Сербская окраина НАТО

Сможет ли Запад включить Белград в единый антироссийский фронт

  
12951
Сербская окраина НАТО

Правительство Сербии намерено интегрировать страну в НАТО. 18 марта первый вице-премьер правительства страны, глава МИД Ивица Дачич и министр обороны Братислав Гашич в ходе визита в штаб-квартиру Альянса в Брюсселе намерены подписать Индивидуальный план партнерства (Individual Partnership Action Plan — IPAP) с военным блоком.

— В ходе визита в штаб НАТО речь пойдет о дальнейшем развитии партнерских отношений и укреплении политического диалога в контексте недавно принятого Плана действий индивидуального партнерства между республикой Сербией и НАТО, — говорится в сообщении сербского МИД.

Стоит отметить, что парламент Сербии в 2007 году принял резолюцию о нейтралитете и неучастии в военных блоках. Также важно, что против вступления в НАТО, согласно соцопросам, высказывается более 70% граждан страны.

План действий Индивидуального партнерства был принят правительством Сербии 20 декабря 2014 года и подтвержден со стороны НАТО 15 января. IPAP — это высшая форма сотрудничества с Альянсом в рамках программы «Партнерство ради мира» (ПРМ). IPAP предусматривает союзнические взаимоотношения и стратегическое военное партнёрство между странами-участниками НАТО и третьими странами. При этом государства, имеющие план действия, считаются основными партнерами НАТО вне блока и даже имеют определенные гарантии безопасности. Более того, они могут претендовать и на вступление в Альянс в качестве полноправного члена.

Пока IPAP предусмотрены планы участия Североатлантического альянса в «реформе обороны» и повышении взаимодействия вооруженных сил Сербии с силами НАТО. Кроме того, согласно плану действий, до конца 2017 года на сербской военной базе «Юг» при участии Альянса должен быть основан Центр обучения «для стран партнеров по ПРМ/НАТО».

Директор РИСИ, генерал-лейтенант Службы внешней разведки в отставке Леонид Решетников замечает: в руководстве Сербии есть люди, которые считают, что как бы сербы не сотрудничали с Россией, у Белграда все равно нет другого выбора, кроме как идти в Евросоюз и НАТО.

— Таких людей много в правительстве страны, чуть меньше — в администрации президента, но они четко проводят озвученную линию, прогибаясь под США и Европу без особого сопротивления. Более того, охотно втягиваются в реализацию такой политики. Программа «Партнерство ради мира» и т. д., которые вроде бы не предусматривают прямой интеграции страны в военный блок — это всего лишь прикрытие работы по втягиванию Сербии в орбиту США и Европы. Но это не значит, что такие планы не встречают противодействие. Сопротивление идет со стороны представителей политических партий, депутатов, общественности.

Конечно, с чисто военной точки зрения, интеграция Сербии в НАТО и даже ее полноценное членство не критично для нашей безопасности. Но с политической и стратегической точек зрения полный контроль этого государства Североатлантическим блоком — довольно неприятная вещь. Сербия — это последний анклав на Балканах, который Альянс пока еще не контролирует полностью. Вхождение Сербии в ЕС, а затем и в НАТО, что, в общем-то, часто вытекает одно из другого, скорее всего, приведет к тому, что США чуть успокоятся в том плане, что подчинят себе все страны Балкан. Конечно, грустно, что у России не окажется ни одного пятнышка на карте полуострова, где мы могли бы как-то присутствовать, в том числе и в военно-политическом отношении.

Бывший заместитель начальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ генерал-лейтенант Евгений Бужинский замечает: Сербия разбита на два крыла: одно считает, что страницу с бомбардировками пора бы уже окончательно перевернуть и забыть, другое — настаивает и говорит: «Не забудем».

— У власти там сейчас находятся люди, стремящиеся в ЕС через НАТО. Да, в конце 2014 года правительство Сербии добровольно активизировало программу «Партнерство ради мира». НАТО аплодирует желанию правительства Сербии. Только есть одно «но» — признание автономности Косово. Готовы ли к этому сербы — большой вопрос. В этом смысле непонятно, будет ли проводиться референдум или нет. Я не думаю, что в случае народного голосования по этим вопросам правительство получит всеобщее одобрение. Если референдума не будет, то, наверное, благодаря стараниям политической верхушки Сербия сможет стать членом и НАТО, и Евросоюза.

Что касается безопасности РФ, то с военной точки зрения тот факт, что к 28 странам-участницам Североатлантического блока добавится еще одно, не сыграет какой-то роли. Сербия — не такая уж и грозная сила, чтобы ее присоединение к НАТО нарушило стратегический баланс между Россией и Западом. Тем более, она с нами непосредственно не граничит, так что даже если там и разместят какие-нибудь ракеты, то они будут представлять для нас такую же угрозу, как ракеты, размещенные в Испании или Португалии. Но если у Альянса есть деньги, то пусть размещают.

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов полагает, что сотрудничество Сербии с НАТО и Западом, по большому счету, носит ограниченный характер до той поры, пока не будет решен вопрос с Косово.

— А в ближайшей перспективе прогресса здесь не наблюдается, поскольку Косово стало государством со своей собственной армией. Более того, все преференции Вашингтона в этом регионе, а через него — и Евросоюза, направлены к Косово, а отнюдь не к Сербии.

Отмечу, что сербы как титульная нация Югославии в сложные времена «холодной войны» сумели усидеть на двух стульях — с одной стороны входили в соцлагерь, с другой — не состояли ни в каких военных блоках, и при этом совершенно спокойно сотрудничали с Западом, брали там кредиты. Югославия вообще была открытой страной. Кстати, многие считали, что как раз эта страна, а не Франция, ФРГ или Великобритания, — это и есть идеал европейского государств. Потому что в этой стране «третьего пути» удалось совместить капитализм и социализм.

Такой опыт сербов ценен и сейчас. Я хорошо знаю Сербию, работал там, и, на мой взгляд, сербы прекрасно осознают, каким образом им действовать в нынешней ситуации, когда на их страну оказывается колоссальное давление со стороны Запада. В свою очередь, мы в России не должны ожидать от них, что они непременно займут жесткую и бескомпромиссную позицию, ориентированную на Москву. Это просто невозможно в нынешних условиях. Но сербы вряд ли займут и абсолютно прозападную позицию.

Мне кажется, что их политика лавирования приведет к тому, что будет найден компромисс в отношениях с Западом, но при этом Сербия не перейдет в антироссийский лагерь, который сейчас усиленно создается в Европе руками Вашингтона. Сиюминутно сербов в сторону Запада не переориентировать. Вспомните историю с Германией, Югославией и Антикоминтерновским пактом, когда Югославия вошла в этот блок, а потом сразу же произошел госпереворот, в результате которого к власти пришли люди, которые отказались от союза с Германией.

Таким образом, в будущем мы будем наблюдать некое балансирование Сербии между РФ и Западом. Но я не думаю, что эту страну США удастся включить в единый западный фронт для противостоянии с Россией. Кстати, я не уверен, что такой фронт вообще будет создан. Посмотрим, что будет на саммите ЕС 19−20 марта. Насколько я понимаю, намечаются большие разборки между европейскими политиками по поводу санкций, действия Вашингтона и т. д. Я напомню, что глава Евросовета Дональд Туск уже заявил, что Европа пока не готова к усилению санкций против России, так как среди стран-членов ЕС по этому вопросу пока нет единого мнения.

Фото: EPA/ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня