Экономика / Санкции

Санкционные смотрители

Могут ли западные товары попасть в Россию через рынки Таможенного Союза?

  
3056
Санкционные смотрители

Западные поставщики продолжают искать лазейки, которые помогут обойти российские санкции, запрещающие импорт продовольственной продукции из ряда стран. 20 августа Россельхознадзор задержал фуру с куриным мясом американского происхождения на трассе Павлодар-Омск, которая ехала из Казахстана. Глава Россельхознадзора Сергей Данкверт обратился к министру сельского хозяйства Казахстана Асылжану Мамытбекову с просьбой проинформировать хозяйствующие субъекты Казахстана о недопустимости ввоза на территорию РФ товаров, страной происхождения которых являются США, страны Евросоюза, Канада, Австралия и Норвегия.

Ранее Россельхознадзор отмечал, что участились случаи, когда продукты из третьих стран имеют фитосанитарный сертификат только ЕС, то есть, вполне могут быть европейской продукцией, которую пытаются ввезти под видом сербской или африканской. Поставщикам возвратили уже 100 тонн такой продукции на 11 грузовиках.

Впрочем, у попавших под санкции продуктов есть еще одна возможность все же попасть на российский рынок. Вице-премьер Аркадий Дворкович в ходе совещания с премьер-министром Дмитрием Медведевым 18 августа отметил, что страны Таможенного Союза «будут перерабатывать часть той продукции, которая раньше шла напрямую к нам» и будут поставлять нам уже переработанную продукцию. Дмитрий Медведев уточнил, что если присутствует значительная переработка, то логичней говорить уже о новом продукте, а вице-премьер пообещал, что степени переработки будет уделено особое внимание.

Некоторые аналитики тут же увидели в этом заявлении намек на то, что через Белоруссию и Казахстан на российский рынок хлынет все та же запрещенная продукция. Условные куриные окорочка из США будут мыть, переупаковывать и поставлять под видом казахских, а на прилавках появятся белорусские омары и семга. Кстати, известная компания по производству морепродуктов «Санта Бремор» находится именно на территории Белоруссии.

С другой стороны, даже при желании просто так ввозить запрещенную продукцию из стран Таможенного Союза не получится. Хотя члены ТС входят в единый рынок, национальные таможенные зоны сохраняются, и все механизмы для осуществления контроля есть. Шеф-редактор портала «Однако. Евразия» Семен Уралов допускает, что часть элиты хочет ослабить эффект от санкций, но считает, что Таможенный Союз им в этом не помощник.

— Возможность обойти санкции со стороны Белоруссии и Казахстана есть. Но уже были заявления, что и с белорусской стороны осуществляется жесткий мониторинг завоза запрещенных продуктов. У Таможенного Союза есть общий орган — Евразийская экономическая комиссия, и все эти моменты спокойно регулируются в рамках квотных поставок и всего остального. Никто заниматься целенаправленной подрывной деятельностью в отношении российского рынка не будет. Все это регулируется на уровне союзного правительства.

Понятно, что будут какие-то попытки отдельных производителей нажиться на этой ситуации, но все они пресекаются постфактум, и это не те масштабы, которые могут повредить российской экономике. Но наши санкции имеют смысл только в том случае, если Россия сама будет заниматься переработкой и импортозамещением. Свято место пусто не бывает. Если просто сидеть и ждать, что мы кому-то что-то запретили и по этому поводу радоваться, никакого толку не будет.

«СП»: — Некоторые стали трактовать заявление вице-премьера Дворковича, как желание отойти от санкций, намек на то, что запрещенная продукция все равно будет попадать на наш рынок через страны ТС…

— Либеральное правительство в массе своей — это, фактически, люди, которые пытаются так или иначе действовать если не вопреки, то перпендикулярно обозначенному курсу, и хотя бы частично отыграть назад ситуацию. Да, они не хотели этих санкций. Экономический блок правительства абсолютно либерален. Их устраивала модель экономики «нефть в обмен на удовольствия». Не исключаю, что они с радостью вернули бы все назад и сохраняли рынок России, как рынок сбыта для продукции переработки.

«СП»: — Получится ли у них это?

— Я надеюсь, что не получится, но по факту экономический блок правительства не соответствует историческим вызовам времени. Нам нужно правительство, которое может работать в режиме мобилизационной экономики. А оно только умеет сводить дебет с кредитом и двигается в абсолютно монетаристской либеральной логике — вот мы получили прибыль от нефти и газа, и так мы ее распределили…

Председатель правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков считает, что делать выводы о желании отступить от санкций только на основании заявления вице-премьера несколько преждевременно.

— Видимо, некоторые аналитики увидели в заявлении Дворковича намек на то, что Россия, якобы, предлагает другим странам Таможенного Союза заниматься переработкой и поставлять эти товары нам. Но это может быть также и предупреждением, что Россия будет внимательно следить за потенциальным реэкспортом.

«СП»: — Насколько серьезно реэкспорт переработанных товаров может повлиять на эффект от наших санкций?

— Не думаю, что это даст серьезный эффект. Нужно понимать, что не все товары могут быть переработаны. Например, как вы переработаете сливочное масло, сделаете его топленым? То же касается и большого количества другой продукции.

Конечно, существует еще и проблема непосредственного реэкспорта. Ведь товары стран-членов Таможенного Союза могут в упрощенном порядке пересекать границу. И если в случае с мидиями или атлантической рыбой понятно, что это не могут быть продукты из Белоруссии, то с фруктами и овощами ситуация гораздо сложней. Их легко можно выдать за белорусскую продукцию. Скорее всего, здесь все будет зависеть от позиции других стран-членов Таможенного Союза и того, насколько они будут соблюдать законодательство.

«СП»: — Получается, механизма, который бы регулировал действия ТС в случае санкций, введенных одной из стран, нет?

— Это определенный прецедент, до сих пор с такими ситуациями Таможенный Союз не сталкивался. Но мне сложно говорить, есть ли механизмы или нет, возможно, они сейчас разрабатываются или уже разработаны. Скорее всего, какая-то определенность наступит 26 августа на встрече стран ТС в Минске, где может быть представлена программа совместных действий.

Директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель объясняет, что слова вице-премьера о «глубокой переработке» не означают, что на российский рынок тут же хлынут белорусские мидии и казахский пармезан, которым просто сменят обертку.

— Дело в том, что существуют четко прописанные правила глубокой переработки товаров. Для того чтобы товар считался переработанным, должна быть изменена хотя бы одна из первых четырех цифр товарного кода. Например, если в Белоруссию поставляется охлажденное мясо, из него делают фарш, затем колбасу, которую продают в Россию, это переработанный продукт. Но если там просто очищают креветки, они не считаются глубоко переработанными, значит, не могут быть поставлены на территорию России.

Конечно, возможны различные лазейки, с помощью которых можно обойти запрет. Например, никто не запрещает создавать совместные предприятия. Есть и опасность «серого реэкспорта», когда какая-то продукция будет ввозиться незаконно. Но не думаю, что поток товаров, который будет попадать в нашу страну таким образом, как-то серьезно скажется на общем положении дел, он будет относительно небольшим.

«СП»: — Но другие страны Таможенного Союза от этой ситуации все равно выиграют?

— Да, у них будут задействованы дополнительные производственные мощности, будут созданы совместные предприятия, которые останутся даже тогда, когда санкции отменят. Нужно сказать, что решение о введении санкций скорее политическое, чем экономическое, поэтому оно было не до конца проработано, не обсуждалось в экспертном сообществе, по крайней мере, на широком уровне. И поэтому остается довольно много моментов, которые еще не до конца ясны, в том числе и в отношениях с другими странами Таможенного Союза.

Ведь Таможенный Союз был создан, чтобы ликвидировать таможенные границы между странами. Но когда одно государство ввело определенные запреты, а остальные — нет, получается спорная ситуация. Потому что потенциально эти страны могут ввозить запрещенную продукцию. Значит, есть два пути развития событий — либо снова вводить таможенный контроль, либо договориться с остальными членами о том, чтобы они тоже присоединились к санкциям.

Генеральный директор Делового центра экономического развития СНГ Владимир Савченко не видит опасности в том, что западное сырье будет использоваться для переработки в странах Таможенного Союза, а затем поставляться в Россию.

— Таможенный Союз и зона свободной торговли стран СНГ были созданы, чтобы убрать барьеры и снизить конечную стоимость продуктов для потребителя. Сейчас некоторые товарищи на Западе решили Россию ограничить. И это при том, что существуют различные соглашения и положения международных договоров. Но европейские политики об этом не думали, как не думали и о том, куда будут девать свои персики греки или яблоки поляки.

В Таможенном Союзе тоже прописаны защитные меры. Россия вправе закрыть продвижение товаров из тех или других стран, исходя из своих национальных интересов и безопасности. Но также есть соглашение о зоне свободной торговли, в котором четко сказано, что если затраты на производство товара на территории стран СНГ будут превышать определенный процент, то этот товар получает сертификат происхождения этой страны и может свободно двигаться по территории ТС или зоны свободной торговли. Для этого нужно иметь производство, квалифицированных рабочих, упаковку и прочее.

Сегодня возникла проблема — Россия ограничила поставки, но товар должен быть на рынке. И у той же самой Белоруссии есть технологические и технические возможности производить этот товар, но не хватает сырья. Значит, они вправе взять молоко у Литвы, сделать из него сыр, упаковать, потратить на это усилия и средства. И получившийся товар уже будет иметь белорусское происхождение и может быть поставлен в Россию. Мы же сегодня не удивляемся, что крупнейшая продовольственная компания мира Nestle, производящая, в частности, и шоколад, базируется в Швейцарии, в которой не растет какао. Поэтому членство России в ТС несет только преимущества, а не опасность.

«СП»: — Но не получится ли так, что Европа свою продукцию начнет поставлять в Белоруссию, Белоруссия увеличит свои производственные мощности, и только мы понесем убытки от санкций?

—  За 20 лет свободы и вольности никто не задумывался о том, что нужно производить свой национальный продукт, стали все брать из-за рубежа. Сейчас стали говорить о том, что большинство продовольственных товаров у нас производится с западными добавками, и если их не будет, то производство остановится. Мы утратили собственную качественную рецептуру, зато взяли из-за границы самую дешевую, как сейчас говорят, экономически выгодную. И теперь оказывается, что без западной химии мы не знаем даже, как испечь хлеб из муки, которая у нас есть.

Дошло до абсурда: мы даже семена не производим, гоняемся за мальками норвежского лосося, который выращивается, как свиньи в загонах, и в нем уже не осталось рыбьих жиров. Поэтому сейчас нужно восстанавливать собственное национальное производство, науку. Можно говорить о санкциях, как о запрещении, а можно о санации, как об оздоровлении. Вот эти санкции должны стать для России отрезвлением и оздоровлением.

Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня