18+
вторник, 28 июня

Восточный фронт вместо «Восточной политики»

Берлин отказался от особых отношений с Москвой из-за украинского кризиса

  
17427
Восточный фронт вместо «Восточной политики»

Германия кардинально пересматривает отношения с Россией. В четверг, 27 ноября, стало известно, что из-за разногласий по Украине власти ФРГ отменили запланированную на 1−2 декабря встречу сопредседателей форума гражданских обществ РФ и Германии «Петербургский диалог». Об этом сообщила газета «Коммерсантъ».

Напомним: запущенный президентом РФ Владимиром Путиным и тогдашним канцлером ФРГ Герхардом Шредером в 2001 году «Петербургский диалог» был символом особого характера отношений между Москвой и Берлином, и его заседания проходили даже в кризисный «постгрузинский» период. Теперь в ведомстве канцлера ФРГ Ангелы Меркель считают нецелесообразным проводить подобные встречи.

На этот шаг Берлин пошел после выступления Меркель в Бундестаге в среду, 26 ноября. Канцлер жестко раскритиковала политику России на украинском направлении, и заявила, что «действия РФ ставят под вопрос мирный порядок в Европе и нарушают международное право». По ее словам, «ничто не может оправдать аннексию Крыма или извинить прямое или непрямое участие России в боях в Донецке и Луганске». Заметив, что в Донбассе продолжают стрелять, Ангела Меркель отметила, что экономические санкции в отношении РФ остаются «неизбежными».

По мнению британской газеты The Guardian, высказывания Меркель свидетельствуют об отказе Германии от прежней «восточной политики». «Медовый месяц России и Германии закончился», — вторит The Moscow Times. Как отмечается в статье, знаком перемен стало совпадение позиций Меркель и министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера в реакции на украинский кризис. Оба политика считают, что усилия Берлина по достижению «партнерства для модернизации» с РФ больше не являются целью. «Меркель примкнула к группе критиков Москвы», — коротко поясняет журнал Der Spiegel.

«Эти изменения могут оказать значительное влияние на расстановку сил на международной арене. Сторонники сближения России в Германии окажутся под огромным давлением, изменятся и отношения между Германией и США», — предсказывает The Guardian.

Что на деле стоит за изменением позиции Берлина, и как это скажется на России?

— «Восточная политика» ФРГ означала привилегированные, доверительные отношения с РФ, — отмечает доцент кафедры европейской интеграции МГИМО (У) МИД России Александр Тэвдой-Бурмули. — Это было обусловлено как крайне важными экономическими и торговыми связями, так и личными отношениями лидеров стран. Однако за последний год Германия, как представитель Североатлантического блока, неоднократно должна была корректировать восточную политику — как с учетом позиций ЕС, так и западного мира в целом в отношении России. С другой стороны, личные отношения лидеров России и ФРГ за последние полгода тоже деградировали. Это стало очевидным еще весной, когда Ангелы Меркель в телефонном разговоре с президентом США Бараком Обамой заявила, что «Путин живет в другом мире». Сейчас совершенно ясно, что Меркель и Путин — больше не партнеры. Такое нарушение межличностных контактов сильно повлияло и на сохранение российско-германских отношений в целом.

Безусловно, интересы немецкого и российского бизнеса были главным содержанием этих отношений, их цементирующей основной. Основой они остаются и сегодня, но теперь Меркель ничего не мешает объем этих отношений существенно сократить.

«СП»: — Что это означает для нас?

— Что российско-германские отношения сохранятся, но не будут определять политическую атмосферу. Грубо говоря, торговать с немцами мы будем по-прежнему, но партнерами они нас считать перестанут. Очевидно, кроме того, что Германия, которая сильно зависит от России в сфере энергетики, будет искать других поставщиков энергоресурсов. Понятно, что это процесс крайне медленный и инерционный, но он запущен. В этом плане, долгосрочные последствия нынешнего политического поворота Германии могут быть довольно существенными для России.

Есть еще важный момент. Германия была в Европе главным защитником интересов России. И здесь надо понимать: ФРГ — не какая-то малая страна ЕС вроде Греции, но страна первой величины и с глобальным политическим весом. Теперь Россия потеряла этого защитника. Как раз отмена «Петербургского диалога» и заявления Меркель, что восточная политика теперь нерелевантна, это подтверждают.

«СП»: — Как теперь изменятся отношения Германии и США?

— Я не уверен, что они изменятся принципиально. С одной стороны, задолго до пересмотра «восточной политики» — точнее, с 1950-х — Германия была одним из главных партнеров США в Европе. С другой стороны, ФРГ была и остается одним из центров ЕС, а Евросоюз имеет амбиции и потенциал стать отдельным от США центром силы. В этом контексте ФРГ — объективно — является если не соперником американцев, то отдельной величиной глобального масштаба, с которой Штатам нужно договариваться особо.

Однако украинский кризис толкнул Европу в объятия Штатов. И пока — хотя бы на время конфликта — отношения между ФРГ и США будут очень плотными. Меркель уже сделала выбор: дала понять, что не собирается слушать немецкий бизнес, который не заинтересован в антироссийских санкциях, а будет реализовывать общую политику Запада в отношении России. Но теперь можно уверенно ожидать, что по отношению к РФ — в контексте украинского конфликта — позиции Германии и США будут максимально близкими.

«СП»: — Какие недружественные шаги со стороны ФРГ мы увидим в ближайшее время?

— В принципе, отношения входят в фазу, когда от России на Западе никто ничего не ждет, и ФРГ в том числе. Совершенно точно можно сказать, что продолжится политика антироссийских санкций, и что наши геополитические соперники будут ревностно наблюдать, какое действие эти санкции оказывают на Россию. На деле же, Запад будет теперь ждать одного — когда в России сменится лидер…

— Германия действительно отказывается от восточной политики в том виде, в котором она была сформулирована когда-то Вилли Брандтом (канцлер ФРГ с 1969 по 1974 годы, — «СП»), — считает глава Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) Федор Лукьянов. — Если отвлечься от многочисленных нюансов, «восточная политика» означала, что Германия признает: из-за событий XX века у нее есть определенные ограничения в отношении Советского Союза, а впоследствии — России. Но был в «восточной политике» и еще более важный момент: ФРГ признавала, что интересы бизнеса — а немецкий бизнес даже в 1950-е проявлял огромный интерес к восточным рынкам — первичны. Другими словами, что сохранение выгодных экономических отношений важнее, чем политическая игра.

Эти принципы действовали очень долго, и пережили даже такое глобальное событие, как объединение Германии.

Сейчас можно констатировать, что эти принципы перестали действовать. Германия больше не считает необходимым связывать себя дополнительными ограничениями из-за событий Второй мировой. Это, кстати, относится не только к России, и действительно является существенным сдвигом в мировой расстановке сил. Кроме того, теперь политические интересы и амбиции Берлина первичны, а интересы бизнеса — вторичны.

«СП»: — Как новая расстановка приоритетов скажется на отношениях с Россией?

— Германия больше не будет играть роль страны-буфера в конфликтах между Россией и Западом. Тот же «Петербургский диалог» был, по сути, благопристойным общественно-политическим фасадом особых бизнес-отношений. Если заканчиваются эти особые отношения — и фасад не нужен. Думаю, общая риторика Германии отныне станет более стандартной и более «западной».

"СП": — А как изменятся отношения Берлин-Вашингтон?

— На мой взгляд, отказ от прежних принципов не означает, что Германия становится более проамериканской. ФРГ, напротив, пытается таким образом стать более самостоятельной. Украина — единственный сюжет, по которому Германия и США сегодня солидарны. По другим принципиальным международным вопросам позиции обеих стран расходятся, причем это расхождение только нарастает.

Думаю, Вашингтону тоже не очень понравится переформатирование германской политики. В определенной степени, это пересмотр итогов Второй мировой. Но, с другой стороны, это объективный процесс. Рано или поздно итоги Второй мировой перестанут действовать — нет войн, итоги которых вечны…

Фото: ТАСС/EPA

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Константин Сивков

Военный эксперт

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье