18+
четверг, 1 сентября
Экономика

Почему мы все в долгу у скупщиков краденого?

Юрий Болдырев о решении Гаагского третейского суда по иску акционеров ЮКОСа

  
45938
Почему мы все в долгу у скупщиков краденого?

Итак, решение принято. Мы с вами (не правительство России, не какие-то там «они», а именно мы с вами) должны акционерам ЮКОСа 52 миллиарда долларов. Делим на без малого сто пятьдесят миллионов человек и получаем по три с лишним сотни долларов с души. Включая стариков, неимущих и младенцев. То есть, в пересчете на более или менее дееспособных, с кого, собственно, и возьмут, получится примерно по тысяче с носа. Кто-то скажет, что не так-то и много, мол, вытерпим. Но кто нам гарантирует, что это последнее, что мы должны добрым зарубежным «инвесторам»? Какие основания подобное не то, чтобы предполагать, но даже допускать?

Хотя нет, неверно. Сравнительно дееспособные могут чуть расслабиться. Эти деньги будут брать не путем взимания с дееспособных, а, прежде всего, напротив, путем недодачи сравнительно слабым и потому безответным — старикам, инвалидам, детям…

Но, все-таки, как же подобное случилось?

Версий в публичном пространстве развивается, собственно, всего две.

Версия первая — «либеральная». Антирыночный путинский режим обокрал самую лучшую и самую прогрессивную в России нефтяную компанию, а ее руководителей ни за что на долгие годы упрятал в тюрьму. Под давлением то ли нашего внутреннего, то ли мирового общественного мнения в преддверие Олимпиады руководителя ЮКОСа из тюрьмы, наконец, выпустили. Справедливость же в мировых торгово-экономических делах и в отношениях собственности все равно в конце концов торжествует — в силу того, что на Западе есть суд, и он — настоящий, непредвзятый.

Версия вторая — «пропутинская». Национальный лидер «прищемил хвост» олигархату, показал, кто в стране хозяин, национализировал природные ресурсы. А наш стратегический противник, тесно интегрированный с транснациональным капиталом — мировым олигархатом, не мытьем, так катанием, все пытается повернуть дело вспять, вернуть страну в состояние «лихих девяностых», используя для этого, в том числе, судебные процедуры, навешивая на нас необоснованные долги.

Ну, а как же на самом деле?

Попробуешь сейчас сформулировать, как дело обстоит на самом деле и, в частности, в чем ошибка (или преступление) нынешней власти, опять загнавшей нас в необоснованные долги, и получишь обвинение: мол, задним умом все крепки. Потому мне и приходится сейчас браться за эту тему: имею моральное право, так как занимался этим вопросом по роду прежней службы, а также писал об этом и десяток, и полтора десятка лет назад.

Сейчас же, в этой статье, остановлюсь подробно только на одном аспекте: почему и на основании чего решение принимает Гаагский третейский суд и насколько оно для нас обязательно. Это, разумеется, далеко не самое принципиальное в «деле ЮКОСа». Но это весьма существенно применительно к данному решению Гаагского третейского суда.

Есть у России некоторая зацепка, которая может позволить не исполнять решение Суда. И за это нужно благодарить не нынешнюю исполнительную власть (всю — от Ельцина до Путина), а … Парламент. Тот самый, что принято представлять у нас как недееспособный и потому бесполезный. Причем, прежде всего, не нынешний, выстроенный по стойке «смирно» перед Президентом и исполнительной «вертикалью», а прежний, из тех самых «лихих девяностых» — преимущественно тогда левый и национально ориентированный. Именно этот тогдашний «недееспособный» парламент, вопреки всему давлению властной «вертикали», категорически отказался ратифицировать Европейскую энергетическую хартию, послушно подписанную властью исполнительной. Не без гордости могу сказать, что есть в этом и мой, хотя и небольшой вклад. Мы — тогдашняя независимая от президента и исполнительной власти Счетная палата — дали резко отрицательное заключение на Европейскую энергетическую хартию и не рекомендовали парламенту ее ратифицировать. Ключевую же роль, разумеется, сыграли депутаты (не все, а повторю, левых и национально ориентированных фракций), те, кто, собственно, голосовал против ратификации — на них здорово давили, но они не поддались.

Теперь, спустя семнадцать лет, Гаагский третейский суд присуждает акционерам ЮКОСа компенсацию от Российской Федерации в 52 миллиарда долларов, ссылаясь на то, что Россия нарушила своими действиями эту самую Энергетическую хартию — не ратифицированную Россией. Конечно, вопрос о той или иной степени обязанности государства выполнять соглашение, подписанное, но не ратифицированное, имеет право на существование. Во всяком случае, если подпись руководителей государства под соглашением так и не отозвана. Но это уже, согласитесь, вопрос дискуссионный.

Ведь на то и процедура ратификации соглашений парламентом, на то парламент и отвечает за бюджет (выделяет бюджетные средства), чтобы никакие обязательства исполнительной власти, не подкрепленные согласием парламента, не могли влечь за собой финансовых обязательств из бюджета государства. То есть, поясню, одно дело — требование не осуществлять явных действий вопреки подписанным (но еще не ратифицированным) соглашениям, и совсем дело другое — пытаться налагать на государства финансовые обязательства в связи с действиями глав государств и правительств, не поддержанными народом и его представителем — Парламентом. Слабые государства и безвольные власти, разумеется, можно и в этом смысле «нагибать» как угодно. Но применительно, например, к США, совершенно невозможно себе представить, чтобы не ратифицированные Конгрессом соглашения могли налагать на эту страну какие-либо даже самые минимальные финансовые обязательства.

Таким образом, фиксируем, что вопрос об обязательствах России здесь, как минимум, дискуссионный. Стоит низко поклониться нашей российской Государственной Думе, не ратифицировавшей семнадцать лет назад (и еще долго в последовавшие годы) Европейскую энергетическую хартию. Если же выяснится, что подпись российских представителей под этим документом с тех пор официально так и не отозвана (а иначе с чего бы Третейскому суду на эту Хартию ссылаться?), то, согласитесь, это — основание для очередного серьезного вопроса перед нынешним нашим главой государства. Это тогда — его персональная ответственность.

О прочих же обстоятельствах (ранее мною уже многократно описанных, но о которых сейчас уместно напомнить) вновь всплывшего масштабного многоходового мошенничества, вследствие которого мы оказываемся в долгу у глобальных скупщиков краденного, а также об ответственности конкретных лиц за то, что мы фактически (безотносительно подсудности Гаагскому третейскому суду и применимости Европейской энергетической хартии) опять должники — в следующей статье.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Комментарии
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье
Арест для ветерана надзора Арест для ветерана надзора

Суд в Нижнем Новгороде заключил на два месяца под стражу высокопоставленного сотрудника прокуратуры Саратовской области