18+
воскресенье, 24 июля

Новый расклад

Вашингтон вычёркивает Европу из «украинской темы»: плюсы и минусы

  
61088
Новый расклад

Мне уже доводилось говорить, что две пресс-конференции после Дня Победы — с Меркель в Москве и с Керри в Сочи — стали свидетельством изменения международного контекста вокруг конфликта на Украине. Постное лицо Меркель, которую, кажется, Путин за шиворот вытащил на совместную пресс-конференцию, соответствовала её демонстративной риторике: «сепаратисты», «аннексия Крыма» и т. д. В то же время Керри, который впервые за долгое время согласился на совместный подход к прессе с Лавровым, чуть ли не светился от удовольствия. И, заметьте, он вообще не упомянул про Крым (хотя разговор с Путиным и Лавровым был по всем проблемным вопросам), и ни разу не назвал повстанцев Донбасса сепаратистами или, тем более, террористами: исключительно «стороной конфликта».

Эти, казалось бы, незначительные детали, являются знаками изменений в международном раскладе. Сразу после встречи Керри с Путиным-Лавровым я сказал, что США решили изменить степень своего участия в урегулировании конфликта. И вот сегодня Нуланд в Киеве подтвердила мою догадку. Она так и заявила о том, что США готовы углубить своё участие в урегулировании украинского кризиса.

Что из этого следует?

Во-первых, наша сторона всегда настаивали на том, чтобы за стол переговоров садились не подставные фигуры или марионетки, а основные спонсоры госпереворота и, соответственно, гражданской войны на Украине. И это явно не Европа в лице Германии или Франции. Вспомним, что Меркель приезжала к Путину для разговора через Вашингтон. Так какой смысл разговаривать с актёрами, если можно говорить с режиссёром этой драмы, или, точнее, с автором, который может изменить сам сценарий?

Поэтому для нас в рамках работы по урегулированию конфликта и прекращению гражданской войны выход на авансцену США, конечно, выгоден. Тут прямо по Хангтингтону: в урегулировании конфликтов на цивилизационных разломах ключевую роль играют «стержневые» государства, а не участники конфликта.

Во-вторых, как изменился международный контекст? И, одновременно, почему Штаты пошли на изменение своей позиции? Исходная посылка: Россию не удалось ни поколебать санкциями, ни изолировать. Следовательно, основная стратегическая линия Штатов оказалась неэффективной. И первыми это поняли Германия и Франция. Отсюда их марш-бросок в Москву и договорённость с Путиным о «нормандском формате». Отсюда их участие в подготовке Комплекса мер 12 февраля в Минске с его экономической и, главное, политической частью. Отсюда их постепенная смена риторики в отношении Киева. И главное: Европа, похоже, осознала, что в новой «холодной войне» против России проигравшей стороной останется именно она, причём при любом исходе этой войны. А ведь на горизонте замаячила и горячая война, учитывая тот факт, что бандеровская часть украинского истеблишмента уже показала, что готова примерить на себя тогу Герострата.

В результате осознания перспективных раскладов, Европа (Германия и Франция) решила на двоих с Россией перейти к постепенному урегулированию украинского кризиса. Постепенность — условия сохранения лица. И к маю выяснилось, что у нас с европейцами и начинает получаться. Главный признак этого — формирование рабочих подгрупп Контактной группы, на что Порошенко совершенно не хотел идти, чтобы не получить от своих наци обвинения в сотрудничестве с «террористами и сепаратистами».

И вот тут-то в Вашингтоне поняли, что украинский кризис, менеджерами которого они с самого начала являлись, может выйти из-под их контроля. И последовала коррекция курса. С одной стороны, в Вашингтоне настояли на том, чтобы европейцы сохранили бескомпромиссную риторику (аннексия Крыма, сепаратисты и т. д.). А с другой — отправили Керри в Сочи, чтобы через Путина, который, по мнению Запада, является ключевой фигурой будь то в урегулировании или в эскалации конфликта на Украине, перехватить у Европы инициативу.

В конце концов, большинство международных экспертов сходятся в том — и я с ними в этом согласен, — что одним из главных мотивов запуска на Украине, в центре Европы, военного конфликта является фактическая аннексия Евросоюза со стороны США. Аннексия де-факто, конечно, а не де-юре. И разве могли при таком целеполагании допустить в Вашингтоне, чтобы Европа, опираясь на Путина, начала самостоятельную игру у себя дома? Конечно, нет.

В результате сложнейшей дипломатической игры мы можем выйти на приемлемые для себя результаты. Особенно в той части, которая касается урегулирования на Украине (а это, в свою очередь, возможно только при сущностном перерождении природы политического режима в Киеве). Правда, при этом мы рискуем потерять на ближайшее время шанс выстроить Большую Европу от Атлантики до Тихого океана. Но ничего, это не последний шанс.

А европейцев жалко — хороший был проект, перспективный.

Автор — директор Центра либерально-консервативной политики им. П. Столыпина и П. Струве

Снимок в открытие статьи: госсекретарь США Джон Керри и канцлер Германии Ангела Меркель /Фото: imago stock&people/Global Look Press

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
Как дурят отдыхающих Как дурят отдыхающих

«СП» узнавала как не попасть на удочку к таксистам-прохиндеям и нечестным официантам

СП-Поволжье