18+
понедельник, 29 августа

Русификация нефтедолларов

Минфин предлагает отказаться от бюджетного правила и больше не прятать деньги в валютную кубышку

  
8380
Русификация нефтедолларов

Случилось то, о чем давно предупреждали эксперты. Цена за баррель западно-техасской нефти WTI опустилась ниже 90 долларов впервые за 17 месяцев, а котировки нефти марки Brent съехали до 93 долларов. Соответственно, российская нефть Urals упала до минимума с осени 2012 года — ниже 92 долларов за баррель. Такое резкое падение цен на нефть заставило правительство задуматься о будущем отечественной экономики.

Правда, как заявил в четверг, 2 октября министр экономразвития Алексей Улюкаев, шоковый сценарий денежно-кредитной политики с падением цен на нефть до 60 долларов за баррель, который разрабатывает Центробанк в дополнение к трем существующим, где падение цен на энергоносители является не столь значительным, нам вряд ли понадобится. Но и нынешнее снижение уже бьет по только что сверстанному бюджету на следующий год.

Как передает ИТАР-ТАСС, министр финансов Антон Силуанов, выступая на форуме «Россия зовет!» заявил, что падение цены на нефть, геополитика и сворачивание американской программы QE уже стоили нам 4% ВВП. При этом он добавил, что за счет сдержанной политики России удалось выдержать все эти внешние шоки. «И такую политику мы будем проводить и дальше», — заверил министр.

Тем не менее, обострение конфронтации России со странами Запада и ухудшение экономической ситуации требуют от руководства страны незамедлительных действий. Как это не смешно, но пресловутое импортозамещение оказалось переходом на китайский импорт, а не на отечественный продукт. Причем, как считают эксперты, Россия оказалась на грани экономической катастрофы по вине собственного правительства, а западные санкции, которые могли бы заставить нас совершить модернизационный рывок, лишь усугубляют ситуацию. Но, тем не менее, судя по всему в российской экономике все-таки намечается коренной поворот.

Бюджет без правил

Последняя неделя стала неделей откровений для правительства России. На заседании Госсовета наконец прозвучали предложения по кардинальной смене экономического курса. Президент Владимир Путин заявил, что отныне российская экономика будет ориентироваться на внутренний рынок, а не на иностранные инвестиции, что само по себе уже неожиданно для российской либеральной чиновничьей элиты.

И Минфин сделал то, что от него никто не ждал — финансовое ведомство предлагает отказаться от пополнения Резервного фонда за счет дополнительных нефтегазовых доходов в рамках так называемого бюджетного правила. По бюджетному правилу, нефтегазовые доходы бюджета, получаемые сверх базовой цены на нефть (96 долларов за баррель), направляются в Резервный фонд. «Мы предлагаем модифицировать это правило и не накапливать эти средства в Резервном фонде, а направлять их уже на этапе планирования на замещение государственных заимствований», — сказал глава Минфина Силуанов. Раз у нас ситуация такая, считаем правильным не направлять эти средства в Резервный фонд, а сократить тем самым объем государственных заимствований и госдолга, заявил министр финансов. Правда, не совсем понятно, какие средства свыше 96 долларов за баррель пойдут в экономику, если цена нефти сейчас всего 92 доллара.

На днях правительство внесло в Госдуму проект закона «О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов». Расходы сформированы в рамках бюджетного правила, исходя из которого базовая цена на нефть составит 96 долларов за баррель, а цена на нефть марки Urals в 2015—2017 годах прогнозируется на уровне 100 долларов за баррель. И неизвестно откуда у правительства берутся такие прогнозы.

Но есть и еще одна позитивная новость — на днях стало известно, что возглавляемая премьер-министром Дмитрием Медведевым правящая партия «Единая Россия» готовит альтернативный курс для экономики страны. И одним из главных идеологов этого курса будет советник президента, академик Сергей Глазьев. В Госдуме уже прошли парламентские слушания о этой новой экономической политике. При этом, предлагаемые Глазьевым меры прямо противоположны политике правительства Дмитрия Медведева.

Например, предлагается в пять раз увеличить бюджетный дефицит, резко сократить налоговую нагрузку и потратить на инвестиции почти половину международных резервов России в ближайшие пять лет. Но и это еще не все — прозвучало предложение ввести налог на вывоз капитала, то есть, своего рода налог на богатых.

Советник президента Сергей Глазьев в ходе прошедшего в среду, 1 октября круглого стола на тему «Российская экономика в условиях нарастания санкций со стороны западных стран» рассказал о трудностях, которые мешают осуществиться повороту экономического курса.

«Нам нужны 2−3 трлн рублей продукции, которые мы можем сегодня произвести взамен импорта. Это касается и продовольственных товаров, и товаров народного потребления, и оборудования. Но чтобы произвести 2−3 трлн рублей товарной массы, необходимы финансовые источники, нужен кредит не меньше 1 трлн, без этого никакого импортозамещения не произойдет. А сегодня мы можем констатировать снижение объема денежной массы, она не растет уже больше года. Такая политика Центрального банка ставит крест на всех планах по импортозамещению. Если Центральный банк будет и дальше проводить политику удушения наших товаропроизводителей, не увеличивая объем денег, не создавая механизмы долгосрочного дешевого кредита, то никакого импортозамещения не будет. Политика Центрального банка наносит гораздо больший вред, чем экономические санкции. А в сумме политика Центробанка и санкции ставят нашу экономику на грань катастрофы. В этом году нужно отдать Западу кредитов на 120 млрд долларов — это порядка 4 трлн рублей, плюс, импортозамещение — на 1 трлн рублей, не меньше. В итоге российской экономике не хватает 5 трлн рублей на поддержание простого воспроизводства», — подсчитал Глазьев.

Для исправления ситуации, Центробанку необходимо предоставить нашим корпорациям долгосрочные дешевые кредиты на 4 трлн рублей на тех условиях, по которым они получали деньги за рубежом. Но чтобы эти капиталы не утекли обратно на Запад, нужны дополнительные меры."Я бы предложил налог на вывоз капитала. Многие страны пользуются этим инструментом. Если мы понимаем, что вывоз капиталов происходит с целью уклонения от налогов, то что мешает нам ввести такую норму, как обложение финансовых трансакций НДС (налогом на добавочную стоимость в размере 13% - прим. ред.). Если это легальная операция, и импорт идет в страну, то этот налог засчитывается в НДС. А если нелегальная, то это штраф за вывоз капитала", — пояснил Глазьев. При этом он предложил возвращать налог для компаний, вывозящих деньги под сделки по легальному импорту.

Стоит напомнить, что Банк России прогнозирует отток капитала из России в этом году в размере 90 млрд долларов, Минэкономразвития ожидает данный показатель на уровне 100 млрд долларов, а независимые эксперты говорят о 120 млрд. Так что прибыль в бюджет от введения такого налога на богатых, которые сберегают свои деньги за рубежом, будет весьма значительна — как минимум 513 млрд рублей.

Правда пока Центробанк никак не реагирует на все эти предложения. «Этот вопрос для Центробанка абсолютно табуирован, ЦБ делает вид, что это его не касается. При такой политике мы рискуем пострадать от экономических санкций летальным образом. Поэтому главная проблема, которую сегодня надо решать — это преодоление упорного нежелания Центрального банка отстаивать интересы национальной безопасности, обеспечивать экономическую безопасность страны и прекратить следование интересам иностранных спекулянтов», — заявил Глазьев на парламентских слушаниях.

Правительство двухлетку не потянет

В России до 50% отраслей живут за счет импорта. Это очень высокие показатели. Собирается ли правительство нашей страны менять ход таких вещей? О новых источниках экономического роста для России, которые обсуждались на Госсовете, «СП» рассказал председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов.

— На Госсовете по экономике Владимир Путин поставил революционные задачи по импортозамещению. Одно дело, когда об этом говорят эксперты, другое — когда задача ставится на таком высоком уровне. Речь идет об организации опережающего импортозамещения в нашей стране. Настрой госсовета задает огромный оптимизм для страны, хотя многие его участники даже «не въехали», что происходит. Если мы выполним эти задачи, то нас ждут хорошие перспективы. Это крах «кудринской» экономики, отказ от действующего либерального экономического курса, это крах нефтедоллара. Поставленные Владимиром Путиным задачи революционны, поскольку они требуют другой экономической системы и другой идеологии, философии жизни нашего государства. Опережающее импортозамещение — это не только производство отечественных товаров в достаточном количестве, но и технологическое замещение. Также все это надо сделать за один, два года, то есть, по сути декларирована двухлетка развития. Это абсолютно правильно отображает ситуацию, которая складывается у нас в экономике, в хозяйственном секторе. Понятно всем, понятно президенту, что действующее правительство организовать двухлетку развития не в состоянии. Это и есть сегодня главная проблема. Я думаю, что президент найдет новое интересное решение.

«СП»: — Значит, мы должны учиться жить самостоятельно, без Запада?

— Сейчас у нас в стране доллар определяет нашу состоятельность. Доллар мы получаем от продажи нефти и газа. Конечно, мы не можем взять и уйти от нефтедоллара, это будут развалы по всем моментам, по всей системе финансовых отчетностей. Куда ударили основные санкции, откуда возник вопрос о суверенности? Из-за технологий. Сегодня нефтяники оказались полностью зависимы от западных технологий. Нам обрубили эти технологии, перестали их поставлять. И наши нефтяники не смогут через какое-то время добывать нефть. Во-первых, мы зависим технологически. Мы четко должны выделять сектора, где мы через несколько лет будем достигать своего технологического суверенитета.

Например, в оборонке есть вопросы со станкостроением. Надо закрывать этот вопрос, пусть через пять, через семь, через восемь лет, но мы должны видеть, как это сделать. И мы должны начать движение в эту сторону, пусть перебиваясь, интригуя с поставками из других государств, но четко понимая, что мы сможем самостоятельно производить военные изделия. Если нам обрубят поставки станков, то мы не сможем производить даже вооружение.

Надо четко понимать, какую способность производить мы сегодня имеем, насколько это обеспечено технологиями, где мы можем что-то, прошу прощения, и своровать с мирового рынка, где мы полностью должны выходить на свой промышленный суверенитет.

«СП»: — И что нам необходимо сделать, чтобы в двухлетний период организовать импортозамещение?

— Надо жестко провести разделение между двумя секторами российского хозяйства. Первый сектор, который мы не можем пока сразу ломать — это ныне действующая экономика, налоги, нефтедолларовое управление через Центробанк. Другой сектор — это новый сектор, который должен быть направлен на создание технологий, чтобы наша страна стала самодостаточной, чтобы мы смогли сами все производить. Для него нужно создать штаб стратегического планирования. Например, им может стать Совет по промышленной политике при президенте России — идея, которая подана при продвижении законопроекта о промышленной политике. Я предложил на секции по импортозамещению Московского экономического форума обратиться от имени секции и промышленных ассоциаций к президенту с предложением срочно создать такой Совет по промышленной политике и стать во главе этого Совета, тем более есть прецедент военно-промышленной комиссии. Вокруг этого Совета организовать штаб стратегического планирования всей реальной экономики и промышленной деятельности.

Также надо вводить клиринговые расчеты в промышленном секторе, которые будут привязаны к технорублю. Этот рубль будет привязан не к количеству долларов, которые находятся в стране, и по отношению к которым Центробанк проводит денежную рублевую политику, а будет независимой расчетной единицей в интересах промышленности, в интересах новых технологий, в интересах науки и образования. Этот рубль будет использоваться при взаиморасчетах и его конвертация в рубль или доллар будет устанавливаться исходя из текущей ситуации.

«СП»: - То есть, вы предлагаете создать абсолютно новую финансовую систему?

— Да, одна финансовая система будет нынешняя — нефтедолларовая, а параллельно нужно строить другую, направленную на технологии, на реальный сектор, экономику технорубля. Например, в Советском Союзе было «три рубля», три финансовые системы, которые существовали параллельно. Первый рубль был наличкой, второй — безналичный расчет, это взаиморасчеты предприятий и третий рубль — это клиринговые системы, где рассчитывались поставки натуральных продуктов между предприятиями. К примеру, сколько зеленого горошка и «Икарусов» поставляет нам Венгрия, и сколько, соответственно, натуральных продуктов поставляем мы ей.

В рамках этой клиринговой системы важно создавать мощный промышленный банк промышленных инвестиций, где технорубль станет условной расчетной единицей, по примеру рубля СЭВ (Совета экономической взаимопомощи) стран социалистического содружества, который существовал в 70−80-е годы. Новым источником роста, о поиске которого говорил Владимир Путин, по моему мнению, должен стать промышленный труд и создание новых технологий. Звучит это банально и просто, но это то, что создаст надежную экономическую систему. И другого выхода у нас нет.

Фото: Сергей Шахиджанян/Коммерсантъ.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Семен Багдасаров

Политический деятель

Павел Святенков

Политолог

Комментарии
Первая полоса
Вина крымского вина Вина крымского вина

Почему курортный полуостров за лето-2016 не допил один миллион литров «солнца в бокале»

Цитата дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье