18+
среда, 31 августа

Путину предложена реставрация унижений

На саммите G20 стало очевидным: Запад ждет от Москвы только политической капитуляции

  
65923
Путину предложена реставрация унижений

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Владимир Путин и премьер-министр Великобритании Джеймс Кэмерон во время встречи в австралийском Брисбене на G20 отметили заинтересованность в реставрации отношений России и Запада.

«Хотя тема Украины была фактически единственной в ходе беседы, достаточно продолжительной, но состоялся разговор о фундаментальных причинах нынешнего разлада в отношениях между Россией, США и рядом европейских стран. При этом Путин и Кэмерон отметили свою заинтересованность в реставрации этих отношений и принятии действенных мер по урегулированию украинского кризиса, что будет способствовать отказу от конфронтационных настроений», — заявил Песков.

Эксперты уже не раз заявляли, что в отношениях России и Запада после известных событий в Крыму и Донбассе началась новая эпоха, очень напоминающая Холодную войну. Известна речь Барака Обамы, где он поставил Россию в один ряд с «Исламским государством». А 15 ноября на G20 президент США вторично заявил, что наша страна представляет угрозу мировому сообществу не меньшую, чем лихорадка Эбола. Отсюда один шаг до того, чтобы объявить Россию «империей зла», как это было однажды сделано в отношении СССР.

Как же можно расценивать в этом контексте заявления, что прозвучали на G20? Возможна ли в принципе «реставрация отношений», о которой упомянули Кэмерон и Путин?

— На самом деле равноправных отношений между Российской Федерацией и Западом не было никогда, — говорит директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. — Имела место слепая, ничем не обоснованная мечта российской политической элиты о том, что Запад захочет видеть Россию равноправным партнёром. На Западе и в России итоги Холодной войны, особенно в 90-е годы, трактовались прямо противоположно.

На Западе считали и считают, что СССР проиграл Холодную войну. В США была даже выпущена медаль за победу в этой войне. В России долгое время уверяли себя, что мы пошли на уступки ради достижения мира. С этой иллюзией российская политическая элита начала расставаться только в 1999 году, когда получила пощёчину от США и НАТО, начавших бомбардировки Югославии без согласия России и ООН.

Россия рассматривалась Западом как поверженная страна. И лишь из соображений дипломатии нам не говорили об этом прямо. Хотя вели себя с Москвой именно как с проигравшей стороной.

Ситуация с присоединением Крыма стала той точкой невозврата, после которой прежних отношений между Россией и Западом быть не может. Запад впервые с момента окончания Холодной войны поставили перед фактом. До этого российские дипломаты перед принятием важных решений больше 20 лет консультировались с Вашингтоном. Даже в 2008 году во время военных действий в Южной Осетии наши эмиссары летали в Вашингтон, пытаясь объяснить и оправдать действия России. В ситуации с Крымом весной этого года ничего подобного не было. Такого «прецедента» Запад простить российской элите и лично Путину не сможет.

Другое дело, что Россия и Запад, особенно — Россия и Европа сильно связаны. Так что, хочешь-не хочешь, какие-то отношения поддерживать необходимо. Возможно даже внешне отношения со временем вернутся к тем, что были «до Крыма». Но только внешне. Удар по имиджу США нанесён очень серьёзный. Таких вещей не прощают. Даже если предположить немыслимую ситуацию, что Россия обратно подарит Украине Крым, Запад нам не простит именно имиджевый ущерб, который мы нанесли Соединённым Штатам.

«СП»: — Почему тогда мы слышим столь противоречивые заявления от западных политиков? С одной стороны президент США Обама уже дважды сказал, что Россия несёт миру такую же угрозу, как лихорадка Эбола и даже поставил нас на одну доску с боевиками ИГИЛ. С другой — выражаются надежды на некую реставрацию отношений. Почему бы Западу просто не объявить нас в очередной раз «империей зла», ведь Вторая Холодная война выгодна ему сейчас по многим соображениям?

— Во времена Холодной войны именно СССР был действительно главным противником Запада, полюсом притяжения альтернативных западному пути развития сил. Сейчас ситуация гораздо более сложная. С точки зрения мировой гегемонии, Китай на перспективу представляет куда большую угрозу для США, чем Россия. В то же время США и Китай настолько тесно взаимосвязаны экономически, что в открытую объявить «Поднебесную», а заодно и Россию, своими стратегическими противниками Запад не может.

США в перспективе надеются использовать Россию, как своего вассала в борьбе против того же Китая. Они уже сейчас последовательно реализуют планы по стратегическому окружению Китая, формируют антикитайский альянс. В частности, пытаются включить в него Мьянму. А без России замкнуть кольцо вокруг Китая невозможно. Даже если Китаю перерезать поставки сырьевых ресурсов морскими путями, Россия сможет смягчать своим экспортом блокаду.

«СП»: — На каком основании на Западе надеются, что Россия примкнёт к антикитайскому блоку?

— На Западе сделали ставку на смену политического режима в России.

— Надо сказать, что как раз Россия меньше всего заинтересована в конфронтации с Западом, — говорит депутат Госдумы РФ Вячеслав Тетёкин. — Тем более с Западной Европой. Мы очень тесно связаны. В первую очередь экономически. В этом смысле заявление Путина на G20, что мы хотели бы восстановления доброжелательных отношений, более чем логично. Но заинтересован ли Запад, в первую очередь США в том, чтобы мы снова «дружили»?

Дело в том, что Запад заинтересован в восстановлении неравноправных отношений с Россией, существовавших больше двух десятилетий. До этого все наши отношения сводились к тому, что мы выступали в качестве бедного родственника, а Запад делал, что считал нужным. Без оглядки на Россию. Восстановление такого «статус-кво» нам совершенно ни к чему.

Вся проблема последнего обострения взаимоотношений только в том, что, Россия позволила себе действовать, исходя из собственных национальных интересов. В 1991 году Соединённые Штаты почему-то решили, что теперь такое право может быть только у них и их союзников.

Что касается заявления Кэмерона, то доверять ему вряд ли стоит. Великобритания как раз всегда отличалась тем, что вела политику в отношении других стран по принципу: разделяй и властвуй. Никакой дружбы России с Западом ей не надо. Я бы ещё прислушался к подобному заявлению, если бы оно исходило от канцлера ФРГ Ангелы Меркель. Германия в большей степени заинтересована в сохранении баланса сил в Европе. К тому же она обожглась на двух мировых войнах, у немецких политиков больше реализма.

«СП»: — Может ли Запад в перспективе всё-таки принять реальность — Россию, ведущую самостоятельную политику?

— Нет, Запад никогда не смирится с этим. Главным образом потому, что Запад уже не одно столетие рассматривает Россию как своего геополитического конкурента. Сейчас они, главным образом, заинтересованы даже не в том, чтобы отторгнуть какую-то из наших территорий. Они хотели бы по своему усмотрению распоряжаться нашими полезными ископаемыми, сырьевыми ресурсами. Этому мешает народ России. Слишком многочисленный, по их мнению.

Надеюсь, что Россия больше никогда не пойдёт на поклон к Западу. После воссоединения с Крымом, в нашей стране многое поменялось. Патриотические настроения, которые раньше считались чуть ли не запретными, возобладали. Поэтому возврат к заискивающим отношениям с Западом невозможен. Да и сам Запад постепенно сжигает мосты, особенно — в отношениях с Владимиром Путиным.

В свою очередь, недавняя «валдайская» речь Владимира Владимировича означает, что президент России настроен на гораздо более независимое поведение в отношении Запада, чем это было до сих пор.

Фото: EPA/ТАСС

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Комментарии
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье
Арест для ветерана надзора Арест для ветерана надзора

Суд в Нижнем Новгороде заключил на два месяца под стражу высокопоставленного сотрудника прокуратуры Саратовской области