18+
среда, 29 июня

Жесткие объятия «китайского брата»

Приведет ли дальнейшее развитие сотрудничества России и КНР к началу «колонизации» нашей страны?

  
23735
Жесткие объятия «китайского брата»

Сотрудничество России с Китаем наполняется содержанием в виде всё новых и новых дорогостоящих проектов. На другой уровень выходит и координация политических решений на международной арене. В то же время, в нынешней ситуации Россия может оказаться не просто на «вторых ролях», но со временем и превратиться в средство достижения Поднебесной своих геополитических амбиций.

Серьезный разворот внешней политики нашей страны на Восток во многом обусловлен ухудшением отношений с Западом. В то время как Запад вводит против России новые санкции и ограничивает доступ нашим компаниям к покупке высоких технологий, Китай готов развивать сотрудничество. Причем, что немаловажно для российского руководства, не увязывая его с нашей позицией по Украине и Ближнему Востоку и не критикуя нашу политическую систему.

Как пишет Forbes, китайские инвесторы сегодня даже готовы вложить средства в строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва-Казань, которое у нас хотели отложить из-за нехватки средств. China Railway Construction Corporation (CRCC) совместно с China Investment Corporation (CIC) могут потратить до 10 миллиардов долларов. Самое интересное, что китайские партнеры даже настаивают на расширении проекта. Как сообщают СМИ, в КНР магистраль Москва-Казань рассматривают как часть железной дороги Пекин-Минск.

Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян в преддверии своего визита в России (совместно с Дмитрием Медведевым он будет открывать Московский международный форум «Открытые инновации») опубликовал в «Российской газете» свое обращение к нашим гражданам. Бросается в глаза, что текст похож на возвышенную поэму о братстве наших стран. «Российский народ — мудрый народ, способный оказывать глубокое влияние на процессы развития мировой цивилизации, науки и техники, на процессы общественного развития, народ, который всегда устремляется вперед и обладает большой жизненной силой и энергией», — начинается статья Ли Кэцяна. «Большим событием явилось создание механизма сотрудничества между регионами верхнего и среднего течений реки Янцзы и бассейна реки Волги. Начинание это можно образно характеризовать как „историческое слияние“ рек-матушек двух великих стран… Мы с вами — не только добрые соседи, но и друзья-единомышленники и надежные партнеры по взаимовыгодному сотрудничеству», — живописует перспективы глава китайского правительства.

По словам Ли Кэцяна, уже разработано свыше 150 совместных инвестиционных проектов, в будущем мы имеем хорошие перспективы сотрудничать в сферах «высокотехнологического машиностроения, энергосберегающих технологий, охраны окружающей среды, биофармацевтики, информационных технологий и финансовых услуг».

Но, к сожалению, современные реалии таковы, что в отношениях Россия-Китай только КНР может похвастаться инновациями. Немалая часть китайского импорта на российском рынке это машины, станки, оборудование, электроника. Мы же отправляем в Поднебесную пока по большей части нефть и газ. Новые контракты, заключенные между двумя государствами в этом году, будут мало способствовать изменению структуры торговли. Прозванные некоторыми «контрактом века» соглашения подразумевают лишь увеличение продаж в КНР российских нефти и газа.

В этой связи не так радужно выглядит и постоянно звучащее в последнее время предложение перейти во взаимных расчетах с доллара на юань. Конечно, замысел ослабить американскую валюту выглядит красиво и заманчиво, но при нынешнем содержании товарооборота Россия просто может превратиться в «сырьевой придаток» Поднебесной.

Проект строительства скоростной магистрали от Пекина до Минска может подтвердить это предположение. Ведь Китай не скрывает, что он начинает реализацию концепции «второго Шелкового пути». Получается, что мы будем продавать наше сырье за юани, покупать на них китайские товары и строить дорогу для освоения Китаем рынка Европы.

Не стоит забывать и о том, что в перспективе у КНР могут появиться и территориальные претензии к нашей стране. Китайское общество очень болезненно вспоминает национальное унижение, которое пришлось пережить народу в XIX веке во время Опиумных войн. После них России отошли территории, на которых сегодня располагаются Приморский и Хабаровский края, Амурская и Еврейская автономная области. И вряд ли в Китае забыли об этом. Пока Китай не предъявляет никаких претензий на полтора миллиона квадратных километров (три Франции), но неизвестно, что будет завтра.

Пока взаимоотношения Китая и России развиваются в рамках экономического сотрудничества. Но если оно будет не выгодным для нас, то вероятны территориальные претензии.

Доктор экономических наук, китаевед, проректор МГИМО Николай Котляров считает, что дальнейшая судьба наших отношений будет зависеть целиком от России:

— Транспортные коридоры, в строительстве которых будут участвовать китайцы, имеют большое значение для КНР и России. Китай заинтересован и в строительстве портов в Крыму. Эму это нужно, чтобы диверсифицировать пути поставок своих товаров в Европу. Китайцы еще раньше провозгласили концепцию «сырье в обмен на транспортные коридоры». Я думаю, что строительство скоростной дороги будет позитивным начинанием и для нас.

Другое дело, что все проекты у нас осуществляются только при государственной поддержке. Мелкий и средний бизнес совместно с Китаем у нас пока не получается. Но в случае с дорогой, думаю, что поддержка будет. Как со стороны нашего государства, так и со стороны Китая. Объективно за такими проектами будущее. Хотя надо понимать, что реализация проекта - это дело не быстрое.

«СП»: — Не получится так, что мы будем поставлять Китаю природные ресурсы, а за это будем обеспечивать рабочими местами китайских рабочих и обеспечивать транспортный коридор в Европу для китайских же товаров?

— Сейчас много идет дискуссий о том, что выручка от продажи нефти в Китай должна идти на строительство инфраструктуры и развитие регионов Сибири и Дальнего Востока. В этом контексте есть основания для развития инновационного сотрудничества.

В ходе визита Путина в Китай в мае было подписано около 40 документов. По крайней мере, часть из них эксперты оценили как очень перспективные. К примеру, договор о совместном строительстве широкофюзеляжных самолетов. Есть целый ряд проектов в области автомобилестроения. Так что я бы не говорил, что сотрудничество с нашей стороны носит чисто сырьевую направленность.

Но нам нужна собственная промышленная политика. Тогда можно будет говорить о ее реализации применительно к отношениям с Китаем.

«СП»: — Наш научный и производственный потенциал представляет интерес для Китая?

— Интерес есть. Хотя пока динамика не очень хорошая. Доля продукции машиностроения в нашем экспорте в Китай составляет меньше 10%, а еще восемь лет назад она была 15%. Это — серьезная проблема.

Но ведь дело не в том, что Китай превращает нас в свой сырьевой придаток. Просто у нас самих должна быть стратегия развития. Если она будет сформулирована и реализована, то Китай будет хорошей поддержкой. Конечно, люди там живут прагматичные. Они заинтересованы в условиях западных санкций против нас продвигать свои интересы, продавать нам по завышенным ценам свои товары. Но и мы должны думать о защите своих интересов, политика — это встречный процесс взаимных уступок и компромиссов.

Китай проводил политику реформ и модернизации. Модернизация у китайцев была главной, а реформы — средством. А у нас реформы были самоцелью. У Китая были другие подходы, и за счет этого он добился успеха. И нам есть чему поучиться у соседнего государства. Думаю, что потенциал для взаимовыгодного сотрудничества есть. Было бы желание.

— Характер наших отношений с Китаем зависит от усилий наших правительственных кругов и предпринимательского сообщества, — говорит зам. директора Института стран Азии и Африки МГУ Андрей Карнеев. — Никто на блюдечке нам не принесет высокие технологии и, тем более, способность их генерировать и развивать. Этим надо заниматься. И это касается не только наших взаимоотношений с Китаем. У меня пока такой сдержанный оптимизм.

«СП»: — Китай заинтересован в сильной России или копит силы для экспансии?

— Китай заинтересован в развитии сотрудничества. Если Россия не будет развиваться, всё будет в упадке, в кризисе, то мы не сможем отстаивать свои интересы во внешней политике. Но я надеюсь, что этого не случится. Если исходить из того, Китай будет заинтересован в сильной России.

По мнению вице-президента Академии геополитических проблем, китаеведа Константина Соколова, геополитика государства тесно связана с его внутренним политическим устройством:

— Сотрудничество с Китаем, которое в этом году вышло на принципиально новый уровень, надо рассматривать в формате образующегося сообщества стран — БРИКС. Идет формирование глобального сообщества, альтернативного западному, которое объединяет все цивилизационные центры (за исключением Запада) и обладает колоссальными ресурсами. В этом плане взаимодействие может быть очень хорошим, ведь это половина человечества и большая часть мировых рынков.

Мы видим, что БРИКС развивается успешно. Уже обсуждается постепенное выдавливание доллара из торговых расчетов.

«СП»: — Но внутри БРИКС не всё благополучно, в частности, есть противоречия между Индией и Китаем.

— Мы знаем о противоречиях между Индией и Китаем. Но их пограничные споры это не такого высокого уровня проблема. После распада Советского Союза Индия лишилась важного партнера, она стала не нужна ни Западу, ни нам, ни Китаю. На споры с КНР Индия может смотреть сквозь пальцы, ведь ей важно включиться в мировую систему. Иначе она просто окажется в опасном положении на международной арене.

«СП»: — В каких сферах мы можем развивать сотрудничество с Китаем?

— В рамках БРИКС Россия должна сконцентрировать свое внимание на высоких технологиях и достижениях фундаментальной науки. Дело в том, что копировать чужие достижения китайцы умеют очень хорошо, но создавать принципиально новые технологии — этого за ними не водится. Поэтому РФ и КНР могут взаимно дополнять друг друга.

Если бы в России сейчас занялись подъемом нашей фундаментальной науки, то перспективы отношений с Китаем были бы очень хорошие. От фундаментальных исследований до технологий один шаг, и этот шаг как раз может сделать Китай.

«СП»: — Но сейчас мы покупаем у Китая электронику для нашей космической отрасли.

— Еще 20 лет назад мы были полностью самодостаточной страной. Но потом мы разгромили свои промышленность, науку. Естественно, в один день это не восстановить. Так что всё равно нам придется покупать недостающее. У Китая, у Запада, у Японии, — само по себе ничего с неба не свалится. Так что надо постепенно развивать науку, технологии. Это даст возможность возродить промышленность на качественно новом уровне.

«СП»: — Насколько реален проект скоростной магистрали Пекин-Минск?

— Сейчас китайцы делают очень крупные вложения в инфраструктуру сопредельных государств. В четырех республиках Средней Азии Китай вложил очень много средств в развитие железнодорожного, трубопроводного, автодорожного транспорта. И это соответствует общей политике КНР.

Проект строительства скоростной магистрали Пекин-Минск кажется нам фантастическим. Но мы понимаем, что в определенной степени это реанимация идеи «второго Великого шелкового пути». Идея связать сухопутным путем Азию и Европу конкурировала всегда только с морским сообщением в мире. Так что строительство магистрали Пекин-Минск вполне реально.

«СП»: — Что, если Китай просто пытается «колонизировать» новые территории?

— Снявши голову, по волосам не плачут. Сейчас многие наши крупные компании через аффилированных лиц принадлежат иностранному капиталу. Так что надо ставить вопрос не о том, как не оказаться колонией Китая, а о порочности олигархической системы. Олигархи считают себя гражданами мира, и нашему народу без разницы, откуда они родом. И, конечно, олигархическая система ведет общество в тупик. Ведь все стратегические ресурсы страны работают на получение максимальной прибыли олигархами, а не для обеспечения благоденствия народа. И негативные последствия будут накапливаться.

«СП»: — Возможно ли, что Китай захочет отыграться на России за унижение в XIX веке и постарается вернуть себе земли на севере?

— Китайцы очень прагматичный народ, которые прекрасно понимают свои интересы. Требовать от России крупных территориальных уступок не будут. Они прекрасно понимают, что если силой двинутся на Россию, то защищать Сибирь будет не российская армия, а НАТО. Потому что Запад все ресурсы России уже определил для себя.

Хотя мирную экспансию Китай будет проводить. Всё больше китайцев будет приезжать и работать на нашей территории, их станет больше в наших городах. Но серьезных передвижений границы я не ожидаю.

«СП»: — То есть, можно верить красивым заверениям руководителей КНР о дружбе «двух великих народов»?

— Китайцы всегда любили цветистые преувеличения. Но в целом есть перспектива взаимовыгодного сотрудничества между Россией и Китаем на протяжении долгого времени.

Кстати, важно задаться не только вопросом, что будет дальше с Россией, но и что будет дальше с Китаем? Китайский потенциал очень сильно пугает Запад, и Запад не будет долго терпеть китайского благоденствия. В КНР может быть дестабилизирована ситуация. Десять лет назад в Пекине мне один китайский товарищ сказал, что его народу есть чему поучиться у русских. Прежде всего, опыту разгрома нашей страны. Сейчас я вижу, что Китай аккуратно подводят к кризису. Те, кто экстраполирует на будущее его нынешний стремительный взлет, могут серьезно ошибаться.

Фото: Павел Лисицын/ РИА Новости

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Константин Сивков

Военный эксперт

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье