естественным путем подсократились, однако до сих пор вся автоматика, вся электронная начинка и приборы, не закупавшиеся нами непосредственно на Западе, производилась на Украине. Теперь мы теряем все это. Теряем свои ракеты-носители для военных запусков.

Нельзя оценить объемы этих потерь, поскольку данные об этих закупках всегда имели закрытый характер. Но это очень тяжелый обоюдный удар. Работа по импортозамещению будет очень тяжелой, и она потребует куда больше планируемых двух с половиной лет.

В 1996 году в России была принята программа гарантированного доступа в космос. Она подразумевала полную промышленную и технологическую независимость нашей страны от других стран СНГ в обеспечении космических запусков и создании космической техники, как в военной, так и в гражданской сфере. До сих пор эта программа не выполнена, и надо к ней возвращаться и доделывать.

Проблемы создает огромный разрыв в качестве космической электроники зарубежного и российского производства. Лет пятнадцать назад было разрешено, чтобы ликвидировать проблемы с запусками, закупать электронное оборудование и комплектующие за рубежом. Как итог, сегодня около 80% автоматики и электроники на российских космических кораблях произведены на иностранных предприятиях. Такая степень зависимости всегда чревата проблемами, потому что, даже в отсутствие геополитических игр, чисто по экономическим причинам производство перестает быть надежным и стабильным, если в нем так высока доля деталей зарубежного производства.

И даже такая простая задача, как поменять один транзистор иностранного производства на другой, такой же по основным техническим характеристикам, требует доводки и дополнительных испытаний, иначе такая замена чревата авариями и другими неприятностями. То есть процесс импортозамещения даже на этапе внедрения будет тяжел и долог. А ведь надо еще развернуть производства.

По этой причине сегодня в среде российских специалистов в этой сфере наблюдается большой пессимизм из-за решения Порошенко, поскольку в рамках отведенного финансирования сделать нам ничего не удастся. Какие-либо обходные маневры, вроде закупки космической электроники на Украине через третьи страны, например, Китай или Беларусь практически бессмысленны. Какие-то похожие вещи мы практиковали во времена СССР в годы холодной войны. Но это всегда отслеживается специалистами, всем понятно, кто и что делает, и для чего. Можно сложными путями какое-то время решать вопрос закупок, но, как правило, это обходится безумно дорого. Настолько дорого, что этим просто бессмысленно заниматься.

«СП»: — Сколько нужно времени, чтобы перейти на полную промышленную независимость в военно-космической сфере?

— Если будет открыто дополнительное мощное финансирование, то на все работы потребуется около пяти лет. А если будем действовать быстрее, неизбежно столкнемся с ощутимым снижением надежности комплектующих и техники…

Фото ИТАР-ТАСС/ Марина Лысцева.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Владимир Жарихин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня