Кавказский козырь Кремля

Присоединение Южной Осетии к России отрезвит Запад?

  
65584
Кавказский козырь Кремля

Запланированное на 11 марта подписание договора о союзничестве между Россией и Южной Осетией отложено на 18 марта. Хотя, не исключено, что и эта дата не окончательная. Это решение Кремля, пишет «Взгляд», стало неожиданным и почти скандальным, оно застало врасплох всех, включая уже прибывшую на церемонию в Москву делегацию из Цхинвала и даже протокольный отдел МИД РФ. О чем свидетельствует этот жест, однозначно сказать нельзя.

СМИ выдвигали версии о том договор, несмотря на то, что над ним работали больше года, остаётся недоработанным. О том, что Кремль выжидает, когда поутихнут страсти среди юго-осетинской элиты, среди которой нет единого мнения по поводу проекта договора.

Между тем, стоит обратить внимание на следующий факт: близится годовщина воссоединения Крыма с Россией. Год назад от Владимира Путина тоже никто не ожидал такого яркого решения: поддержать волеизъявление жителей Крыма и принять полуостров в состав России.

Не ждёт ли нас новый нестандартный ход российской власти — решения принять Южную Осетию в состав Российской федерации?

— Я бы вполне мог допустить такой вариант развития событий, — говорит ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. — По всем данным, большая часть жителей Южной Осетии поддерживает процесс вхождения в состав России. Возможно, многие в этой республике предпочли бы не сливаться с Северной Осетией, а войти в состав РФ как полноценный субъект федерации.

А тот договор о сотрудничестве, подписание которого, вроде как, на неделю отложили, ничего принципиально не менял. Между Россией и Южной Осетией и без того заключено достаточно много разного рода договоров, которые регулируют все важные вопросы взаимоотношений, если исходить из того, что Южная Осетия — независимое государство.

Поэтому здесь два наиболее вероятных варианта — либо посчитали, что договор не имеет особого значения, нет особого смысла его сейчас подписывать. Надо дать процессу интеграции республики в состав России идти своим чередом. Либо же на самом деле готовятся объявить о вхождении республики в РФ.

«СП»: — А если, на самом деле, произойдёт это событие, как отреагирует Запад: наше международное положение ухудшится или — наоборот?

— Я думаю, это был бы очень сильный ход Путина. К президенту России в последнее время было много претензий со стороны патриотической общественности. В первую очередь в связи с двусмысленной политикой в Донбассе, его отказом ввести войска на Юго-Восток Украины после свержения Януковича. И оба Минских соглашения отрицательно были встречены в патриотическом лагере.

В итоге мы получили этакий полумир в Донбассе, который в любой момент может обернуться войной. Мало того, Россия вольно или невольно дважды останавливала наступление ополченцев, когда они имели все шансы развить свои успехи, а вот как будут развиваться события в случае «третьего раунда» войны точно сказать никто не может.

В этой ситуации присоединение Южной Осетии было бы очень сильным ходом. Он бы продемонстрировал всему миру, что Россия не боится санкций Запада, проводит самостоятельную политику без оглядки на представления НАТО и Запада, что ей можно и что нельзя.

Крымский прецедент уже есть. Присоединение Южной Осетии лишь показало бы последовательность России в отстаивании национальных интересов.

«СП»: — Наверно, по аналогии с Крымом, сначала должен быть проведён референдум по этому вопросу?

— В республике уже проходило два референдума, в ходе которых жители высказывались за вхождение в состав в России. Поэтому сказать трудно: может быть, и стоит провести третий, так сказать «утвердительный» референдум, а, может быть, достаточно и первых двух. Это уже вопрос юридических тонкостей.

Главное в том, что, на мой взгляд, присоединение Южной Осетии резко изменило бы саму тональность международного положения Россия. Сейчас в США и Европе многие считают, что Запад успешно давит на нас, и чуть ли не загнали в угол. Слухи о болезни Владимира Путина — это тоже из той же серии. Дескать, довели… А такой шаг России отрезвил бы Запад.

«СП»: — Улучшится ли военно-стратегическое положение России в случае вхождения кавказского государства в её состав?

— Думаю, что в этом смысле мало бы что изменилось. У нас и так есть там военные базы и в случае необходимости мы и сейчас можем осуществлять военные операции на Кавказе и в Закавказье с территории Южной Осетии.

«СП»: — А можно ли предположить, что Южная Осетия под действием тех или иных внешнеполитических факторов начнёт ориентироваться не на Россию, а на Европу, к примеру?

— Война 2008 года, в которой Евросоюз был в политическом отношении на стороне Грузии, надолго излечила Цхинвал от «проевропейских симпатий». Само собой, и возвращение в Грузию, по крайней мере, в обозримой исторической перспективе для республики неприемлемо. Да и в предыдущие столетия осетины с грузинами плохо уживались. К тому же осетины, живущие в двух республиках, тяготеют к жизни в одном государстве.

Если допустить, что у российской власти в будущем по каким-то причинам пропадёт интерес к Южной Осетии, этой республике придётся существовать в весьма подвешенном состоянии. По большому счёту, без России Южная Осетия не сможет состояться. Ведь, в отличие от той же Абхазии, у неё даже нет выхода к морю.

— Я вполне допускаю вхождение Южной Осетии и даже Абхазии в состав России, — говорит директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. — Технически это не так сложно сделать, учитывая пророссийские настроения в республиках. Другое дело, что сейчас это Кремлю не нужно. До следующих президентских выборов далеко. Такой сильный козырь, как присоединение новой территории вполне могут приурочить к новым выборам. Тем более учитывая, что наши ближайшие союзники — Белоруссия и Казахстан — ведут себя довольно непоследовательно. А гражданская война на Украине рискует затянуться на годы. Правда, я не уверен, что популярный сейчас тренд поддержки русского мира будет столь актуален в 2018 году. К тому же нельзя забывать, что Абхазия исторически сильно связана с Турцией. И я не исключаю, что при изменении международной обстановки, Абхазия в большей степени будет ориентироваться именно на Турцию. Ну, а Южная Осетия после «большой крови» 2008 года, конечно, в любом случае будет ориентироваться на Россию.

«СП»: — А как в нынешней ситуации на присоединении Южной Осетии к России отреагирует Запад?

— Я думаю, на фоне того, что уже произошло на Украине, реакция Запада будет не столь бурной. Другое дело, повторяю, что сейчас российской власти это присоединение мало что даст в электоральном смысле. Надо так же учитывать, что присоединение Крыма год назад вызвало общенациональное ликование. А вот присоединение Южной Осетии далеко не все россияне воспримут с энтузиазмом в столь сложной международной ситуации, как сейчас.

Фото: Алексей Никольский/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня