18+
пятница, 1 июля

25 миллионов «вежливых людей»

Российская дипломатия во внешней политике делает ставку на соотечественников

  
17164
25 миллионов «вежливых людей»

Обжегшись на Украине, российская дипломатия делает ставку не на работу с элитами, а на «мягкую силу» в лице общественных и партийно-политических структур. В четверг члены Совфеда обсуждали механизм выстраивания взаимодействия России с зарубежным «русским миром».

«Организациям соотечественников необходимо переходить к превращению в самостоятельную влиятельную общественную силу в тех странах, где они проживают. Этот процесс должен быть поддержан со стороны России», — заявил председатель круглого стола сенатор Константин Косачев, возглавляющий комитет по международным делам Совета Федерации.

В качестве положительного примера использования Россией «мягкой силы» сенаторы привели формирование в Германии партии «Единство» (Einheit), которая уже получила регистрацию в некоторых федеральных землях ФРГ. Партия была создана весной 2013 года. Ее численность на конец прошлого года составляла более четырех тыс. человек по стране.

В трех федеральных землях были проведены учредительные собрания, в других землях партия ждет документов по регистрации. Несмотря на то, что она не смогла провести своих депутатов на местном уровне, ее представители работают в комитетах по миграции при нескольких городских советах.

«Можно сказать, что мы поддерживаем позицию России по многим вопросам — по Украине, противодействию переписыванию истории, противодействию росту националистических настроений здесь, в Европе. Здесь мы союзники и готовы поддерживать Россию в этих направлениях», — рассказал РБК председатель партии Дмитрий Ремпель. По его словам, финансовой помощи из России никто не ждет: «Мы немецкая партия, не ориентируемся на российскую помощь, да и не хотим ее, иначе это будет расценено как вмешательство». В то же время эта политическая сила поддерживает контакты с российскими бизнесменами и общественными движениями. В свою очередь, финансирование партии осуществляется за счет членских взносов и пожертвований.

На местных выборах «Единство» придерживается внутренней повестки. Партия выступает за отмену деятельности фирм по временному трудоустройству, облегчение процедуры воссоединения семей, отмену сексуального образования в начальных классах, обязательное изучение истории немцев-переселенцев в рамках школьной программы.

В разговоре с «СП» член Комитета Совета Федерации по международным делам Игорь Морозов подтвердил, что в Германии образовалась партия, которая объединила всех переселенцев с постсоветского пространства.

— Речь идет о немцах из Казахстана, Киргизии, Украины, России. Эта партия планирует выйти на выборы в ФРГ, чтобы защищать социально-экономические интересы мигрантов, которые считают Германию своей родиной.

«СП»: — Из ваших слов следует, что понятие «русский мир» следует понимать в расширенном смысле. То есть, как совокупность носителей русского языка и культуры?

— Абсолютно верно. Потому что «русский мир», помимо этнической компоненты, это те, кто любит русскую культуру, историю, разделяет наши ценности, в конце концов, разговаривает на русском. Или те, кто имеет родственные корни по восходящей линии в России. Включая детей от смешанных браков, которые сегодня проживают на всех континентах. Ну и, конечно, это те россияне, которые по тем или иным причинам выехали за рубеж, но продолжают идентифицировать себя с Россией (несмотря на то, что они имеют уже другое гражданство). Человек может ассоциировать себя и любить одновременно две нации. Это совершенно естественно.

«СП»: — Что вы имеете в виду, когда говорите про «работу с русским миром»?

— Русская диаспора насчитывает 25 млн человек по всему миру. Имеется в виду создание условий, когда люди чувствуют, что Россия помнит про них. Для нас это большой потенциал, и мы хотим, чтобы наши соотечественники находили себя в новом мире, но не забывали про Россию.

«СП»: — Российская дипломатия теперь делает ставку не на работу с элитами, которые только зачищали (на той же Украине) русскоязычное поле, а будет работать с западным общественным мнением на уровне «корней травы»?

— Вы попали «в десятку». К большому сожалению, история с Украиной показала, что работа с элитами бесперспективна. Если ты при этом забываешь про обывателей, которые занимаются бизнесом, представляют местную интеллигенцию и формируют общественное мнение. А ведь это серьезная электоральная база, на которую ориентируются как общеевропейские (на выборах в Европарламент), так и национальные политические силы.

Как правило, наша дипломатия забывала об этой категории, ограничиваясь празднованием крупных исторических дат и событий.

«СП»: — Возможно ли повторить опыт китайской «хуацяо», когда выходцы из той или иной страны осознанно продвигают ее интересы по всему миру?

—  Этому препятствовал менталитет наших соотечественников. По крайней мере, до событий на Украине, которые стали катализатором всплеска пророссийских настроений. Я бы сказал, что Майдан и последующие события разбудили «русский мир», который проснулся и заявил о себе. Наши соотечественники, проживающие во многих странах мира, почувствовали сопричастность к единой цивилизационной общности, которая подвергается коллективной агрессии со стороны западного мира.

Не случайно во многих странах Европы наши соотечественники собирают гуманитарную помощь для жителей Донбасса. Многие выступают против фашизма и поднимающего голову крайне правого национализма на Украине. Российская дипломатия не имеет права игнорировать эти настроения. РФ как наследница СССР лучше всех помнит последствия Второй мировой войны, в которой мы пострадали больше всех. В генетической памяти русских людей заложено, что фашизм должен пресекаться на самой первой стадии, когда он проявляется еще только в ультраправых националистических настроениях. Отсюда происходит зарождение расового элитарного духа нации, который приводит к ощущению собственного превосходства.

«СП»: — Не секрет, что Европа сегодня переживает наплыв мигрантов, вследствие чего насаждаемая атлантическими элитами идея мультикультурализма вызывает отторжение у многих коренных жителей. Что порождает потребность среди наших соотечественников поддерживать связь с исторической родиной. Хотя бы ради сохранения собственной идентичности.

— Возникновение пророссийских партий как политического инструмента для отстаивания своих социальных, экономических и гуманитарных прав пойдет только на благо странам ЕС. Мы с благодарностью воспринимаем те условия, которые Германия создает для наших переселенцев, которые позволяют им интегрироваться в политическую среду.

«СП»: — Еще один уровень влияния на общественные умонастроения в Европе представляет взаимодействие с лояльными нам национально ориентированными силами вроде «Национального фронта» Марин Ле Пен во Франции, ФИДЕС в Венгрии, болгарской партией «Атака», австрийской Партией свободы.

— В этой связи также можно вспомнить итальянскую Лигу Севера, партию Сириза в Греции. Последняя трансформировалась в леворадикальный блок, который пришел к власти, нанеся сокрушительное поражение своим оппонентам. Эти настроения набирают силу в Европе. Это совершенно объективный общественно-политический процесс, который основан на гордости европейцев за свои исторические корни и знаковые события.

В принципе, это логичный ответ на стремление бюрократии ЕС следовать в фарватере американского внешнеполитического курса. Не случайно правые силы на выборах в Европарламент упрочили свои позиции. Напомню, что в январе в стенах этого законодательного органа ЕС была создана новая фракция «Альянс за мир и свободу». Она сформирована из правых сил. Судя по декларируемой политической платформе, это представляет реакцию населения на те действия европейской политической бюрократии, которая следует инструкциям вашингтонских кураторов. Чем больше политики, подобные Джозефу Байдену, будут хвалиться тем, как они доблестно продавливают свои решения в ЕС, тем жестче будет ответ. Как известно, действие рождает противодействие.

Или, другими словами, чем чаще Виктория Нуланд будет «посылать» Европу по известному адресу, тем сильнее будут пророссийские настроения.

Французский публицист и аналитик Александр Латса сомневается, что партия выходцев из России может стать заметной частью политического ландшафта в Европе.

— Например, если в РФ появится партия, состоящая из выходцев из Китая, она будет восприниматься как политическое оружие КНР.

«СП»: — Достаточно спорное утверждение. В Латвии (а это страна ЕС) на парламентских выборах победу одержала социал-демократическая партия «Согласие». Ее лидер — первый русский мэр Риги Нил Ушаков. Среди программных целей — установление более тесных отношений с Россией. За эту силу проголосовало большинство русскоязычного населения, доля которого — 26% от общего числа населения в этой стране.

— Во Франции такой вариант маловероятен. Потому что здесь не так много русскоговорящих избирателей.

«СП»: — Тогда, может быть, имеет смысл делать ставку на местных евроскептиков вроде «Национального фронта» Марин Ле Пен, которые готовы консолидироваться с Россией в вопросах внешней политики, в том числе в отношении ситуации на Украине?

— Стратегия «мягкой силы» предполагает скрытое влияние, которое не должно быть видно. В этом плане было бы гораздо более эффективно налаживать взаимодействие с национально ориентированными французскими партиями вроде «голлистов» или патриотами, которые симпатизируют России. Задействовать представителей «Русского мира», на мой взгляд, менее эффективно.

«СП»: — Франция, в том числе информационно и организационно, вписана в евроатлантические структуры, которые формируют поле неприятия внешней политики России. Можно ли каким-то образом переломить эту тенденцию?

— Следует искать те социальные и политические силы, с которыми можно установить диалог.

«СП»: — Французские фермеры или «EDF Group», которая осталась «за бортом» «Южного потока» по воле брюссельской бюрократии, подойдут в этом качестве?

— Трудно спорить, такие силы, к которым могла бы апеллировать Россия, существуют. Но пока эти силы не лидируют в политическом плане. Даже если они придут к власти на национальном уровне, у них не будет реального влияния. Потому что все решения принимаются в Брюсселе, а не в Париже. Покорить же политический Олимп ЕС французским патриотам будет не так просто, учитывая засилье там евроатлантических элит.

Использование «мягкой силы» в дипломатии может иметь многоуровневый формат, считает первый заместитель председателя Комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников.

— В частности, это организация курсов русского языка. Что немаловажно для той диаспоры, которая уехала за рубеж. Однако говорить это одно, а делать — совсем другое. Я разговаривал с министром финансов Силуановым, когда он пришел на парламентский час в Думу. Зашла речь о сокращении финансовых расходов. Первое, что сделал Минфин, он подсократил программу сотрудничества с соотечественниками. Это произошло еще полтора года назад. То есть, это было до Майдана. Я спрашиваю: «правительство говорит, что с ближним зарубежьем надо работать, а в это время вы лишаете дипломатию финансового обеспечения». Учитывая, что важность этой сферы была обозначена решением Совета Безопасности, правительства и заявлением Госдумы.

Оказалось, что есть министр, который одним росчерком пера может быть выше Совбеза, правительства и Думы. Силуанов попытался выкрутиться, сказал, пусть у Россотрудничества попросят — у них с МИДом общий бюджет. Хотя это не соответствует действительности. МИД не даст ни копейки Россотрудничеству. Тогда Силуанов предложил МИДу профинансировать эти мероприятия за счет собственных статей. В результате эта программа была «зарезана». Так что говорится одно, а делается совсем другое.

Мне, конечно, приятно, что партия Либермана в Израиле находится на первых ролях. Если аналогичная ситуация возникнет в Германии, будет еще лучше. Но это едва ли зависит от российского МИДа или других структур. Было наивно полагать, что они способны на великие свершения в условиях отсутствия финансирования.

«СП»: — Европейские правые укрепляют позиции в Европарламенте, и это, к счастью, не зависит от российского Минфина.

— База поддержки России находится не на правом фланге политических сил ЕС. Ни консерваторы, ни либерал-демократы (на которые опиралась «Единая Россия») нас не поддерживают в европейских институтах. Только группа объединенных левых поддержала Россию. Рассчитывать на правых не стоит. Левый фланг предельно широк. Он состоит не только из рабочих, но также из Всемирной федерации женщин, молодежи, Фонда мира, Всемирной федерации юристов. Это структуры, незаслуженно забытые нами с советских времен.

«СП»: — Разрешите с вами не согласиться. Национальный фронт Марин Ле Пен — это консервативная сила, которая поддерживает внешнеполитическую линию Москвы.

— Это, скорее, исключение. А я вам говорю о 30−40 партиях. Та же венгерская партия ФИДЕС то поддерживает нас, то нет. А многие если и поддерживают, то делают это в своих интересах, пока находятся в оппозиции.

Фото: Василий Батанов/РИА Новости

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Владимир Рогов

Председатель комитета госстроительства Новороссии

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье