Экономика

Колебания валютного курса

ЦБ опускает рубль, чтобы компенсировать потери бизнеса от вступления в ВТО

  
3185
Колебания валютного курса

Банк России продолжает отпускать рубль в свободное плавание. В среду, 18 июня ЦБ снизил размер своих интервенций на валютном рынке для поддержания курса рубля с 1,5 млрд до 1 млрд долларов. Кроме того, Банк России также снизил объем валютных интервенций, направленных на сглаживание колебаний обменного курса рубля, на 100 млн долларов. В результате границы валютного коридора, в котором Центробанк удерживает рубль, расширились с 3 до 5 рублей. Все это, естественно, привело к тому, что рубль начал плавать.

Хотя его курс и без того не был стабильным — в начале недели он опускался из-за отсутствия прогресса в договоренностях между Россией и Украиной по газу. Курс доллара на торгах достигал 36,6 рубля, а курс евро — почти 48 рублей. А в четверг, 19 июня, доллар снижался до 34,2 рубля, а евро — до 46,6 рубля в связи с тем, что предприятия начали закупать рубли для месячных выплат по НДС. Но после того, как они затоварятся рублями, курс валюты по отношению к рублю, скорее всего, опять пойдет вверх.

В перспективе, решение ЦБ уменьшить поддержку отечественной валюты окажет негативный эффект на рубль. И это — не считая фактора геополитического давления, который по-прежнему основной, констатирует аналитик Росбанка Дмитрий Стадник. С этим согласен и помощник президента России Андрей Белоусов, который на Петербургском международном экономическом форуме заявил, что экономика России не готова к плавающему курсу рубля. По мнению Белоусова, чрезмерные колебания курса рубля заставят предприятия и население активно переводить деньги в валюту, лишая банки ресурсов для кредитования в рублях, что приведет к удорожанию кредитов. А высокие процентные ставки он считает одной из основных причин замедления темпов роста российской экономики.

Белоусов выступает против форсированных попыток Центробанка перейти к плавающему обменному курсу. По его мнению, этому должны предшествовать диверсификация экспорта и создание инструментов для хеджирования — страховки от валютных рисков. «Если наш экспорт на 90% зависит от очень узкой группы сырьевых товаров, энергоносителей и некоторых металлов, которые имеют высокую волатильность на рынке, то привязывать курс к мировым ценам на эту группу металлов, по крайней мере, высокорискованно», — пояснил Белоусов. Он надеется, что Центробанк одумается и перенесет сроки перехода к плавающему курсу рубля.

Однако надеется он видимо зря — Центробанк будет продолжать «повышать гибкость рубля», так как сохраняет намерение перейти к его плавающему курсу, заявила глава ЦБ Эльвира Набиуллина. А увеличение валютных интервенций на 100 млн долларов в мае было временным явлением, пояснила она.

Правда, с Набиуллиной согласны и некоторые эксперты. Плавающий рубль — это гибкий инструмент автоматической регуляции экономики, и именно трудные времена должны стимулировать переход к свободному плаванию, считает аналитик FxPro Александр Купцикевич. По его мнению, на курс оказывает влияние макроэкономика, с которой ни один центробанк не справится, а потратить все резервы на поддержание курса рубля можно легко. И приводит пример Аргентины: центробанк страны опустошил все свои резервы в прошлом году, защищая национальную валюту, но в январе все равно пришлось отпустить ее курс. Российский же Центробанк правильно делает, что не растрачивает золотовалютные резервы страны почем зря.

И все бы хорошо, вот только населению от такого плавающего рубля придется плохо, потому что «плывет» он все больше вниз. По прогнозу того же Купцикевича, к концу года доллар поднимется до 36,6 рубля, а евро — до 48,5 рубля. Такое повышение обязательно разгонит новую волну инфляции и, соответственно, значительно повысит цену товаров и услуг, а зарплаты у россиян останутся прежними. Это значит, что реальные доходы населения продолжат снижаться, и люди станут беднее. Вот такая арифметика получается.

О том, насколько правильную денежную политику проводит Центробанк, «СП» спросила у профессора кафедры международных финансов, доктора экономических наук Валентина Катасонова. Отпускать рубль в свободное плавание, или держать его в ежовых рукавицах?

— Здесь стоит проблема выбора между плохим и совсем плохим. Это как в том анекдоте, когда пациент приходит к врачу и говорит: «Доктор, у меня на теле прыщики, мне их чем, зеленкой мазать или йодом?» А на самом-то деле у бедного больного внутри уже метастазы пошли. Вот так же и финансовые власти сейчас обсуждают вопрос, чем им мазать рублевые прыщики.

«СП»: — А с какими экономическими метастазами они связаны?

— Метастазы связаны не с экономикой, а с Центральным банком. Понижение курса рубля — это попытка компенсировать потери, которые понесли после вступления в ВТО российские производители, которые работают на внутренний рынок, и экспортеры. Есть в мировой экономической практике такой метод — снижать курс национальной валюты для того, чтобы удержать экономику на плаву. Но, как говорится, что для русского хорошо, то для немца смерть, и наоборот.

«СП»: — То есть, для российской экономики этот метод не подходит?

— Именно так, потому что снижение курса рубля бьет в первую очередь по крупным отечественным производителям, которые набрали иностранных кредитов на сумму свыше 700 млрд долларов, и должны расплачиваться по ним в иностранной валюте, покупая ее намного дороже, чем прежде. Закончится все это так же, как в 1998 году, когда рубль резко пошел вниз. Я тогда работал в области кредитования и видел, как те компании, которые набрали иностранные кредиты, сразу всплывали вверх брюхом, поскольку не могли платить по своим обязательствам. Так что это не решение проблемы.

«СП»: — Что же нужно делать в этой ситуации?

— В первую очередь нужно решить проблему с ВТО. Вот сейчас все говорят о введении экономических санкций против России со стороны Вашингтона. Но на самом деле подобные санкции уже давно существуют в отношении развивающихся стран, а мы все продолжаем верить в свободную торговлю в рамках ВТО. Нам сейчас нужно срочно разработать и выставить защиту для нашей торговли и экономики в целом от влияния Запада. А от использования валютных инструментов надо отказаться и запретить предприятиям брать кредиты на западных валютных рынках. И тогда обменный курс рубля к доллару или евро нас вообще не будет интересовать, как это было в советской экономике.

«СП»: — И все-таки, может быт, ь Центробанку стоит повременить с переходом к плавающему курсу рубля и на время остановиться, как советует помощник президента?

— Конечно, стоит. Ведь в той напряженной международной экономической и политической обстановке, связанной с событиями на Украине, нужно не расширять, как это делает Центральный банк, а наоборот — сокращать валютный коридор, в рамках которого может плавать рубль. А еще лучше вообще перейти к фиксированному валютному курсу рубля, как это сделал Китай в начале десятилетия для решения своих внутренних экономических проблем. Вот тогда это будет реальное лечение экономики, а не зеленка или йод.

«СП»: — На днях Совет Федерации объявил о том, что готовит законопроект, предписывающий Банку России отказаться от привязки рубля к доллару. Как вы считаете, это было бы правильно?

— Это совершенно правильная постановка вопроса, причем, для этого даже не нужно ничего менять в законодательстве о Центральном банке. Ему нужно просто структурно изменить денежную базу в экономике — начать кредитовать предприятия через частные банки, например, под инфраструктурные проекты. То есть, печатать рубли не на покупку долларов и евро в золотовалютные резервы и резервные фонды, а под обеспечение инфраструктурных проектов. И тогда рубль отвяжется от доллара и станет самостоятельной национальной валютой. Но это вечная тема, которая продолжается еще с 1998 года, а Центральный банк тем временем продолжает работать по системе сurrency вoard — когда национальная валюта обеспечена количеством долларов и евро.

«СП»: — Значит, надо просто запустить в работу ставку рефинансирования, которая у Центробанка существует формально?

— Да, ставка рефинансирования существует сама по себе, а система рефинансирования коммерческих банков под активы не работает. Поэтому ставки коммерческих кредитов для предприятий на банковском рынке запредельно высокие — в разы выше ставки рефинансирования Центрального банка. А проценты по кредитам высокие потому, что у нас дефицит денег в экономике. Что само по себе парадоксально, потому что к нам приходят большие деньги финансовых спекулянтов с Запада, которые зарабатывают здесь огромные прибыли.

«СП»: — И что, их деньги тоже работают в нашей экономике?

— Нет, не работают — это горячие деньги, которые приходят на очень короткий срок для валютных спекуляций, и тут же уходят обратно, прихватив с собой часть наших денег из экономики. Сегодня Россия — это просто заповедник для финансовых мародеров со всего мира, где они могут зарабатывать бешеные деньги, и все это по причине финансового законодательства. То что власти называют иностранными инвестициями, на самом деле — короткие деньги, которые играют на фондовом и валютном рынке, и в реальную экономику не вкладываются. А если вкладываются, то только для покупки российских предприятий иностранцами. И чтобы исправить эту ненормальную ситуацию, нам нужно срочно ввести ограничения на движения капиталов через границу, которые были отменены в 2008 году. Но об этом и речи пока никто не ведет.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Сергей Бобылев.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня