Политика

Уголовно наказуемый патриотизм

Почему суд арестовал подозреваемого в срыве концерта Андрея Макаревича

  
9262
Уголовно наказуемый патриотизм

Попытка сорвать концерт лидера группы «Машина времени» в Московском международном доме музыки может дорого обойтись участникам акции, получившей большой общественный резонанс. Как стало известно, Замоскворецкий суд Москвы арестовал Олега Миронова, которого подозревают в распылении газа из баллончика в ходе выступления главного «машиниста» в ММДМ. Правоохранители задержали 27-летнего уроженца города Инта (республика Коми), когда тот находился в подвале жилого дома на Ленинградском проспекте.

Как сообщают правоохранители, его опознали очевидцы инцидента на концерте Макаревича. Он мотивировал свои действия желанием выразить протест против политических демаршей музыканта, который, по его мнению, занял «антироссийскую сторону» в конфликте России и Украины. Помимо Миронова, в акции протеста участвовали еще четверо оппозиционеров — они разбрасывали листовки с текстом: «Андрей Макаревич дал концерт в Славянске в поддержку украинских войск» и скандировали «Макаревич-предатель!». Активиста одного из московских «Маршей мира» также «угостили» яйцами и помидорами.

Напомним, в августе лидер «Машины времени» отправился на Украину с персональной «гуманитарной миссией» по «зачищенным» киевскими силовиками городам ДНР.

Сам Миронов признал факт распыления перцового газа на концерте, однако не согласен с инкриминируемым ему составом преступления. По части 1 статьи 213 УК РФ (хулиганство) ему максимально грозит до пяти лет лишения свободы. Он обосновал свою политическую позицию тем, что «Макаревичу не место в России».

Стоит заметить, что «лимоновцы» стали не первыми, кто потребовал лишить музыканта гражданства России за концертную деятельность в пользу вооруженных сил Украины. Ранее депутат Госдумы Евгений Фёдоров предложил поступить с Макаревичем как с предателем Родины и, в частности, лишить его всех государственных наград. Возмущение парламентария вызвали скандальные высказывания музыканта, который поддержал майдан и осудил российские власти в связи с украинскими событиями.

Действия Миронова суд может квалифицировать как хулиганство, считает русский философ и публицист Константин Крылов.

— Это если отталкиваться от совершенно непостижимых статей российского УК. На мой взгляд, это действительно странно, если давать за хулиганство пять лет (максимальное наказание), в то время как отдельные выходцы из некоторых наших южных регионов за убийство отделываются условными сроками. Очевидно, что Олег Миронов совершил некое противоправное действие. Так что 15 суток ареста были бы совершенно адекватным наказанием за него. В качестве альтернативы можно было бы выписать штраф. Если совсем ничего не инкриминировать, это бы выглядело как попустительство. Но и больше 15 суток человеку давать не за что. Такое наказание соответствует представлениям о справедливости и не противоречит закону.

«СП»: — То есть суд должен игнорировать политический подтекст?

—  Он не обязан вникать в тонкие политические разногласия. Надо судить так, как если бы Макаревич, предположим, увел у Олега Миронова девушку. Но складывается такое впечатление, что дело изначально рассматривается как политическое. Боюсь, речь идет вот о чем. Власть, похоже, хочет продемонстрировать, что якобы враждебная ей проукраинская партия на самом деле гораздо ей ближе, чем сторонники Новороссии. Мы видим, что наша элита и либералы подозрительно легко находят общий язык друг с другом. Это наводит на мысль об их глубинном родстве. А вот люди патриотических убеждений у этой власти никогда не находятся в фаворе. Наверное, Россия это единственная в мире страна, где патриотизм наказуем.

В зависимости от того, сколько дадут Миронову, мы поймем, почем нынче «родину любить».

«СП»: — Значит, предпочтителен санкционированный и строго дозированный патриотизм?

— Нужно понимать, что события, аналогичные «поклонному протесту» (то, что было на Поклонной горе) — это, скорее, плановые мероприятия. Они имеют весьма опосредованное отношение к идеологии или чувствам людей. Наверняка, туда случайно затесались искренние люди. Власть из своих соображений склонна устраивать театрализованные спектакли на тему любви и преданности родине. Но для нее очень важно, чтобы проявления такой любви не выходили за рамки спектакля. Как только «массовка» начинает воображать, что все происходит на самом деле, власть немедленно и с ужасом опускает занавес. И начинает популярно объяснять, что это всего лишь спектакль и некое ритуальное действие, а на самом деле любой Макаревич для нее бесконечно дороже всех «новороссов» вместе взятых. Что, я думаю, мы и увидим.

Адвокат Дмитрий Аграновский напоминает, что хулиганство предполагает грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу.

— Далее следуют квалифицирующие признаки. Например, использование оружия или еще что-то. У меня возникает вопрос, в чем в данном случае проявляется «неуважение к обществу»? Здесь был выражен протест против действий конкретного гражданина. В демократическом обществе Макаревич имел право выразить свое мнение по поводу происходящего в Новороссии. Соответственно, его оппоненты имели аналогичное право выразить свое отношение к нему и к его взглядам.

«СП»: — Меру пресечения в виде ареста вы считаете избыточной?

— Ссылаются на то, что Олег Миронов был прежде судим. Но это не может выступать в качестве основания для такой меры пресечения. Другое дело, если бы человек пытался скрыться, препятствовал следствию или не имел постоянного места жительства. В данном случае ничего такого нет. На мой взгляд, власть посылает сигнал гражданскому обществу — не лезьте, мы без вас разберемся. Большие люди знают, что делают. Считаю, это неправильной политикой — своих сторонников надо поощрять, а не отталкивать. Не надо забывать, что это социальная база власти. Все величайшие подвиги совершались по позыву души неравнодушных людей, а не представителями организованной группы поддержки.

Я бы не стал огульно охаивать тех, кто приходит на акции вроде митинга на Поклонной горе. Но наша власть не любит неорганизованную поддержку. Как гражданину мне будет интересно узнать реакцию самого Макаревича. Наши либералы позиционируют себя как сторонники свободы слова.

«СП»: — Наверное, прежде всего, они сторонники своего слова…

— В любом случае сейчас у Андрея Вадимовича есть прекрасная возможность доказать обратное.

Как и в физике, в общественно-политической жизни действие вызывает противодействие, отмечает председатель Центрального совета Межрегионального общественного движения «Народный Собор» Владимир Хомяков.

— На мой взгляд, то, что сделал Макаревич, не делает ему чести. Я имею в виду то, что он выступил в «освобожденных» городах и даже подарил свою гитару.

«СП»: — Может быть, он просто хотел помочь жителям Украины, раздираемой гражданским конфликтом?

— Но мы ведь знаем, чем занимаются украинские власти. Есть целая плеяда представителей творческой интеллигенции, которые всегда выступают против того, что идет на пользу России. Срыв концерта Макаревича можно расценивать и как реакцию определенной части российской общественности на бездействие власти. А она побаивается обострять отношения с Западом. Наверное, имеет смысл вести себя осторожно, но надо понимать, что когда, по мнению большинства, происходит несправедливость, и власть не предпринимает тех действий, которые она обязана предпринимать, находятся те, кто пытаются воздействовать на ситуацию.

Приведу в качестве примера провокационную выставку «Осторожно, религия!», которая была разгромлена пятью активистами. Многие говорили, что это погромщики, хулиганы. Но, я считаю, что это были люди, которые видели, что творится зло. Терпеть которое в силу моральных качеств и установок человек не может. А власть не реагирует на то, что зло имеет место быть. Понятно, что по закону так поступать нельзя.

«СП»: — «Закон строг, но это закон» — формула правового государства…

— На Руси справедливость всегда воспринималась выше закона. Это часть национальной ментальности. Как законопослушный гражданин, я не могу одобрить того, что сделали люди. Но чисто по-человечески я их понимаю. Это своего рода политическое мученичество, когда ты знаешь, что это будет истолковано как правонарушение. Так действовали люди, которые препятствовали проведению разрешенных гей-парадов. Если государство недорабатывает, возникает энтузиазм масс. Подавляя его, власти настраивают общество против себя.

Девицам из «Пусси Райот» за оскорбление религиозных чувств, за демарш в главном храме России дали два года, а потом их выпустили. Да, человек распылил перцовый газ на концерте, это правонарушение. Но тяжесть наказания должна быть соразмерна содеянному. Наверное, я в свои годы так не поступил бы, но понять такие действия могу. Если власть накажет Миронова слишком сурово, это будет воспринято как «прогиб» перед Западом. И это будет большим минусом для нее внутри страны. Сейчас не то время, когда можно позволить себе выбирать между Западом и собственным народом в пользу первого. Может сложиться ситуация, когда единственной опорой власти станет собственный народ.

«СП»: — Может, проблема в том, что элиты в это не верят?

— Власть неоднородна. Когда одна антифашистская группа провела пикет возле посольства Украины, ее лидера обвинили в предательстве. Потом пришли люди и вышвырнули его семью из квартиры в Днепропетровске. Могу себе представить, что было бы, если участникам «Марша мира» дали сроки за ношение «неправильных» ленточек. Или если бы у Макаревича за «неправильный» концерт отобрали в Москве квартиру. Тогда стала бы видна разница между нарушением прав человека у нас и там. Разница между незначительным правонарушением и хулиганством так же велика, как разница между нарушением прав человека в России и на Украине. Сегодня в «незалежной» никаких прав человека не существует в принципе. Я уже не говорю про свободу слова и собраний. Там людей сразу сажают в тюрьму и надолго. Я уже не говорю о том, что киевские силовики нарушают на Донбассе самое фундаментальное право человека — право на жизнь. Печально, если нашим правозащитникам на это наплевать.

«СП»: — Обществу как организму нужен инфекционный фон, чтобы формировать иммунитет…

— Если вы знакомы с теорией Льва Гумилева, то знаете о субпассионариях, которые живут шкурным интересом. Для них не представляет ценности то, что нельзя как-то употребить. На нормальных стадиях этногенеза эта публика находится на вторых ролях, ее используют на пользу обществу. Но когда таких становится слишком много (когда гибнут лучшие и идейные), они начинают брать власть. В такой момент появляются самые жестокие и гнусные режимы. Те люди, которых вы называете основанием для общественного иммунитета, сегодня доминируют. Это не только либералы (которых мизер), но фактически целый паразитарный класс, который не занимается производительным трудом.

Они создают избыточные потребности и продвигают заведомо ненужные вещи. Эта категория не отдаст свои позиции просто так. Потому что при смене мировоззренческих ориентиров в обществе они окажутся ненужными людьми. А осваивать лопату не хочется. Такие люди составляют поддержку тому классу либералов, которые верховодят в нашем политическом поле.

Фото: Михаил Мокрушин/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня