Экономика

Сырьевая модернизация

Россию поднимут промышленные кластеры, нефтехимия и композитные материалы

  
8770
Сырьевая модернизация

За первую половину 2014 года федеральный бюджет РФ исполнен с профицитом в 1,9% ВВП, сообщил Минфин. Благополучие государственным финансам на фоне замедления экономического роста обеспечили стабильно высокие цены на нефть, рост экспорта углеводородов и ослабление рубля.

Хорошо это или плохо — вопрос открытый. С одной стороны, Кремлю не нужно радикально урезать социалку, идти на непопулярный шаг — пересмотр майских указов президента Владимира Путина. С другой, благополучие консервирует нынешний статус-кво в экономике и удерживает правительство от структурных реформ.

Вместо модернизации экономики, правительство пытается выжать все возможное из действующей модели. Например, рассматривает вопрос о повышения ставки НДФЛ на пару процентных пунктов и отмены льготных ставок НДС для ряда товаров, чтобы наполнить региональные бюджеты. Об этом заявил глава Министерства финансов Антон Силуанов. Но уже сейчас ясно: простое повышение налогов не решит глобальных проблем.

Какой должна быть новая российская экономика, что необходимо для ее построения, рассказал «Свободной прессе» руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

— Мы говорим: старая модель экономического роста себя исчерпала, она закончилась, — говорит Масленников. — Но один из ключевых элементов старой модели работает и сегодня — это налоговая система, заточенная исключительно на фискальные функции. Ее задача — собрать побольше налогов. А вот стимулировать развитие экономики, развитие бизнеса, территорий, людей, — чтобы они вкладывали свои деньги в образование, будущую пенсию, здоровье, — об этом у нас забывают.

И потому, когда мы говорим, что надо переходить на новую экономическую модель — через структурные реформы, «сползание» с углеводородной иглы, — то должны понимать: надо выходить на новую налоговую систему, в которой доминирующую роль играли бы стимулирующие функции.

«СП»: — Почему бы для начала не ввести прогрессивную шкалу подоходного налога?

— Налоги — сложная система. Если вы вынимаете из нее блок и пытаетесь его переформатировать, то назад этот блок уже не вставить. В этом случае приходится, грубо говоря, идти в ближайший финансовый супермаркет, и приобретать новую налоговую систему.

В нашем случае, если вы выдираете из системы налог на доходы с физических лиц (НДФЛ), и делаете прогрессивную шкалу, вы должны одновременно поменять и систему страховых взносов — то, что раньше называлось единым социальным налогом (ЕСН): изменить и ставки, и администрирование. Просто потому, что подоходный налог и социальные взносы — вещи парные.

Я хорошо помню, как вводился 13-процентный налог. Это было политическое решение. Выбор стоял такой: либо плоская шкала по ЕСН и прогрессивная по НДФЛ, либо наоборот. Решили — будет наоборот, но при этом «забыли» про прогрессивную шкалу ЕСН. Какую-то прогрессию правительство поддерживает в режиме ручного управления, но она не работает так, как положено.

Должен отметить: в рамках налоговой системы можно принимать любое решение. Но нужно помнить, что оно неизбежно повлечет за собой второй шаг, третий, 224-й — и все их придется пройти. Поэтому, пока не будет ясного понимания, зачем в корне менять налоговую систему — я не сторонник введения прогрессивной шкалы НДФЛ.

Прогрессивный налог плохо администрируется, кроме того, он усиливает эффект бегства капитала — а отток, даже при нынешней системе, составит в 2014-м году не менее 100 млрд долларов.

Все это — крайне неприятные вещи. Потому если уж действительно говорить о трансформации НДФЛ, я бы считал допустимым его подъем с 13% до 15%, но не раньше, чем с 2019 года.

«СП»: — Какие отрасли нужны России для развития современной экономики?

— Развитие экономики — это, прежде всего, повышение добавленной стоимости. Вот мы говорим: над Россией тяготеет ресурсное проклятье, сырьевая экономика — это плохо. Это, действительно, не здорово с той точки зрения, что ситуация на мировом нефтяном и газовом рынках быстро меняется. Спрос на ресурсы, которые мы рассчитываем предлагать, имеет тенденцию к затуханию. Но кто сказал, что мы не можем использовать наше богатство с умом?

Добыча и последующий экспорт сырья дают, условно говоря, единицу добавленной стоимости. А седьмой (по числу уровней технологической обработки) передел жидкого углеводородного сырья — 120−130 единиц добавленной стоимости. Чувствуете разницу? Так вот, современная экономика — та, которая дает 120−130 единиц добавленной стоимости. Такую экономику и нужно строить в России.

«СП»: — Что нам для этого нужно?

— Прежде всего, научиться эффективно добывать углеводороды. У нас большое количество месторождений, которые мы вынуждены бросать, хотя выработали их всего на 50−60%. Мы вынуждены уходить на новые месторождения, поскольку не умеем извлечь остатки — для этого нужны новые технологии добычи.

Далее, в России следует наладить первичную нефте- и газопереработку, и развернуть предприятия нефте- газохимии. Все это нужно делать в промышленных кластерах, которые будут производить так называемые полупродукты для химической промышленности.

А дальше нам нужен химический комплекс, который в России, по сути, надо возрождать заново. Мы продаем на глобальном рынке 13−14% нефти, и почти 25% - газа. А наша доля на мировом рынке химической продукции — чуть более 1%. Вот разрыв, который необходимо ликвидировать!

Ведь что такое химический комплекс? Это современная фармацевтика, но главное — современные материалы. Так называемый шестой технологический уклад, который надвигается на весь мир (и, видимо, надвинется уже на рубеже следующего десятилетия) — это, прежде всего, революция в материаловедении. А получить новые материалы без химического комплекса, который напрямую зависит от добычи нефти и газа — невозможно.

Вот вам и цепочка, вот и путь развития российской экономики.

«СП»: — Насколько это путь реален?

— Все в наших руках, все можно сделать. Другое дело, для этого требуются огромные инвестиции. Необходимо решить задачу инвестиционного климата, освоить новые принципы производства — кластеры, — а также принципы взаимодействия бизнеса и государства в рамках частно-государственного партнерства. Плюс к тому, решить огромное количество задач в области правового регулирования.

Мне кажется, сейчас у руководства страны начинает складываться понимание, что без такого ресурсного маневра, опирающегося на наши природные кладовые, мы никуда не можем всерьез продвинуться. А описанный путь — это путь к нашему будущему позиционированию в глобальной экономике.

Приведу один конкретный пример. У нас имеется огромное Оренбургское месторождение так называемой вязкой нефти. Вязкая нефть — штука, напоминающая по внешнему виду битум. Фишка в том, что в ней растворено огромное количество редкоземельных металлов.

Сегодня абсолютный монополист на мировом рынке таких металлов — Китай (его доля — свыше 90%). Если бы мы освоили хотя бы Оренбургское месторождение, то решили бы проблему самообеспечения редкоземельными металлами на многие годы вперед. Плюс стали бы небольшим, но надежным их экспортером. Оренбургское месторождение — только один пример, как связать отрасли воедино, и как развивать экономику.

А если мы выходим на новые материалы — это уже и новое машиностроение, которое должно уметь эти материалы обрабатывать. Нужна, например, новая авиастроительная отрасль, которая могла бы делать самолеты не из алюминия, а из композитных материалов. Поверьте, это не какая-то далекая фантастика. Израиль уже сейчас делает беспилотники из чистых «композитов». А лет через двадцать, глядишь, из них начнут делать пассажирские «Боинги».

Повторюсь: создать новые отрасли реально, и я специально обратил внимание на те, в которых у нас имеется хороший задел.

«СП»: — Почему ничего из того, о чем вы говорите, не делается?

— Проблема в растренированной политической воле. Волю у нас зачастую проявляют в других сферах: или начинают бороться с курением, или контролировать интернет, или запрещают рекламу на кабельных каналах. А вот чтобы заняться структурной перестройкой собственной экономики, перевести страну на рельсы новой индустриализации — воли катастрофически не хватает. На мой взгляд, это одна из самых серьезных проблем России — и политических, и общегражданских…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Василий Александров.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня