18+
понедельник, 26 сентября
Политика / Война в Сирии

О предательстве — с восторгом?

Юрий Болдырев о цинизме манипуляторов на фоне разворачивающейся войны

  
65535
Бомбардировщик Су-24М на аэродроме перед вылетом на боевое задание
Бомбардировщик Су-24М на аэродроме перед вылетом на боевое задание (Фото: Александр Елистратов/ТАСС)

Несколько замечаний в связи с разворачивающейся войной. События развиваются стремительно. Не успеешь предупредить, что война — не место для шапкозакидательства и преждевременных фанфар, а контекст меняется, и читателю уже не вполне понятно, о чем речь. Так, вспомните, что творилось на наших телеканалах, какое было ликование и упоение нашими и французскими массированными бомбардировками, операцией «Возмездие» после трагических событий в Париже и последовавшего признания, что и наш гражданский самолет был именно подорван… Не успеешь усомниться в ценности подобных «союзничков», обратить внимание, на то, что такое «союзничество» скорее настораживает, чем обнадеживает (см. мою статью «Война — дело серьезное», направленную в «Литературную газету» 20 ноября, но вышедшую неделю спустя), а контекст всех рассуждений уже затмили новые события.

Я говорю об уничтожении нашего самолета (еще гражданского — с туристами), но на слуху у читателя уничтожение уже другого нашего самолета — военного. И уже не безвестными «террористами», но этими самыми нашими сомнительными «союзничками» — натовским истребителем. Подчеркиваю: не одной лишь Турцией — США постфактум действия Турции немедленно официально одобрили, и есть серьезные основания полагать, что и предварительно — неформально благословили.

Кстати, с моим определением подрыва нашего гражданского самолета как диверсии (эпизода войны, в которую мы вступили и в которой противник наносит нам ущерб теми средствами, которые ему доступны) многие читатели не согласились. А некоторые даже и возмутились. Мол, какая же это диверсия — это же не объекты военной инфраструктуры. Убийство мирных людей, значит — теракт!

Придется пояснить.

Речь вообще не об оправдании или обвинении организаторов и исполнителей. Нет такого, что теракты совершают люди плохие, а диверсии — хорошие. Речь о нас самих — как мы все это трактуем и осознаем. Речь об адекватном понимании ситуации и описании событий на языке, не вводящем в заблуждение.

Пример: когда гитлеровские диверсанты отравляли наши колодцы — это были теракты или диверсии? В условиях военного времени трактовка была однозначной — диверсии. А когда уничтожали наши деревни вместе с жителями? Тоже не теракты, а карательные операции, акты геноцида. Все это были преступления против мирного населения, против человечности, военные преступления, но называть это терактами никому не приходило в голову. Почему же теперь иначе?

Да потому, что в общественном сознании теракт воспринимается как неспровоцированное нападение на мирное население, как акт устрашения в мирное время, без какой-либо официально ведущейся войны.

Всякое убийство людей ужасно. Но когда во время войны бомбардировщики сбрасывают бомбы на вражеские города, это не вызывает удивления — война же ведь! Так было и во Вторую мировую, и у американцев во Вьетнаме и Ираке. Аналогично, если это не бомбы, летящие сверху, а мины, заложенные вражескими диверсантами — война…

А вот если в массовом сознании войны нет, то реакции совершенно иные.

Разница в том, что если никакой войны нет, но вдруг происходят теракты, то основные претензии у людей — не к своей власти, не обеспечившей безопасность, а к неким «террористам». Если же идет война, и все понимают, что это ВОЙНА, то не к внешнему противнику, но к своим властям предъявляются ясные требования: эффективно вести войну на фронтах и защищать тыл от вражеских диверсий. Если идет война, то всякая удавшаяся вражеская диверсия — это не просто успех противника, но еще и недоработка или даже провал своих.

Что же в данном случае?

Напомню: именно Франция (из «цивилизованных» стран) была зачинщиком и активным соучастником уничтожения Ливии. На месте ранее цветущего государства теперь — зона хаоса. Но мы принимаем палача Ливии Саркози в Москве с небывалыми почестями. Об этом я уже писал, но повторю с некоторым дополнением. Только вдумайтесь: глава союзного нам государства Белоруссии, умудряющийся столько лет эффективно противостоять давлению Запада (вот где искусство!), до сих пор не является почетным доктором МГИМО. А палач Ливии Саркози — теперь вот такой вот «почетный». Не стыд и позор нам — что мы с подобным молчаливо соглашаемся?

А в нынешнем сентябре — уже при президенте Олланде — Франция бомбила территорию Сирии. Без какой-либо просьбы или согласия сирийских властей. Это что — не война? А тогда что? Карательная операция? Мое личное мнение… Ладно, отставим мое личное мнение. Но Россия тогда официально, устами представителя МИДа, заявила, что такие действия Франции — это уничтожение международного права.

В этих условиях, когда Франция недвусмысленно ведет войну, было бы странно, если бы противник не пытался бы ей отвечать. Чем отвечать? Очевидно: тем, чем может.

Повторю: никоим образом не оправдываю уничтожение мирных людей. Ни во Франции, ни в Сирии, ни в Ливии и Ираке. Но категорически против лицемерного деления мира на две зоны. Зону хаоса, где «цивилизованные» развязывают и ведут войны, лишающие мирное население покоя, крова и самой жизни. И зону спокойствия и благополучия, до которой, если рука мстителя дотягивается, то это уже «теракт» и основание для возмущения «варварством».

Кстати, важное уточнение для ясности видения окружающего мира и нашего места в нем. Несмотря на все попытки нашего руководства выстроить с Западом то такую, то другую единую «коалицию против ИГИЛ*», несмотря на всю нынешнюю «дружбу» с Олландом (судя по всему, осознавшим свою персональную ответственность за беспечное ведение войны и необеспечение надежного тыла и именно поэтому ищущего «нестандартный» — за рамками НАТО — способ реабилитироваться в глазах своих сограждан), тем не менее, нет ни малейших оснований предполагать и надеяться на то, что по планам таких наших «союзничков» в будущем нам отводится место в зоне благополучия, а не хаоса…

А ведь как хотелось нашим руководителям включиться в единую с «цивилизованным миром» коалицию против ИГИЛ! Похоже, готовился некий акт исторического единения с Западом. Иначе к чему бы это недавнее странноватое помпезное мероприятие, на которое собрали вместе членов обеих палат парламента (по Конституции собираются вместе — исключительно для заслушивания послания Президента) и даже руководителей законодательных органов субъектов Федерации и глав религиозных конфессий? Для чего? Ясно же, что не для того этот большой хурал собирали, чтобы посмотреть на Матвиенко и Нарышкина. Что такое важное должны были сообщить? Не иначе, как нечто масштабное внешнеполитическое — на уровне не менее присоединения Крыма. Но не случилось, что-то в последний момент «не срослось» — Президент не прибыл и ничего судьбоносного не сообщил.

А чтобы лучше понимать всю ситуацию, представьте себе, что мы оказались в роли Ливии, Ирака и Сирии. Скажете, невозможно? Мол, у нас ядерное оружие? Но мир не стоит на месте. И если продолжать уничтожать свою науку и свое высокотехнологичное производство и все надеяться, что Запад нас «простит», создаст с нами единую коалицию, санкции отменит, цена на нефть вырастет — и заживем, как прежде, то… То недалек тот день, когда, в силу тех или иных научно-технологических достижений наших геополитических противников, и ядерный щит окажется не абсолютной защитой. И что тогда?

Представьте себе, что Западу в будущем все же удастся организовать у нас то, что ему уже удалось сделать на территории Ирака, Ливии и Сирии. Так неужто тогда наше сопротивление будет исключительно «в белых перчатках»? И по всем цивилизованным правилам ведения войны? И наши группы сопротивления будут исключительно высоко гуманными, ни в коем случае не экстремистскими, не «террористическими»? Прямо так: сначала бежим подписываться под всеми женевскими соглашениями и лишь после этого начинаем «правильно» сопротивляться своему уничтожению?

Неужто кто-то всерьез полагает, что те, чьи дети, жены и матери погибли от американских бомб с поражающими элементами из обедненного урана, теперь будут чрезвычайно тщательно выбирать, как мстить врагу — чтобы попадать исключительно во вражеских генералов, но ни в коем случае не задеть мирных жителей?

Соответственно, возвращаясь к Франции и «терактам» в ней — здесь все просто: руководство воюющей страны элементарно не обеспечило безопасность тыла.

А что же у нас?

Мы — Россия — оказываем союзническую помощь Сирии, подвергшейся внешней агрессии, как я понимаю, спровоцированной и организованной Западом. Эту помощь я, в целом, поддерживаю. Хотя неоднократно выступал, в том числе, и на страницах «СП» (см., например, мою статью «С-300 в Сирии: так быть или не быть?» еще от мая 2013 г.) за своевременное и полноценное оказание помощи Сирии на существенно более ранних этапах — 2−3 года назад. Тогда достаточно было помогать оружием, комплексами С-300 и т. п., не подвергая риску уже и наших сограждан. Но тогда российское руководство, скажем так, медлило, а теперь зачем-то в одностороннем порядке объявило войну ИГИЛ. Но если так, если не просто помощь Сирии в отражении внешней агрессии и освобождении ее территории, а объявленная нами война ИГИЛ — значит, война. Тогда будьте любезны адекватно и полноценно защищать тыл. Или кто-то ожидал, что война против ИГИЛ будет этакой легкой прогулочкой, в которой мы — мирные люди — будем лишь с упоением восторгаться перед телевизором мощью нашего (по сути — еще советского) оружия, но ответа получать не будем? К сожалению, ответ получать будем. И задача властей в такой ситуации не картинно ужасаться коварству противника и варварским методам его действий против нас, но своевременно обеспечивать защиту тыла.

И еще о «правилах ведения войны». И о нас — мирных жителях, к войне, как будто бы, никакого отношения не имеющих.

Когда войну ведет монарх или диктатор, то, пусть и с некоторой натяжкой, можно считать, что войну ведет лишь правитель, а народ, вроде как, ни при чем. Но если войну ведет демократическое государство? Так ли уж народ совсем ни при чем в этом случае?

Народ может быть совершенно убежден, что он ни при чем. Вот только как-то так получается, что плоды колониальных, а также и неоколониальных войн достаются не только монархам, диктаторам, президентам и олигархам, но по чуть-чуть даже и простым мирным людям, которые к войне, казалось бы, отношения не имели.

А, может быть, имели? Раз не воспротивились?

Это я вовсе не к тому, что французы теперь должны восстать против продолжения войны. Это надо было делать раньше — когда уничтожали Ливию. И нынешней ранней осенью (еще до ответной атаки на Париж), когда начали бомбить Сирию. Теперь это уже значительно сложнее. Но давайте без иллюзий: если ты считаешь свое государство демократическим, то нет войны, которую ведет лишь твое правительство. Если ты не выступаешь против, значит, и ты ее ведешь. Можешь считать своего противника варваром, можешь как-то иначе, но в его глазах ты — участник этой войны, даже если лично сам оружие в руки и не берешь. Ты — тот тыл, на который опирается бомбящий «варваров». Подрыв в ходе войны тыла противника — не теракт, а диверсия.

К сожалению, аналогично и применительно к нам. Мы, конечно, сколько угодно можем считать себя мирными людьми, к войне отношения не имеющими. Но тот, кого мы объявили своим противником (в данном случае — ИГИЛ), явно так не считает. Он видит в нас тех, кто ведет против него войну. И будет отвечать — всеми доступными ему средствами. К этому надо быть готовыми. И надо было быть готовыми — с первых дней, когда вступили в войну.

И, наконец, о нападении турецкого самолета на наш бомбардировщик в Сирии, гибели летчика и морского пехотинца и о последствиях этих событий.

Понятно, что не в Турции и ее руководителе дело — такие решения в рамках НАТО односторонне не принимаются. Ладно, допустим, решили делать вид, что верим, будто это действия не США и НАТО, но одной лишь Турции. Но и тогда меня беспокоят четыре факта.

Первый. Ведь о фактической поддержке Турцией ИГИЛ и, тем более, вооруженного сопротивления Асаду в приграничных с Турцией районах Сирии все было известно и раньше. Тогда почему же была проявлена такая беспечность? Неужто всерьез верили в сдерживающую Турцию (а не, напротив, провоцирующую) роль США и НАТО?

Факт второй. Реакция наших СМИ. Обратили ли внимание, как зачищено информационное поле и как тщательно подобраны и теперь играют уже в практически неизменных составах (с заранее расписанными ролями, включая и специально назначенных «плохишей» из вульгарно-либерального лагеря) на разных телеканалах участники «свободных дискуссий»? Но что вся эта машина пропагандирует? То мы слышим бесконечные восторги от дипломатических талантов и мудрости нашего руководства (помните, как еще совсем недавно мы, вместе с «дружественной» Турцией, «сделали» эту «Гейропу»?), то неуместное шапкозакидательство и упоение от весьма, к сожалению, локальных военных побед. На этот же раз элементарную беспечность и безответственность при проведении военной операции наших властей представили как … «неожиданное» предательство Турции…

Факт третий. Под прикрытием всего этого патриотического треска, фактическая реакция властей. Вместо решительного разрыва дипломатических, экономических и прочих связей с Турцией, целую рабочую неделю — какой-то невразумительный лепет про некачественные турецкие овощи и фрукты. И бесконечные подсчеты, во что Турции обойдется потеря экономических связей с нами, мелочное калькулирование дозированных уколов противнику. То есть, не все жестко и сразу, а вот пусть правительство определит, какие турецкие товары можно ввозить, а какие нет, кому можно нанимать турецких рабочих, а кому нет и т. п. А затем и вовсе: мол, не лишать же сограждан перед Новым годом турецких овощей и фруктов (тех самых, весомая доля которых, если верить нашему министру сельского хозяйства, не удовлетворяет никаким требованиям)… Параллельно выяснилось, что по целому ряду позиций зависимость от турецких поставок оказывается критической — вроде как, детали для КАМАЗа и т. п. Здесь у меня не новый, но неизменный вопрос: чем же другим, более важным, так заняты у нас все советы безопасности, администрация Президента и Правительство, если допустили по стратегически важным позициям такую критическую зависимость от потенциально недружественного государства — члена НАТО, да еще и, как заранее знали, оказывающего помощь ИГИЛ — той самой, которой мы объявили войну?

И факт четвертый — для кого-то, может быть, в этом контексте неожиданный. Имею в виду не только участие Президента в открытии музея Ельцина в Екатеринбурге («лихие 90-е», сдача страны Западу и ее разграбление — отдельно, а фигура Первого президента — отдельно?). Но и демонстративно восторженную подачу всего этого по основным телеканалам. Кстати, среди упомянутых в репортажах документов — экспонатов музея как-то не оказалось:

— ни спровоцировавшего хотя и кратковременную, но фактическую гражданскую войну и приведшего к демонстративному расстрелу парламента из танков антиконституционного Указа № 1400 от 21 сентября 1993 г.,

— ни Указа «Вопросы соглашений о разделе продукции при пользовании недрами» от 24 декабря 1993 г. — первая попытка сдачи всех наших недр Западу оптом,

— ни Указа о «льготах спортивным организациям» от 22 ноября 1993 г., по которому через подставной «Национальный фонд спорта» в одном 1995-м украли целую треть всего федерального бюджета…

Более того: по главному государственному телеканалу «Россия-1» о телефонограмме, которую после подписания Беловежских соглашений Ельцин первому послал президенту США Бушу (даже раньше, чем еще действовавшему президенту СССР Горбачеву) говорится не с осуждением, а даже … с некоторым придыханием, чуть ли не с восторгом.

Вопрос: кому это сигнал и о чем? На чью положительную реакцию рассчитывали?

Ясно: предсказуемой реакцией своих граждан на очередную присягу памяти и делу Ельцина решили пожертвовать. Мол, все скомпенсируем патриотической риторикой. А сигнал — тому самому Западу, США и НАТО, которые только что пошли на беспрецедентный шаг — сбили наш военный самолет. Сигнал о том, что, несмотря на всю патриотическую риторику для внутреннего потребления, на деле мы, тем не менее, преемственны и привержены все тому же прежнему курсу, который США и НАТО более чем устраивал. Или я неправ? Или это сигнал кому-то другому и о чем-то о другом?

К сожалению, придется добавить и еще один факт: преемственность и приверженность ельцинско-олигархической линии не только описанным образом демонстрируется Западу, но и осуществляется на практике — во всем, что касается внутриэкономического развития (скорее — продолжающейся деградации), включая и кадровую политику. Именно «герои» тех самых «лихих 90-х» — и сейчас остаются на командных постах в экономике и госуправлении. Сами «герои» и их ставленники. Но об этом — о состоянии нашего тыла и его адекватности разворачивающейся войне и, шире, масштабному все более явному противостоянию — в другой статье.


* Решением Верховного суда РФ от декабря 2014 года международная организация «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) признана террористической, её деятельность на территории Российской Федерации запрещена.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Блокада в помощь Блокада в помощь

Власти Крыма поблагодарили Киев за поддержку процесса интеграции полуострова в РФ

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье