18+
вторник, 31 мая

США и Россия после Украины: три сценария

Конфликт вокруг «незалежной» в ближайшие годы станет ключевым в геополитике

  
47569
Президент России Владимир Путин и президент США Барак Обама (слева направо)
Президент России Владимир Путин и президент США Барак Обама (слева направо) (Фото: Сергей Гунеев/пресс-служба президента РФ/ТАСС)

По крайней мере в ближайшие два года конфликт вокруг Украины будет играть центральную роль в отношениях США-ЕС-Россия. Но главным его бенефициаром, возможно, станет Китай. Таков вывод доклада «Соединенные Штаты и Россия после Украины», который опубликовал влиятельный американский экспертный Центр национальных интересов (Center for the National Interest, основан в 1994-м бывшим президентом США Ричардом Никсоном, издает периодическое издание National Interest), который близок к кругам Республиканской партии.

Доклад состоит из трех сценариев, написанных разными аналитиками в стиле альтернативной истории. Все они представляют собой описания якобы уже случившегося на Украине и вокруг нее в период с 2016 по 2018 год включительно, а также российско-американские отношения в связи с этими событиями. Сценарии интересны тем, что в них указаны точки, представляющие особый интерес для США.

Вот как выглядят их основные тезисы:

Первый сценарий — «Функциональные взаимоотношения» — рассматривает возможность повышения уровня отношений США и России. По мнению его автора Самуэля Черэпа, когда ситуация в Сирии окончательно зайдет в тупик, США и РФ возьмутся за поиск реального дипломатического решения ближневосточных проблем. Однако для нормализации отношений потребуется, чтобы ситуация на Украине приобрела положительную динамику. Черэп считает, это возможно: раскол между президентом Петром Порошенко и премьером Арсением Яценюком приведет к краху правящую коалицию, а новое украинское правительство займет примирительную позицию по отношению к Донбассу. В результате градус антироссийских настроений понизится. Благодаря этому санкции ЕС в отношении финансового сектора и энергетики РФ почти полностью будут сняты уже в 2016 году. США вынуждены будут зеркально повторять решения ЕС в отношении санкций, а по политической линии к концу 2016 года возобновится работа совета Россия-НАТО.

Кроме того, Соединенные Штаты и Россия начнут переговоры о военном присутствии в регионах Прибалтики и Черного моря, и о тяжелых вооружениях НАТО в Восточной и Центральной Европе. В итоге, полагает Черэп, будет достигнут новый уровень региональной стабильности. «Оранжевой революции» в России не будет, но для возобновления легитимности Кремль должен будет предпринять «скромные реформы» для совершенствования управления, подытоживает Черэп.

Второй сценарий — «Расколотый альянс» — предусматривает возможность раскола среди европейских союзников США по вопросу отношения к России. Как считает его автор Николас Гвоздев, военный конфликт в Донбассе продолжает «замерзать», а нейтральная Украина удовлетворит большинство стран ЕС. В начале 2017 года канцлер ФРГ Ангела Меркель будет готовиться к выборам. Поэтому тон Берлина в адрес Москвы смягчится.

Примеру Германии последуют другие ключевые страны ЕС. НАТО также столкнется с внутренними противоречиями, которые блокируют попытки сформулировать четкий план действий по отношению к России, и к середине 2016 года европейцы придут к частичному снятию санкций. Это заставит американских политиков задаться вопросом: может ли Америка рисковать коммерческими связями с Европой или поставить под угрозу формирующееся Трансатлантическое партнерство?

В итоге молчаливое согласие США на отказ Европы от санкций подорвет американские усилия по поддержанию широкого коалиционного давления на Кремль. Новая президентская администрация США в 2017 году будет вынуждена сосредоточиться либо на Москве, либо на Пекине. Состояние военного бюджета не позволит США одновременно работать против двух противников — КНР и России, — поэтому будет выбрана сложная стратегия нажима и взаимодействия.

Наконец, третий сценарий — «Непреходящее противостояние» — рассматривает ухудшение отношений, ведущее к долгосрочной конфронтации США и России. Кремль в 2016 году продолжит поддержание плановых военных расходов, считает его автор Мэтью Рожански. В итоге Москва сохранит значительные возможности проецирования силы.

Между тем, без углубления конфликта на Украине ни уходящая администрация Обамы, ни новая президентская администрация 2017 года не сможет оправдать ужесточение санкций США против России. Антироссийские санкции ЕС в 2016 году также будут продлены. В связи с конфликтом на Украине европейские государства будут убеждены, что они должны держаться своего союзника — США.

НАТО вновь станет доминирующим инструментом коллективной безопасности. В период кризиса на Украине и ухудшения отношений России с Западом, Москва обратится к Пекину за политическим, экономическим и стратегическим партнерством. Но Китай из-за своих торговых отношений с США и Европой по-прежнему будет опасаться открыто вставать на сторону России. Пекин использует развитие евразийских институтов для признания и одобрения новой китайской региональной и глобальной руководящей роли. В итоге ни одна из сторон в геополитическом споре за Украину не реализует свои амбициозные проекты региональной экономической интеграции, разработанные в предыдущее десятилетие, а Китай станет главным победителем в конфликте на Украине и выгодополучателем от ухудшения отношений между Россией и Западом.

По всем трем сценариям выходит, что США сейчас важно консолидировать свое приобретение Украины, и зафиксировать полученные преимущества в глобальной геополитической конструкции. При этом американцы не намерены выигрывать с Россией, но одновременно проиграть с Китаем.

Что стоит за прогнозами Center for the National Interest, какие их пункты выглядят наиболее правдоподобно?

 — Американские аналитики пишут подобные сценарии, чтобы смоделировать ситуацию и четко определить, где интересы США в наибольшей степени защищены и реализуемы, — отмечает заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков. — Как видно из прогнозов Center for the National Interest, кризис на Украине, с точки зрения Вашингтона, является доминирующим для европейской структуры безопасности. И с этим трудно спорить.

Другое дело, что рассуждения американцев о расколе по линии Порошенко-Яценюк нельзя воспринимать буквально. Вряд ли можно всерьез говорить, что украинские элиты контролируют ситуацию в стране. На деле, сегодня в Вашингтоне всерьез обсуждается концепция федерализации Украины. Предложения Москвы на этот счет Киев отверг, но сейчас идею федерализации «заводят» через Запад. И она вполне благосклонно воспринимается в среде украинских интеллектуалов. В этой ситуации американский проброс о конфликте Порошенко-Яценюк сигнализирует, что продвижение по пути федерализации, возможно, пойдет именно по такому сценарию.

Сами США процесс федерализации Украины могут называть по-разному. Например, речь может идти об автономизации отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Или о предоставлении им особого статуса. Но фактически — о федерализации Украины. Причем, не только ее восточных, но и западных областей. На Западной Украине местные элиты тоже хотят играть большую роль, и их разрыв с центром увеличивается. Федеральная Украина, по мнению Вашингтона, станет важнейшим элементом новой системы безопасности в Европе. И вокруг нее будет строиться компромисс с Россией.

Да, для американцев НАТО остается ключевым институтом, на который они будут опираться в ЕС. Но сам альянс к роли центрального элемента европейской безопасности явно не готов. Скорее всего, НАТО останется все-таки элементом коллективной обороны ЕС. И только.

Замораживание конфликта в Донбассе и федерализация Украины — это первый и наиболее вероятный, с точки зрения США, сценарий. В теории возможен и другой сценарий — попытка решить конфликт в Донбассе военным путем. Однако у Киева для этого нет сил, а Запад прямого военного вмешательства будет избегать. Впрочем, как и Россия.

«СП»: — Мэтью Рожански в своем (третьем) сценарии пишет, что «ни одна из сторон в геополитическом споре за Украину не реализует свои амбициозные проекты региональной экономической интеграции, разработанные в предыдущее десятилетие». Это действительно так?

— Думаю, да. Что Евразийский проект, что проект «Большой Европы» выглядят сейчас достаточно иллюзорными. Столкновение вокруг Украины как раз показывает серьезное расхождение интересов, которое не позволяет реализовать прежние интеграционные замыслы. Для этого нужны новые договоренности.

«СП»: — Раскол между ЕС и США из-за разногласий по отношению к России, о котором говорится во втором сценарии, возможен?

— Пока, на мой взгляд, идентичность Европы немыслима без США. А значит — раскол невозможен. Тем более, нынешние проблемы, с которыми столкнулся ЕС — наплыв беженцев и угроза терактов — еще долго не позволят европейцам играть самостоятельные роли. В этом смысле Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство является не только коммерческим проектом Вашингтона, но геополитическим и цивилизационным. Думаю, американцы Европу все-таки додавят. Тем более, мы не видим в ЕС сил, способных противостоять США.

«СП»: — В двух сценариях из трех говорится, что в 2016-м году Европа снимет антироссийские санкции, а вслед смягчат позицию и США. Это похоже на правду?

— Я не верю в скорое снятие санкций. Еще до украинского кризиса США заявляли, что санкции — традиционный инструмент давления на Россию, и пытались возродить его в виде «закона Магнитского». А сейчас все встало на свои места: конфликт вокруг Украины позволил США использовать этот инструмент сдерживания РФ в полной мере. И, надо думать, это надолго: достаточно вспомнить пресловутую поправку Джексона-Вэника, которую приняли в 1974-м как ответ на ограничение эмиграции из СССР граждан еврейской национальности. Отменили только в 2012-м.

США, я считаю, могут отменить санкции только в ходе серьезного размена. Например, если мы откажемся от претензий на серьезную роль на международной арене. Для нас, понятно, такой размен неприемлем.

«СП»: — Почему американцы считают, что Китай является главным бенефициаром украинского конфликта?

— В условиях противостояния Россия-Запад Китай получает возможность продвигать собственные геополитические проекты. Например, Новый Шелковый путь. Кроме того, Пекин, находясь в тени, будет наращивать активность в Центральной Азии и Европе. Свои выгоды китайцы, скорее всего, получат в Северной Африке и на Ближнем Востоке. В итоге Пекин не только нарастит геополитический вес, но и станет посредником в закулисных переговорах между Западом и Россией. Это дает китайцам серьезные преференции.

«СП»: — Ваш прогноз: как в 2018 году будут выглядеть отношения США-Россия?

— Если проецировать ситуацию, которую имеем сегодня, Россия в три ближайших года попытается добиться преимущества в аккумулировании силы. Под этим я понимаю и модернизацию вооружений, и возможное появление нового оружия, которое поможет РФ достичь паритета с США. Плюс, Москва будет пытаться найти с Вашингтоном тактический компромисс, чтобы затем перейти к более стабильной модели, в основе которой останется баланс сил.

Другой вариант — будет обострение либо на Ближнем Востоке, либо в Донбассе. Но здесь уже нужно смотреть, кто окажется во главе новой американской администрации, какие силы будут поддерживать нового президента США, и будут ли они согласны на новое переформатирование отношений с Россией…

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Почему Курилы – наши Почему Курилы — наши

О стратегическом значении российских островов и возможности военного конфликта с Японией

Цитата дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Владимир Карякин

Ведущий научный сотрудник сектора проблем региональной безопасности РИСИ

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье