Экономика

Союз по-киевски

Почему Белоруссия и Казахстан не поддержали предложение России повысить пошлины на украинские товары

  
32538
Союз по-киевски

В минувшую пятницу, 27 июня, украинский президент Петр Порошенко подписал экономическую часть соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Ключевой блок документа — создание зоны свободной торговли Украины и ЕС, которое предполагает обнуление импортных пошлин.

Россия еще при правлении Януковича обещала при таком сценарии поднять таможенные барьеры: Кремль опасается, что в Таможенный союз под видом украинских хлынут дешевые европейские товары.

Теперь, по идее, самое время таможенные пошлины для Украины поднимать. Но, как оказалось, сделать это не так-то просто.

Чтобы ввести ограничения на украинский импорт, Россия должна заручиться поддержкой Белоруссии и Казахстана — партнеров по Таможенному союзу. Но ни Минск, ни Астана идею экономического бойкота Киева не поддержали. 23 июня, в Сочи, на заседании совета Евразийской экономической комиссии Россия предложила Белоруссии и Казахстану принять общую резолюцию о новом режиме для украинских товаров, но предложение было отвергнуто. Об этом сообщают «Ведомости».

После такого отказа РФ может действовать в одностороннем порядке. Теоретически, Москва может воспользоваться приложением № 6 к договору о зоне свободной торговли СНГ. Оно позволяет отменить преференции, если импорт из страны — члена зоны свободной торговли возрастает так сильно, что наносит ущерб экономике РФ, или если есть такая угроза. Вместо нулевой пошлины в этом случае Россия будет применять единый таможенный тариф по правилам ВТО. Ввозные пошлины для украинских товаров при таком раскладе могут вырасти с 0 до 7,1%.

Схема контроля может выглядеть следующим образом: в случае роста объемов поступающих отдельных групп товаров российская таможня будет запрашивать информацию о причинах увеличения поставок у таможенных служб Белоруссии и Казахстана и в случае необходимости (если товары идут из Украины) блокировать отдельные товарные позиции. Однако без согласия Белоруссии Россия едва ли сможет применить 6-е приложение, а белорусский президент Александр Лукашенко уже заявил, что не видит никаких проблем сотрудничества Украины и ЕС.

Наконец, Россия может — в крайнем случае — оборвать торговые связи с Украиной без оглядки на партнеров по ТС, но это чревато развалом как Таможенного, так и Евразийского союзов.

Как в реальности будет выстраиваться новая экономическая политика РФ по отношении к Украине?

— Если посмотреть непредвзято на этот клубок проблем, мы обнаружим, что на сложившуюся ситуацию накладываются прежние политико-дипломатические константы, — уверен руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Между тем, ситуация стремительно развивается и требует новых подходов, в том числе от России.

Главный вопрос, который сегодня требует ответа и в котором до сих пор нет окончательной ясности: насколько в действительности велика угроза перетекания через Украину дешевого импорта из ЕС, если мы не поставим таможенных барьеров?

Ответ на него совершенно не очевиден. Есть общее ощущение в отдельных министерствах и ведомствах, что создание зоны свободной торговли Украины с ЕС, действительно, будет угрожать ряду отраслей российской экономики. Но в экспертном сообществе такого рода оценки вызывают немалый скепсис. Значительная часть экспертов полагает, что ощущение угрозы сильно преувеличено.

Как бы там ни было, внятных толкований развивающихся процессов — с расчетами, с четкой математикой — нигде нет. Именно поэтому мы и не получили согласия наших партнеров по Таможенному союзу ввести ограничения на украинский импорт.

«СП»: — А самостоятельно, в одностороннем порядке мы можем ввести эти ограничения?

— Не можем — у стран-членов ТС единая таможенная территория, и единая таможенно-тарифная политика в отношении третьих стран. И здесь нужно соизмерять наши действия с интересами, которые в торговле с Украиной сохраняют Белоруссия и Казахстан.

«СП»: — Отказ Минска и Астаны критичен для нас?

— Нет, конечно. Новые обстоятельства надо принимать во внимание и искать взаимоприемлемые решения, которые устраивали бы всех. В конце концов, если российская таможня зафиксирует факты недопустимого демпинга, у РФ для защиты своих предприятий есть соответствующие процедуры как в рамках ТС, так и ВТО.

Думаю, в данном случае возможный арсенал мер противодействия далеко не исчерпан, он существует и вполне легитимен. Вопрос только в том, насколько мы сумеем воспользоваться этим арсеналом.

Конечно, прежде должны пройти — и дать результат — консультации между РФ, Евросоюзом и Украиной по поводу соглашения об ассоциации. На них следует взвесить риски всех сторон и найти взаимоприемлемое решение.

«СП»: — Такое решение, вы считаете, возможно?

— Конечно. Но ключ к успеху консультаций, конечно, лежит в нормализации ситуации на Юго-Востоке, и деэскалации внутриполитического конфликта между Киевом, Донбассом и Луганском. Пока в вопросе с Юго-Востоком не обнаружится свет в конце туннеля — или тупик — переговорные процессы по выравниванию экономических интересов обречены на вялотекущее состояние.

«СП»: — Сколько может потерять Украина, если Россия все же поднимет пошлины на товары из «незалежной»?

— Расчеты приведены в докладе, выполненном по заказу Комитета гражданских инициатив, в том числе экспертами нашего института. Из них следует, что гипотетически Украина от резкого сокращения торгово-экономических связей с РФ может терять до 33 млрд. долларов в год. Это серьезные потери.

Есть и другие расчеты, которые показывают, что от разрыва экономических отношений с Россией Украина может лишиться до пятой части своего ВВП.

Правда, эти расчеты исходят из наихудшего сценария — практически обнуления отношений. Думаю, до этого не дойдет, поскольку надо понимать: негативный эффект в данном случае носит двусторонний характер, и определенные потери понесет и российская экономика. Скажем, в сфере ВПК сотрудничают более 240 предприятий как с украинской, так и с российской стороны. Чтобы заместить товарные потоки из Украины, связанные с оборонкой, нам потребуется, по подсчетам вице-премьера Дмитрия Рогозина, не менее трех-четырех лет. Это, естественно, скажется и на темпах перевооружения Вооруженных сил РФ, и на объемах экспорта оружия из России.

Общих потерь со стороны РФ никто пока не считал, но, на мой взгляд, итоговый баланс не так уж важен: очевидно, что проиграют обе стороны.

«СП»: — Что в такой ситуации делать?

— Отыскивать новый формат переговорных процессов, с учетом новых обстоятельств — ассоциации Украины с ЕС, российских интересов, интересов стран-партнеров по Таможенному союзу. По сути, в случае с ассоциацией мы имеем дело с новой геополитической реальностью.

По большому счету, потребуется перезагрузка торгово-экономических отношений России с Украиной и Таможенного союза с Украиной, и хотелось бы надеяться, что она не приведет к непоправимому ущербу.

Думаю, можно рассчитывать, что позиция ЕС по Украине, с приходом нового руководства, станет более конструктивной. Напомню: на место теперь уже бывшего главы Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу пришел новый человек — экс-премьер Люксембурга Жан-Клод Юнкер. Он пользуется огромным международным авторитетом и известен как очень серьезный переговорщик. Приход Юнкера, на мой взгляд, открывает для РФ новые перспективы.

Но, повторюсь, основная предпосылка выработки нового взгляда на будущее сотрудничество ЕС-Россия-Украина — это нормализация обстановки в самой Украине: продолжение временного перемирия и начало переговоров о будущем Юго-Востока. Понятно, это связано и со скоростью продвижения конституционной реформы на Украине, и с досрочными выборами в Верховную Раду. На мой взгляд, внутриукраинские процессы встанут на твердую почву не раньше второй половины осени. До этого времени о конструктивном выстраивании экономических отношений с «незалежной» говорить не приходится.

— Россия вполне имеет право в одностороннем порядке поднять пошлины на украинские товары, — считает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин. — Другое дело, что Белоруссия и Казахстан находятся в Таможенном союзе с Россией, и может возникнуть угроза перетока украинских товаров в РФ через территории стран-партнеров по ТС. Но и тогда Россия может предпринять эффективные меры. В крайнем случае — закрыть Таможенный союз. Готов на такой шаг Лукашенко? Думаю, едва ли. У Белоруссии значительный экспорт и на Украину, и в Россию. Но если Москва жестко поставит вопрос — мы или «незалежная»? — Минску будет некуда деваться. Россия так вопрос не поставила, но может поставить.

Но пока, я считаю, не следует горячиться. Еще не факт, что жесткие действия со стороны России вообще потребуются, поскольку изменилась позиция ЕС. Например, канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила после подписания соглашения об ассоциации, что необходимо скорректировать условия создания зоны свободной торговли с ЕС, чтобы учесть интересы России. Я не исключаю, что в итоге зона свободной торговли Украины с ЕС будет модифицирована таким образом, чтобы не мешать зоне свободной торговли Украины со странами СНГ, в том числе, с Россией…

Фото ИТАР-ТАСС/ EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня