18+
суббота, 3 декабря

Кремль на спящем вулкане

Социологи уверяют, что «майданная» вакханалия России не грозит. Эксперты «СП» думают иначе

  
25163
Кремль на спящем вулкане

Социологи из «Левада-центра» произвели очередной замер градуса протестных настроений в российском обществе.

Судя по результатам проведенного ими соцопроса, респонденты пока отдают предпочтение внешнему фактору в объяснении социально-экономических неурядиц и не собираются помогать геополитическим конкурентам РФ раскачивать нашу государственную лодку. Так, всего 8% опрошенных выразили готовность принять участие в митингах и иных акциях протеста под политическими лозунгами. Экономическая мотивация выйти на улицу чуть сильнее — выступить против падения уровня жизни и в защиту своих экономических прав готовы примерно 12% респондентов. Правда, саму возможность проведения акций с социально-экономическими требованиями не исключают уже 17% (высокий потенциал у протестных мероприятий с выраженной политической окраской видят 12%).

Так или иначе, как подчеркивают исследователи, это одни из самых низких показателей за последние годы. Впрочем, далеко не все согласны с такой трактовой, усматривая за подобными убаюкивающими власть и общественность результатами элемент т.н. «формирующей социологии». В частности, депутат Госдумы Владимир Кашин, который возглавляет «Общероссийский штаб протестных действий» утверждает, что у российской правящей элиты нет повода для самоуспокоенности. По данным этой организации, Россию в случае сохранения наметившейся тенденции вскоре может накрыть «девятый вал» массовых протестов. Парламентарий обращает внимание на то, что если в прошлом году в стране прошло 277 разного рода акций (забастовки, голодовки, блокирование подъездных путей), то всего за 9 месяцев текущего неспокойного года число подобных эксцессов достигло 300.

Среди наиболее резонансных массовых выступлений можно отметить протесты против массовых сокращений в столице российского автопрома городе Тольятти. В Иркутской области требуют повышения зарплат металлурги и работники Байкальского ЦБК. В Москве и Уфе регулярно выходят на улицу медики, недовольные «оптимизацией» сектора бюджетных лечебных учреждений, сокращением зарплат и увольнениями. Жители Астрахани, Тюмени, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Томска и Ростовской области протестуют против резкого повышения тарифов на услуги ЖКХ.

Конечно, можно возразить, что до разгула «болотных» или «пикалевских» страстей пока далеко. Однако установившееся относительное затишье может оказаться предгрозовым. О чем красноречиво свидетельствуют затухающий экономический рост, почти шоковая девальвация рубля и другие экономические процессы, негативная динамика которых говорит о том, что России предстоит серьезное испытание на прочность.

Ответ на заданный в лоб вопрос о готовности принять участие в акциях протеста не всегда показателен, отмечает директор Центра исследования политической культуры России Сергей Васильцов.

— Поэтому я не уверен, что подобного рода социология точно отражает настроения масс. С другой стороны, у наших людей вообще снижается интерес к политике как таковой. Это связано с тем, что существующие в России политические инструменты практически не работают. Поскольку процесс принятия решений имеет вертикальный характер. Вмешаться и как-то подправить его со стороны практически невозможно. Граждане это чувствуют, отсюда низкий интерес к выступлениям такого рода и вообще к участию в политической жизни.

«СП»: — Казалось бы, если системные инструменты влияния на власть не работают, а экономическая ситуация ухудшается, это должно подстегивать протестную активность. Может быть опыт Украины, где продолжается «майданная» вакханалия, оказывает отрезвляющее воздействие?

— На Украине немного другая политическая культура и структура политического пространства. По большому счету, россиянам не свойственно увлечение протестной активностью. Пару лет назад, как мы помним, накатила «болотная» волна недовольства, но она довольно быстро схлынула. Не думаю, что украинские события повлияли на охлаждение интереса к массовым выступлениям. Повторюсь, он и раньше особо не просматривался.

Да, в ходе «болотного» процесса появилась структура, назвавшая себя оппозицией. С другой стороны, что такое 50 тысяч человек для города с 15 миллионным населением? А в провинции вообще тишина была. Надо отдать должное СМИ, которые сделали все возможное, чтобы преподнести это чуть ли не как единственную форму оппозиции.

«СП»: — Почему в экономически более благополучных обществах уровень протестной активности чуть ли не выше, чем в России? Достаточно вспомнить недавние беспорядки в Фергюсоне, прокатившиеся по всем США. Или совсем «свежий» разгул уличной стихии в Брюсселе.

— В этих странах совершенно другая структура политического пространства. В России протестные акции и прочие массовые выступления организуют (точнее пытаются это сделать) политические партии. На Западе такого рода акции (забастовки, митинги и прочее) организуют профсоюзы. У нас же профсоюзы независимы только на бумаге, они выступают как часть системы. По сути, это лишь организации, занимающиеся сбором социального налога, который в основном расходуется на содержание самой структуры.

«СП»: — Но современные профсоюзы на Западе уже не те, что были в XX веке, когда работал «фактор СССР», где был достигнут беспрецедентно высокий уровень защиты прав трудящихся.

— Тем не менее, традиции сохраняются. Причем в странах средиземноморской культуры профсоюзы связаны с левым движением. В Италии, Греции или Португалии профсоюзы могут выводить на улицы миллионы людей.

«СП»: — 300 акций за 9 месяцев текущего года на фоне ухудшения экономической ситуации — это много или мало?

— Для страны, в которой проживают 146 миллионов человек, 300 акций по западным меркам — полугодовая «норма» города-миллионника. То, что мы имеем, это очень маленький показатель. По аналогии с Европой, протестная активность в России должна измеряться тысячами выступлений.

«СП»: — Что играет роль сдерживающего фактора?

— Люди не верят в политику, отсюда невысокая протестная активность. На ее снижение также работает предшествующий период экономической стабилизации и укрепление материального положения граждан в «нулевые» годы.

«СП»: — По идее тем болезненнее должны восприниматься нынешние трудности. Или в условиях экономической депрессии люди больше озабочены проблемами выживания, не думая о политике?

— Как писал Ленин, поднять людей на протестные выступления в общенациональном масштабе это долгая и трудная работа. Ждать, что улица поднимется стихийно, не приходится — ситуация пока не настолько критична.

«СП»: — Насколько вероятен в России «майданный» сценарий?

— Это уже должна болеть голова у тех, кто находится у власти. Пора, наконец, определиться, какую политику они проводят. Либо это национально ориентированный курс, либо продолжаем «дружить» со всем миром, как бы он не плевал нам в физиономию. Во втором случае остается только ждать, когда из-за бугра подкинут очередную пакость. Наши власти много пугают возможностью «майданного» сценария, но очень мало делают для его предотвращения. Как пропагандировала значительная часть правящих элит курс на Запад, так и продолжает заниматься этим. Адекватного ответа на новые вызовы нет. Меня удивляет легкомысленность некоторых людей, в руках которых находятся реальные рычаги управления. Бесконечные самоутешительно-объяснительные разговоры с западными «партнерами» по поводу, как нехорошо обижать Россию, едва ли остановят последних.

«СП»: — Как долго общество может находиться в состоянии мобилизации в условиях противостояния с Западом?

— Объединение нации вокруг внешней угрозы — это традиционный инструмент, который применяется не только российскими элитами. Но было бы гораздо лучше, если бы санкции и связанное с ними сокращение импорта использовались не как способ списать просчеты нашего руководства на «обстоятельства непреодолимой силы», а для отказа от несостоятельной сырьевой экономической модели. Нужно поднимать экономику и, прежде всего, сферу реального производства. Сейчас оптимальное время для того, чтобы перейти от разговоров к делам. Если наши власти займутся восстановлением экономического суверенитета России, это будет лучшим ответом на западные санкции.

Сопредседатель движения «Народный собор» Владимир Хомяков обратил внимание, что результаты опроса «Левада-центра» подтверждаются известной теорией пассионарности Льва Гумилева.

— Согласно представлениям нашего великого соотечественника, пассионарных людей в любом социуме порядка 5−7%. Причем как в позитивном, так и в негативном смысле этого слова. В нашем случае одна часть обладателей избыточной внутренней энергии хочет сохранить государство, а другая уничтожить его. Все остальные — ни то, ни се. Ситуация зависит не от того, сколько людей завтра захотят выйти на улицу (кстати говоря, 8% и 12% это достаточно много). Это число всегда примерно одинаково. Гораздо важнее, как к этому отнесется «болото», состоящее из прагматиков, которых интересует только собственный карман. Направленность их действий будет зависеть исключительно от характера изменившихся обстоятельств.

Давайте вспомним хрестоматийную ситуацию — февральскую революцию 1917 года. Казалось бы, всего за пару месяцев до февраля никаких предпосылок для возникновения революционной ситуации не было: ни бунтов, ни волны забастовок.

«СП»: — А как же, простите, война с Германией?

— Самое интересное, что в этой войне Российская империя побеждала. В пределах полугода мы бы дожали Германию, получив с нее колоссальную контрибуцию, плюс черноморские проливы. Мировая война затянулась на лишний год исключительно по причине выхода из нее России. Тем не менее, к беспорядкам в Петербурге примыкают рабочие оборонных предприятий, которые имели бронь от призыва в армию. Плюс запасные полки, которые не хотели идти на фронт и просто бесились от избытка адреналина.

Ленин буквально за месяц до Февральской революции собрал в эмиграции молодых социал-демократов и признался, что не видит перспектив с точки зрения развития революционной ситуации. Он даже говорил, что при его жизни революции, скорее всего, не будет. Тем не менее, через короткое время в России произошла Февральская революция как внутриэлитный переворот (смена элит), замаскированный под нечто общенародное при помощи уличной активности. Дабы придать ему легитимность в глазах народа. Еще вчера люди пели «Боже, царя храни!», а в феврале уже кричали «Долой самодержавие!».

Нечто похожее произошло совсем недавно на Украине. В данном случае на роль объекта для канализирования протестной энергии был выбран не Николай Романов, а Виктор Янукович. Следует сказать, что это был действительно никчемный президент. Не говоря уже о том, что вороватый и самодовольный. По большому счету его не любили ни на востоке Украины, ни на западе. Восток немного проснулся, когда на Майдане Незалежности вместо киевских интеллигентов появились полуграмотные бандеровские молодчики, спустившиеся с карпатских гор.

«СП»: — Можно ли в России повторить подобный трюк?

— Я бы не обольщался по поводу нашей стабильности. Результаты приведенного соцопроса более-менее отражают действительность. Но это сегодняшняя действительность, ситуация может резко измениться через месяц-другой. Я уже не говорю о годе. Одно из слабых мест правящей команды это тема Новороссии, по отношению к которой Кремль занимает совершенно невнятную позицию. Это вызывает недовольство со стороны огромного числа людей. Начиная от патриотически настроенных граждан, заканчивая беженцами, которым некуда возвращаться, налогоплательщиками (за чей счет приходится кормить беженцев) и воевавшими ополченцами. Им просто «воткнули нож в спину». Все эти группы могут использоваться закоперщиками «майданного» переворота.

Второй сценарий связан с активизацией исламистов в среднеазиатских государствах. Под видом трудовых мигрантов они будут проникать и на нашу территорию. Не говоря уже о том, что в одной Сирии воюют несколько тысяч выходцев из РФ, которые были идеологически обработаны в салафитских школах. Эти ребята будут здесь, как только начнутся конфликты на межнациональной основе с трансформацией их в межконфессиональные, что вообще ужасно.

«СП»: — Какое значение имеет экономический фактор?

— В случае резкого ухудшения ситуации в экономике, которое будет совсем нетрудно организовать, начнется массовое увольнение наших гастарбайтеров. Я очень сомневаюсь, что они поедут обратно в Таджикистан. Оказавшись не при делах, многие из них будут пополнять криминальные банды. Резюмируя: революционную ситуацию в России можно организовать буквально в течение нескольких месяцев. Логика простая — создать бардак, а потом обвинить в нем лично Путина, что позволит группе элит совершить верхушечный переворот. Дескать, стоит избавиться от «гаранта», и все будет хорошо.

Но хорошо, естественно, не будет, а будет только хуже. Все окончательно пойдет под откос. Как ни относиться к Путину, но на сегодняшний день это единственный центр консолидации в России, что на самом деле плохо. Потому что когда центр один, у заинтересованных сторон автоматически возникает искушение его куда-то деть. Если есть сплоченная команда, сильный преемник, то нет смысла охотиться за одной личностью. Вот почему, я, честно говоря, волнуюсь за президента.

Повторюсь, я пессимист и считаю, что очередная Смута в России может быть легко организована. Более того, события на Украине это прелюдия к попытке раскачать российскую государственную лодку. Поймите, сама по себе «незалежная» никому не нужна. «Свидомые» ребята, которых заставили резко невзлюбить «москалей» не понимают, что Запад воспринимает их в качестве геополитического «пушечного мяса» на фронтах войны с Россией. В цивилизованное западное сообщество дикарей с Майдана никто никогда не примет. Они нужны только для того, чтобы бороться с нами — на Украине создается очаг нестабильности с последующей переброской на территорию РФ.

«СП»: — Путин, судя по всему, осознает такую опасность и пытается провести т.н. «национализацию элит», но делает это как-то непоследовательно и осторожно.

— В этой половинчатости есть большая опасность — контрэлиты раздражаются, сохранив свои ядовитые зубы. «Пятую колонну» слегка потрепали, не уничтожив полностью. Решительная политика Путина, которая принесла ему высокий рейтинг, началась после того, как Вашингтон составил «список Магницкого». В него можно было включить кого угодно из ближайшего и не очень окружения президента. Это был типичный шантаж российских элит — сдайте Путина и вас оставят в покое. Еще один вариант шантажа — не хочешь стать фигурантом списка — помоги убрать Путина. Кстати говоря, такое целеполагание озвучивалось официально (!). Когда нашего президента поставили перед выбором «или-или», он начал бороться с компрадорскими группами в элите.

Однако сейчас Владимир Путин, сделав ряд сильных шагов, начал пробуксовывать. К чему приводит стремление усидеть на двух стульях по принципу «и нашим, и вашим», не делая резких движений, мы видим на примере Януковича. Рано или поздно президенту придется делать окончательный выбор, главное, чтобы не было поздно. Понятно, что человеку, который работал в команде великого либерала товарища Собчака, трудно порвать с теми, кто привел его в свое время в Москву. Путин отошел от этой группы, но окончательно порвать, сыграть ва-банк не спешит.

Например,Сталину было наплевать, что о нем думают в Европе или советская номенклатура. Он пользовался достаточной поддержкой среди широких слоев, что делало его неприкосновенным. Но на это надо решиться. Я в этом плане не советчик Путину — такой выбор делается один раз и тогда уже надо идти до конца. Понимая, что будет огромное количество желающих его уничтожить. Но если Путин сделает такой шаг, то получит колоссальную народную поддержку. Ему сейчас нужно создавать общественные структуры поддержки. Это то, чего у него пока нет и никогда не было. Хватит надеяться на мнимый «консенсус элит», которые сдадут президента при первой возможности. Опять же вспомним Украину. Почему здесь победил Майдан? Да потому что американцы свои $ 5 млрд. потратили не на подкуп олигархов, а на работу с низовыми некоммерческими организациями, которые создавались на западные гранты в огромном количестве.

Именно там они вербовали людей, которые были от них зависимы. В то время как Кремль работал с олигархами — с Коломойским, Ахметовым, рассчитывая купить их лояльность в обмен на дешевый газ. Американцы этим особо не заморачивались, понимая, что деньги украинских нуворишей все равно лежат на Западе. В результате устроенной США «антиолигархической» революции на Украине не пострадал ни один олигарх. Кроме г-на Януковича.

Фото: ТАСС/EPA

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня