Мир по гамбургскому счету

Директор немецкого института безопасности о том, как решить украинский кризис

  
9958
Мир по гамбургскому счету

События последнего года ярко продемонстрировали, что у России и Европейского союза разные взгляды на политику безопасности на континенте. То, что в Москве называют государственным переворотом на Украине, в Брюсселе считают «конституционной сменой власти», осуществить которую, по признанию Барака Обамы, помогли Соединенные Штаты. Расширение НАТО в Кремле считают угрозой национальной безопасности, а в Североатлантическом альянсе, напротив, говорят, что это Россия вынуждает блок наращивать свое военное присутствие в Европе.

Отношения России с Европой и США настолько ухудшились, что лидеры многих западных держав, в том числе Ангела Меркель и Франсуа Олланд, отказались приехать в Москву на торжества, посвященные 70-й годовщине победы в Великой Отечественной войне. Учитывая, что заинтересованные стороны не могут сойтись даже в таких принципиальных вопросах, как причины украинского кризиса, неудивительно, что выход из него пока что видится весьма туманным.

Научный директор Института исследований проблем мира и политики безопасности при Гамбургском университете, профессор Михаэль Бжоска (Michael Brzoska) согласился рассказать «СП» о том, как в Германии и Европе смотрят на украинские события, чего ждут от России и допускают ли возможность новой Холодной войны.

«СП»: — Господин Бжоска, с европейской точки зрения, в чем заключается лучший реалистичный вариант выхода из украинского кризиса?

— Я бы рассматривал отдельно ситуацию с Востоком Украины и с Крымом. В отношении Восточной Украины, первые и вторые Минские соглашения содержат вполне реалистичные основания для решения кризиса. Основополагающие принципы: соблюдение режима прекращения огня, которое будут контролировать международные организации; широкая политическая автономия для Донецкой и Луганской областей в составе Украины; восстановление институциональных связей этих регионов с Украиной; международный контроль над российско-украинской границей. Как только удастся достичь этого, можно будет приступать к осуществлению следующих шагов. Они должны включать в себя создание полиции, то есть силовых органов, которые подчинялись бы региональным властям Донецка и Луганска, а также разоружение и роспуск всех иррегулярных вооруженных формирований, как в Донбассе, так и на остальной территории Украины.

Что касается Крыма, лучшим долгосрочным решением был бы возврат Россией этой территории Украине в обмен на повторный референдум населения Крыма, в котором они смогли бы выбирать между независимостью, присоединением к России или тем, чтобы остаться в составе Украины.

«СП»: — Москва долгое время выказывала озабоченность непрекращающимся расширением НАТО на Восток. Но судя по заявлениям последнего года, для многих европейских лидеров эти опасения стали, чуть ли не откровением. Они признавали, что недооценили тревогу России и сейчас бы не стали так агрессивно втягивать Украину в евроатлантические структуры. Чем объясняется такое отношение?

— Тем, что Евросоюз основывался на принципе, заложенном в Парижской хартии, что все страны Европы могут свободно определять свою внешнюю политику и политику безопасности. Это касается и вступления в различные альянсы. Но Россия заявила, что исходит из еще одного принципа, также заложенного в Парижской хартии, — о равной безопасности для всех. Следовательно, НАТО не должно расширяться на Восток, так как это является угрозой для безопасности России. После того, как эти соображения были озвучены, Европа попыталась предложить контрмеры, такие, как создание совета Россия-НАТО.

К сожалению, во время правления администрации Буша в США, институты, которые должны были убедить Россию, что Североатлантический альянс не направлен против нее, деградировали и перестали работать. Европы была слишком медлительной и слабой, чтобы самостоятельно предпринять что-то в этом направлении. И подсознательно у них всегда была надежда, что все как-то само образуется и Россия, в конце концов, примет расширение НАТО. Европейцы были слишком наивны, полагая, что либеральные принципы, в том числе свобода государств выбирать свое будущее, будут в итоге приняты Россией.

«СП»: — В интервью «Немецкой волне» вы сказали, что России не нужно расширение границ, а нужны лишь гарантии, что такие страны, как Украина и Грузия останутся хотя бы нейтральными. Неужели это так много для Запада?

— В соответствии со своими базовыми принципами ни НАТО, ни Европейский союз не могут принимать решения о нейтралитете тех или иных стран. Это могут сделать только сами эти государства. Таким образом, требование, чтобы Грузии и Украине прямо сказали, что они не могут стать членами ЕС или НАТО, идет вразрез с основными принципами этих организаций, и просить этого — для них действительно слишком много.

С другой стороны, никто не может заставить НАТО и ЕС принять Украину и Грузию в свои ряды. Ключ к решению этой дилеммы, на мой взгляд, заключается в создании нового европейского мирного порядка. Или, как минимум, в предоставлении Западом и Россией совместных гарантий безопасности этим странам, которые должны включать и территориальную целостность. Это должно уменьшить их страх перед российской агрессией.

«СП»: — Сегодня все чаще говорят о новой Холодной войне. Вы считаете, мы уже вошли в этот период или еще есть шанс предотвратить длительную конфронтацию?

— Еще есть шанс предотвратить Холодную войну, и во многом это будет зависеть от решения украинского кризиса. Но не менее важны переговоры и соглашения о новом европейском миропорядке, который прояснил бы некоторые «серые зоны» Парижской хартии и создал инструменты, которые помогли бы контролировать соблюдение этих правил и договоренностей.

«СП»: — Холодная война между СССР и Западом во многом была основана на соперничестве двух идеологий. В чем главная причина противоречий сейчас?

— Между мейнстримом в Европе и России и сейчас остаются серьезные идеологические разногласия, пусть и не такие большие, как в советский период. По мнению европейцев, либеральные права, которые доминируют в Европе, в какой-то мере находятся под угрозой в России. Европа считает, что в России доминируют консервативные, и порой даже реакционные ценности, например, по вопросу гомосексуализма. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов глобальное соперничество между Россией с одной стороны и Соединенными Штатами и их европейскими союзниками с другой.

«СП»: — Кстати о США, в России многие считают, что именно Вашингтон несет большую часть ответственности за ухудшение отношений с Западом, а Европа просто вынуждена идти в фарватере. Вы с этим согласны?

— Нужно отдельно рассматривать нынешнюю администрацию США, которая, как мне кажется, изначально пыталась поддерживать хорошие отношения с Россией (вспомните «перезагрузку»), и правительство Буша и республиканцев. Сегодня лидеры Европы и США находятся в целом на одной волне. Если к власти в Америке придут республиканцы, ситуация может измениться. Но нужно принимать во внимание, что в условиях нынешней конфронтации в Европе, которая серьезно обострилась после присоединения Крыма к России и начала войны на Украине, европейские страны все больше тяготеют к США просто из страха перед Москвой.

Снимок в открытие статьи: Михаэль Бжоска/ Фото: Heinrich-Böll-Stiftung

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня