18+
суббота, 25 июня

Китай «списывает» российское правительство

Сразу после визита Медведева агентство «Синьхуа» разразилось критикой в адрес России

  
332392
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев и премьер Госсовета КНР Ли Кэцян (слева направо)
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев и премьер Госсовета КНР Ли Кэцян (слева направо) (Фото: Александр Астафьев/пресс-служба правительства РФ/ТАСС)

Днем 17 декабря, сразу же после окончания многодневного визита Дмитрия Медведева в Китай, государственное агентство «Синьхуа» опубликовало обширный материал на тему глубокого кризиса в российской экономике. Поражают не столько выводы статьи, сколько факт ее появления. Тем более что в предыдущее время китайская дипломатия отличалась удивительной выдержкой.

Если судить по сообщениям российской и китайской прессы, ничего не предвещало подобного развития событий. Дмитрия Медведева принимали в торжественной обстановке, встреча с премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном прошла в дружелюбной атмосфере, председатель российского правительства познакомился с опытом китайской электронной промышленности и общался с китайской молодежью, а по итогам поездки было подписано свыше 30 документов. В том числе, «Газпром» договорился с китайской CNPC о проектировании трубопровода «Сила Сибири» на трансграничном участке. «НОВАТЭК» продала Китайскому фонду Шёлкового пути 9,9% акций «Ямал СПГ».

И тут вдруг — материал в «Синьхуа» с говорящим названием «Сможет ли Россия выдержать испытание на прочность на фоне сложного кризиса?»

«Россия переживает нелегкий период. Нефтедоллары, как раньше, так и сейчас, являются важной составляющей экономики РФ. Минэкономразвития рассчитало, что при цене в 40 долларов ВВП страны упадет на 5%. При этом, по оценкам Минфина, бюджет не досчитается более 3 трлн. рублей. Однако самые серьезные вызовы заключаются не в этом. По мнению аналитиков, одна из главных причин финансово-экономической нестабильности 2014−2015 годов в России — это структурный кризис экономики, который начался еще в 2012 году. Его суть состоит в деиндустриализации экономики и упадке сельского хозяйства, а после его окончания, как правило, наблюдается невозможность быстрого восстановления обрабатывающей промышленности и аграрного сектора», — пишет китайское агентство.

«На фоне геополитической напряженности не только снизился поток инвестиций в Россию, но и существенно повысилась стоимость внешних займов для российских банков и предприятий. В минувшем году девальвация рубля к доллару США и евро составила 72,2% и 51,7% соответственно. Валютный кризис привел к увеличению инфляции и, следовательно, снижению реальных располагаемых доходов населения и потребительского спроса», — констатирует «Синьхуа».

Но еще хуже китайское издание описывает перспективы: «Не представляется возможным выйти из системного кризиса, не преодолев диспропорции в развитии финансового и реального секторов экономики, которые продолжают нарастать».

Читайте по теме

В принципе, проблемы российской экономики описаны правильно, о них неоднократно в еще более резкой форме писали как российские, так и западные эксперты. Но вот Китай традиционно сохранял выдержку. Более того, на публичном уровне старался всячески показывать свое расположение к России. К примеру, китайская пресса называла великим событием присоединение Крыма к России, а китайский кабелеукладчик помогал нам восстановить электроснабжение полуострова, невзирая на окрики с Запада.

Сейчас же, помимо констатации проблем экономики, издание зачем-то привело слова директора Института России при Китайской академии современных международных отношений Фэн Юйцзюня. Дескать, «из-за украинского кризиса Россия зашла в серьезнейший с начала века стратегический тупик». Если не знать, кто это сказал, то можно подумать на политиков из Вашингтона или Брюсселя.

Так с какой целью «Синьхуа» опубликовала статью? С этим вопросом «СП» обратилась к экспертам-китаеведам.

— Статья в «Синьхуа» была опубликована сразу после визита Медведева, но был ли сам визит благополучным? — задается вопросом зам. директора Института российско-китайского стратегического взаимодействия Андрей Девятов. — В чем было благополучие? Обычная ежегодная плановая встреча премьеров, Медведева встретили, проводили с почестями, в стиле восточного гостеприимства. Но «Синьхуа» — это официальный рупор китайского руководства. И издание честно, не эзоповым языком, а прямо сказало, что Китай думает.

«СП»: — Можно ли появление публикации считать сигналом, что Пекин решил сворачивать сотрудничество с Россией?

— А что, по сути, сворачивать? Товарооборот между нашими странами в этом году упал на треть. Обещали сотрудничество на 100 млрд. долларов, наш премьер говорил о росте до 200 млрд. к 2020 году. Но ведь Медведев считает до сих пор в долларах США, мыслит категориями долларов! Китай решил в ответ просто оповестить нас всех о своей позиции. Речь о том, что в российско-китайских отношениях сегодня нет абсолютно никакой динамики!

При этом не стоит думать, что китайцы раздражаются этим фактом. Медведева приняли, накормили, провели экскурсии — никакого раздражения. Но при этом китайцы говорят: «Взгляните, что в вашей стране происходит. У нас есть китайская мечта, а что есть у вас?». Китай спрашивает: «Как вы хотите с нами сотрудничать?». И по всем раскладам получается, что мы отвечаем: «Никак».

Сколько нам говорили про «Силу Сибири». Но что с ней? Китайцы явно не удовлетворены развитием проекта. Агентство «Синьхуа» фактически и говорит о том, что мы врем Пекину. Китайцы всегда разговаривают с сильными и ответственными. Сейчас они просто оповестили о том, что представляют себе происходящее в России.

«СП»: — Получается, китайцы начинают нас списывать со счетов, как важных экономических и, что не менее важно, геополитических партнеров?

— Нас — это кого? Нет, наш народ китайцы со счетов не списывают. Они списывают только Медведева и его правительство!

— Публикация в «Синьхуа» явно говорит о том, что Медведев не договорился с китайским руководством, ситуация очень простая, — уверен зам. директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский. — Видимо, разговор проходил в таком тоне, что китайцы решили свое недовольство выразить публично. Накануне визита я предполагал, что на переговорах будут проблемы, сейчас опасения подтвердились.

«СП»: — Что, прежде всего, могло не устроить китайскую сторону?

— Прежде всего, не устраивает падение объемов торговли. Я совсем недавно приехал из Китая, там я выступал с докладом о роли «Нового Шелкового пути» в развитии Дальнего Востока. И мне китайцы задали два очевидных, но сложных вопроса: с чем связано падение объемов двусторонней торговли, как его увеличить? Почему — ответить не так тяжело. Рубль обвалился, раньше за юань давали 3,5 рубля, потом 6, а сегодня уже 11. Упала еще мировая цена на нефть. Но важно, как увеличить товарооборот в нынешних условиях.

Читайте по теме

А для этого надо не просто заниматься торговлей самой по себе, меняя «вилки на бутылки». Сейчас мы поставляем нефть, а за это получаем ширпотреб и немного продукции машиностроения. Но надо заниматься серьезными проектами, инвестировать в развитие производства. Одновременно необходимо развивать совместные научно-технические проекты, строить инновационные площадки, как на российской, так и на китайской территории. Как это делают, к примеру, немцы. Объем торговли между КНР и ФРГ составляет 170 млрд. долларов в год, но и в Китае, и в Германии существуют совместные предприятия, построенные на прямые инвестиции.

«СП»: — Мог ли неудовольствие вызвать проект «Сила Сибири»?

— Лично для меня загадка, что происходит с этим проектом. По плану первые порции газа должны поступить в Китай в 2019 году. На каких условиях соглашение подписано, кто им занимается? Насколько я понимаю, Китай заинтересован в российском газе, в том числе и через западную ветку на Алтае. Но для этого нам надо до границы хотя бы построить автомобильную дорогу. С китайской стороны вся инфраструктура до границы доведена, с нашей — надо построить 250−300 км дороги.

«СП»: — С какой целью «Синьхуа» приводит слова профессора Фэн Юйцзюня, что Россия зашла в стратегический тупик с украинским кризисом?

— Я хорошо знаю Фэн Юйцзюня. Но разве он не прав? По большому счету, мы просто отгородились от Украины, судя по экономическому сотрудничеству, эта страна для нас - «отрезанный ломоть». Но Фэн Юйцзюнь, наверное, сказал свои слова не просто так. Из-за Украины у нас испортились отношения с Западом. По идее, мы должны больше ориентироваться на Китай в экономической сфере. Два года назад мы сказали о развороте на Восток, но реально этого не произошло. Об этом говорят объективные статистические данные. Два года назад соотношение в торговле с Западом и с Китаем было примерно 85% на 15%, сейчас цифры те же.

«СП»: — То есть, Китай недоволен нашей медлительностью при развороте на Восток?

— Конечно, Пекин хотел бы видеть Москву стратегическим партнером. Во время визита Си Цзиньпина к нам в мае Россия подписала много соглашений по конкретным проектам. Включая, строительство высокоскоростной железной дороги Москва-Казань и сопряжение «Нового Шелкового пути» с Евразийским экономическим союзом. В сентябре, казалось бы, надо было развить успех. Но никаких новых соглашений не было, только какие-то меморандумы о взаимопонимании. Сейчас вот по итогам трехдневных консультаций в Благовещенске подписали соглашение о строительстве моста через Амур. Уже не в первый раз обсуждали проект, сейчас опять утверждали параметры строительства и финансирования. Жизнь покажет, будет ли соглашение выполняться.

«СП»: — Какую цель ставили китайцы статьей в «Синьхуа»? Если они недовольны переговорами, то могли дипломатично промолчать.

— Китайцы показывают, что знают о российской экономике больше, чем мы думаем. Речи о сворачивании сотрудничества в целом, конечно, нет. Объективно без нас Китаю не обойтись. КНР нужны российские энергоресурсы и геополитическое влияние Москвы.

Сухопутные поставки газа США никак не смогут пресечь, а Китай хочет чувствовать себя более уверенно по отношению к другим поставщикам. Туркменского же газа никак не хватает для нужд китайской экономики. Нынешний баланс Китая по нефти — 500 млн. тонн в год, из них только 210 они добывают сами. Из необходимых 220 млрд. кубометров газа добывают только 120 млрд. Без России энергобаланс просто не сложится.

Но чтобы получить необходимое, Китай начинает давить на Москву. Он активно использует свою экономическую мощь и ухудшение отношений между Россией и Западом. Собственно, у нас «козырей» особо и нет. Раньше мы в переговорах с китайцами могли говорить, что у нас есть Запад. Но Европа сейчас решила минимизировать поставки энергоресурсов из России. В результате, мы можем оказаться с энергоресурсами, но без рынков сбыта. Китай этим пользуется.

Но и мы не выполняем подписанные соглашения. Мы до сих пор не построили трубу до Сковородино, и нефть гоним цистернами, а вот на китайской стороне от Сковородино до Дацина труба построена, там всё нормально.

Китай хочет для начала выполнения ранее подписанных договоров! Мы пока только говорим о больших планах.

«СП»: — Можно ли публикацию в «Синьхуа» считать проявлением недовольства лично Медведевым?

— Именно так. Не Россию списывают со счетов в целом, а правительство Медведева. В свое время так списали со счетов мэра Москвы Юрия Лужкова. Мы помним, какой скандал подняли официальные представители Китая при закрытии Черкизовского рынка. Но главный его просчет был в том, что он не смог построить в Москве китайский деловой центр «Парк Хуамин» около Ботанического сада.

А вот Валентина Матвиенко построила на берегу Финского залива «Балтийскую жемчужину», и ее карьера пошла в гору, она стала председателем Совета Федерации. Лужков же погорел.

Вспомните, как отстранили Лужкова! В 2009-м разгорелся скандал с «Черкизоном», а в 2010-м Лужкова сняли. Он выступил по московскому телевидению, что собирается работать полный срок, а буквально на следующий день вышел Указ президента Медведева о недоверии. Но Медведев в этот день находился в Шанхае на выставке ЭКСПО, его Указ пришел из Китая, и это очень символично.

А какой скандал в отношениях с китайцами сопровождал отставку с поста премьера Михаила Касьянова. В 2000-м он обещал Пекину, что будет построен нефтепровод Ангарск-Дацин, а в сентябре 2003-го дал понять, что тянуть со строительством будут долго. Вскоре, в феврале 2004-го, мы узнали, что у нас другой премьер-министр.

«СП»: — Неужели у Китая есть серьезные рычаги влияния на российскую элиту?

— Могу предположить, что влияние у Китая в нашем истеблишменте есть. А напрямую китайцы никогда не работают. Это в Юго-Восточной Азии они действуют довольно жестко. А вот в США и России более тонко.

Скажем, в США есть большое китайское лобби, как в правительстве Штатов, так и в Конгрессе. Америка до сих пор не сняла с КНР санкции за события на Тяньаньмэнь, но есть режим «максимального благоприятствования», иначе не было бы такой масштабной торговли между КНР и США, уже под 600 млрд. долларов в год.

В России во взаимодействии с Китаем заинтересованы руководители сибирских и дальневосточных регионов. Вообще, механизмы китайского лобби несколько другие, нежели в США.

Читайте по теме

Но что раздражает китайцев? Сегодня в области один губернатор, а завтра другой. Вначале соглашение подпишут, а потом игнорируют. Китай уже давно добивается законодательной защиты своих инвестиций в России, чтобы не зависеть от причуд губернаторов. Скажем, чтобы на вложенные средства был какой-то гарантированный государством доход.

Но гарантий пока нет, и объем инвестиций мизерный. Китайские инвестиции за рубежом составляют 880 млрд. долларов, из них в России накоплено около 8 млрд., то есть менее 1%. Столько в Китай в процентном отношении вложено Россией.

Поймите, статья для «Синьхуа» была подготовлена, скорее всего, заранее, в ходе визита лишь обсуждался вопрос о публикации. Было получено разрешение на публикацию со стороны высшего государственного и партийного руководства Китая. Медведев только взлетел, и статья вышла. Вот и делайте выводы.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье