Экономика

Рубль под тараном санкций

Экономическая блокада России Западом никогда и не снималась. Просто не была запущена на полную мощность

  
24873
Рубль под тараном санкций

С 1 августа российская экономика работает в условиях так называемых секторальных санкций, введенных Западом против нашей страны. Евросоюз и США ограничили доступ к своим рынкам капитала для «российских финансовых институтов, принадлежащих государству», ввели эмбарго на торговлю оружием с Россией. Запрещены поставки в нашу страну товаров двойного назначения, ограничен доступ к чувствительным технологиям, «в особенности в нефтяной отрасли». Санкции ограничивают доступ к финансированию ряду российских банков. И все это, по словам председателя Европейского совета Хермана ван Ромпея, «предназначается как мощное предупреждение за незаконную аннексию территории Крыма, и умышленную дестабилизацию соседнего суверенного государства, которые неприемлемы в Европе XXI века».

Оставим в стороне привычную для нынешнего Запада риторику про «аннексию Крыма» и «умышленную дестабилизацию». Сейчас речь не об этом. Попытаемся понять, что ждет экономику России в ближайшей перспективе? Экс-первый зампред Банка России, бывший член наблюдательного совета ВТБ, а ныне член наблюдательного совета Сбербанка Геннадий Меликьян прокомментировал РБК информацию о введении новых санкций так: «Конечно, введение санкций не так критично. Мы выдержим, и у банков достаточно будет сил, чтобы это преодолеть. Но трудности на самом деле будут серьезные, причем, не только для этих банков, но и для всей банковской системы страны. Ведь наши банки получают деньги не только внутри страны, но и из-за рубежа».

Слова Меликьяна подтверждает в своем посте и экономист Слава Рабинович. «Россия, как любая другая страна в мире, участвует в глобальном рынке капитала. То есть, ей необходимо конкурировать за этот капитал. Конкуренция выражается, в основном, в рисках, доходностях, и репутации. У России все эти три фактора, в течение последних 20 лет, были разного «качества», но, в момент раннего президентства именно Путина они достигли высшего уровня. На тот момент стоимость капитала для России снизилась. Это было хорошо для всех — и для инвесторов, и для России, для ее компаний, для ее населения.

Сейчас это все полетело к черту. Стоимость капитала для России и для ее компаний возросла в разы, инвесторы убегают или убежали, банки сворачивают свои операции. Без каких-либо конкретных санкций против всей страны, Запад смог и сможет «выключить» Россию из международного рынка капитала. Это приведет к коллапсу всей российской экономики в среднесрочной перспективе.

Россия — очень богатая природными ресурсами страна. И ее экономика чрезвычайно примитивна. Она сможет выстоять немного дольше, чем какие-либо другие страны, в аналогичной ситуации. Но эта надежда и этот курс — иллюзии. Ибо неважно, когда произойдет коллапс — через 10 месяцев или через 20 месяцев. Что это изменит?

В этом случае произойдет огромная девальвация рубля, все импортеры разорятся, наступит рецессия, переходящая в депрессию, сопровождающаяся гипер-инфляцией. Золотовалютные запасы, хотя и немалые в абсолютном выражении, могут быть полностью потрачены в течение года-двух, на импорт, потому что страна импортирует очень много. Произойдет массовый дефолт населения по ипотечным и потребительским кредитам; банковская система, в основном, рухнет. Почти что три четверти триллиона (!) долларов (!!!) корпоративных долгов компаниям будет нечем отдавать и начнутся массовые банкротства. Потеря рабочих мест вызовет новый виток дефолтов по кредитам у населения, и так далее, по спирали, до самого дна".

Рабиновичу вторит на своем персональном сайте директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. «На этапе прямой атаки возможно и отключение России от международных платежных систем вроде Visa и Mastercard, и прекращение межбанковских расчетов по SWIFT, и массовое, а не точечное, замораживание активов и счетов граждан России.

Например, во время скандала с Bank of New-York в 1999 году имели место случаи замораживания счетов просто по факту русской фамилии — при полном отсутствии тогда политической подоплеки. Нельзя исключить и прекращение поставок в Россию критически значимого нефтехимического импорта, что может привести к ряду химических катастроф.

Слова об абсолютном приоритете политических мотиваций (а если по-русски, о замене российского руководства на приемлемое для Запада) над экономической выгодой, европейскими лидерами уже произнесены, и, в отличие от марта, никаких внятных возражений со стороны европейского бизнеса не вызвали. С одной стороны, можно и самим попасть под американский каток, а с другой — европейский бизнес заинтересован во владении не только украинскими черноземами, но и российским сырьем.

Впрочем, и ответные санкции уже последовали: компаниям из «стран-агрессоров» будет запрещено работать в России. Депутаты Госдумы намерены ввести новое понятие в российское законодательство — «страна-агрессор». В законодательстве будет прописано, что «агрессором является государство, вводящее санкции в отношении Российской Федерации, граждан РФ и российских юридических лиц». Поправки вносятся сразу в несколько федеральных законов единороссами Евгением Федоровым, Антоном Романовым, а также членами парламентского объединения «Депутатский суверенитет», куда входят представители всех фракций в нижней палате".

Неужели все на самом деле так страшно, как говорят эксперты? Об этом «СП» побеседовала с профессором кафедры международных финансов МГИМО, доктором экономических наук Валентином Катасоновым.

— Ситуация выстраивается так, что нам надо думать не о том, чтобы просто «латать дыры» в экономике — проводить ее частичную реконструкцию, а исправлять ее кардинально. То есть, нам нужно создавать экономическую систему, которая могла бы противостоять не просто каким-то финансовым санкциям, а перманентной экономической блокаде России со стороны Запада.

«СП»: — А почему перманентной?

— Мы просто не замечали, но эта блокада никогда не снималась, она просто не была задействована на полную мощность. Поэтому была иллюзия, что мы придем в западную экономическую систему и сумеем развиваться в условиях глобальной экономики. Но сейчас Запад нам в очередной раз объясняет, что мы должны жить только в условиях «железного занавеса», причем такого, который создаем не мы, а они.

«СП»: — Какой занавес нужно построить нам?

— Никакой модели, кроме сталинской экономики, здесь не получится. А сталинская экономика — это модель, которая была выстроена именно в условиях экономической блокады России со стороны Запада. Это государственная монополия на внешнюю торговлю, это государственная валютная монополия, это Центральный банк, который создает денежную систему страны не за счет валютных резервов, а за счет того, что он кредитует реальный сектор экономики, это среднесрочное и долгосрочное планирование экономического развития страны, это система, где государство занимает доминирующее положение в экономике и контролирует всю экономику в целом, и так далее, и так далее. Одно цепляется за другое. Потому что, например, нельзя создавать государственную монополию на внешнюю торговлю, без валютной монополии. Поэтому надо создавать единую экономическую систему по той модели, которую в свое время построили люди, которые создавали сталинскую систему.

«СП»: — Значит нам нужно назад в сталинизм?

— Я, конечно, говорю условно, называя систему, которую нужно создавать, сталинской. Сегодня ситуация, безусловно, иная, чем в начале двадцатых годов. Тогда существовали люди, которые понимали, что нужно трудиться на благо государства. Попробуйте сейчас отправить современного человека, скажем, на рытье окопов, или строить Метрострой или какое-нибудь промышленное предприятие. На самом деле, сегодня у нас люди настолько размагничены, настолько они превратились из производителей в потребителей, что надо начинать с того, что приводить человека в порядок. Нужно создавать того человека, который нужен новой экономике, который станет ее основой, и тогда все пойдет как по маслу.

«СП»: — Но не окажемся ли мы снова отрезаны от внешнего мира, или сегодня Интернет нам поможет?

— Интернет — это информационная война. Мы и прежде, без Интернета, общались с миром, для этого были созданы специальные каналы, но все было устроено разумно. Понимаете, нельзя быть немножко беременным, и если мы хотим выстоять против экономической блокады Запада, то должны создавать некие барьеры, которые нас защитят. Нельзя во время бомбардировки сидеть в бомбоубежище и выходить погулять на воздух. Мы за последние годы как то немного расслабились, а мир жесток, и против нас сейчас ведется война, в том числе и финансовая. А на войне — как на войне. Потом начинают свистеть пули и падать бомбы — Украина это показала.

«СП»: — Скажите, Америка действительно может уничтожить Россию чисто финансовыми санкциями?

— На самом деле слишком много внимания уделяют санкциям. Санкции против финансово-банковского сектора — это просто единичная акция, которая позволяет точечно уничтожать определенные финансовые объекты банковской системы России. Но кроме санкций, существуют и другие методы, которые связаны, скажем, с судебной системой и тоже способны уничтожать. Я имею в виду решение Гаагского суда по делу ЮКОСа, по которому Россия должна заплатить 50 млрд долларов — это очень много для нашего бюджета, это почти 2 трлн рублей. И это еще цветочки. Так что финансовые методы ведения войны против России очень опасны.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Павел Смертин.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Анатолий Баранов

Главный редактор ФОРУМ. мск

Александр Шершуков

Секретарь Федерации независимых профсоюзов России

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня