18+
воскресенье, 31 июля

Конец нефтедоллара

Что повлечет отказ Ирана от американской валюты в расчетах за нефть?

  
45390
Конец нефтедоллара
Фото: Сергей Коньков/ТАСС

Иран планирует отказаться от доллара в расчетах за поставки нефти, и перейти на евро. Об этом сообщает Reuters со ссылкой на осведомленный источник в Национальной иранской нефтяной компании (NIOC). По его словам, речь идет о соглашениях с французской компанией Total, испанской нефтехимической корпорацией Cepsa и трейдинговым подразделением «Лукойла» — Litasco.

«В наши инвойсы мы внесем пункт о том, что покупателям нашей нефти придется платить в евро с учетом обменного курса к доллару на момент поставки», — сказал собеседник агентства и пояснил, что отказ от доллара продиктован чисто политическими причинами.

Reuters отмечает, что «Лукойл» и Total отказались от комментариев, а Cepsa даже не ответила на запрос о комментарии.

Напомним: тема отказа от доллара в расчетах за нефть периодически поднимается в развивающихся странах. И, как правило, это сопровождается политической риторикой. В частности, такую идею высказывали Муаммар Каддафи в 1990-х и Саддам Хусейн в начале 2000-х. Отказ от доллара во взаиморасчетах произошел в 2009 году между Кубой, Боливией, Венесуэлой, Гондурасом, Никарагуа и Эквадором.

Предыдущий президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил в 2007 году на конференции ОПЕК, что слабеющая американская валюта — всего лишь «никчемный клочок бумаги». Тогда же он убеждал страны картеля перевести торговлю нефтью в рамках организации на евровалюту.

Картель, понятно, Ахмадинежада не поддержал, но Тегеран от своей линии не отказался. В январе 2015 года центробанк республики объявил, что Иран прекращает использование доллара США для расчетов в сделках с зарубежными странами.

«Во внешней торговле при заключении контрактов отныне будут использоваться другие валюты, в том числе юань, евро, турецкая лира, российский рубль и южнокорейская вона», — сказал тогда руководитель ЦБ Ирана Голям Али Камьяб.

А теперь дошло и до нефти. 17 января США и ЕС заявили о снятии санкций с Тегерана. И иранцы не просто возвращаются на нефтяной рынок после 14-летнего перерыва. Они рассчитывают вернуть позиции, занятые конкурентами — Саудовской Аравией и Россией.

По словам министра нефти Ирана Бижана Намдара Зангане, Иран собирается увеличить добычу на 500 тысяч баррелей в сутки «немедленно» после снятия санкций, и еще на 500 тысяч в течение полугода (текущий объем добычи в Иране — 2,9 млн баррелей в сутки). Правда, большинство аналитиков считают, что реальное увеличение добычи окажется меньше — около 600 тысяч баррелей. Но и это немало.

Станет ли переход Ирана на евро значимым событием на нефтяном рынке? Ведь международные расчеты за нефть в долларах увеличивают спрос на валюту США, обеспечивают спрос на американские долговые инструменты и позволяют Соединенным Штатам покупать нефть за валюту, которую они же и печатают.

Значит ли это, что системе нефтедолларов постепенно приходит конец?

 — Когда говорят, что с Ирана снимают санкции, зачастую забывают, что в случае с США речь идет только о снятии так называемых «вторичных санкций», касающихся третьих стран, а ограничения для американских компаний и физлиц сохраняются, — напоминает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

— Это Евросоюз сообщил о снятии с Ирана всех собственных экономических и финансовых санкций. В частности, он отказался от полного эмбарго на импорт в Европу иранской сырой нефти и газа, а также запрета на торговые операции стран ЕС с участием ЦБ Ирана. А вот Америка лишь позволила Тегерану получить доступ к своим ранее замороженным активам на сумму около $ 50 млрд — и только.

Позиция США выглядит странно, особенно если учесть, что американцы выступали главным застрельщиками снятия санкций.

При этом Тегеран продолжает делать демонстративные шаги, которые в США вызывают однозначно негативную реакцию. Так, Иран заявил, что остается твердым сторонником режима Башара Асада, а также объявил о поддержке шиитских организаций в регионе, вплоть до «Хезболлы», которая воюет на Ближнем Востоке против друзей США.

В октябре 2015 года Иран успешно испытал новую баллистическую ракету дальнего радиуса действия. После этого постпред США при ООН Саманта Пауэр заявляла, что запуск стал «прямым нарушением» санкций СБ ООН, а Wall Street Journal сообщила, что администрация США готовит санкции в отношении компаний и лиц, причастных к иранской программе создания баллистических ракет.

В конце декабря 2015-го катера Ирана провели учебные стрельбы ракетами в 1,4 км от американского авианосца «Гарри Трумэн». Хотя ракеты не были нацелены на авианосец, США расценили эти действия как «безосновательно провокационные и небезопасные».

И вот теперь Иран собирается еще и отказаться от долларов в расчетах за нефть, хотя понятно, что для Вашингтона доллар — «священная корова», и что во многом на нем держится нынешнее могущество США.

Тем не менее, Белый дом продолжает говорить, что снятие санкций — это правильный курс. Почему?

Я считаю, загадка решается просто. США пытаются именно сейчас привести к власти в Иране более лояльные себе политические силы. Тогда Иран из страны, которая поддерживает врагов США в регионе, превратится в дружественную страну, и будет поддерживать нужные США режимы.

Напомню, что парламентские выборы в Иране состоятся в конце февраля текущего года. И можно ожидать, что американцы будет всячески способствовать победе на них нужных кандидатов. А если иранский парламент все же окажется антиамериканским, я не исключаю, что в Тегеране вспыхнет «цветная» революция.

«СП»: — Если Иран действительно откажется от расчетов в долларах, как это скажется на нефтяном рынке?

— Цены на нефть определяются на двух основных торговых площадках — на биржах в Лондоне и Нью-Йорке. И на них нефть торгуется исключительно в долларах. Все другие цены на нефть в мире — например, на местные сорта, — являются производными от лондонских и нью-йоркских котировок.

Причем, так называемой «бумажной» нефти едва ли не в десятки раз больше, чем реальной, и эту «бумажную» нефть контролируют мировые супербанки и инвестиционные компании, которые ворочают миллиардами долларов.

Именно поэтому любая попытка выйти из-под контроля этой системы будет — так или иначе — наказываться. Тем более, сейчас долларов в мире гораздо больше, чем товаров, и о существовании этого финансового пузыря всем известно. Любые попытки крупных игроков отказаться от долларов подтачивают этот пузырь, а это не в интересах Вашингтона.

Ситуация складывается аномальная. Судите сами. Сейчас США печатают столько долларов в день, что на них можно купить крупную нефтедобывающую компанию в России — благо, наши активы подешевели из-за девальвации рубля. Понятно, что такого быть не должно, но это — реальность сегодняшнего дня.

Думаю, США в такой ситуации просто не позволят Ирану выйти из системы нефтедолларов. Если Тегеран все же решится на такой шаг — руки у Вашингтона развязаны. Неслучайно Белый дом по-прежнему запрещает американским компаниям и работать в Иране, и делать инвестиции в иранскую экономику…

 — Главные торговые партнеры Ирана находятся в Юго-Восточной Азии, и потому доллар как инструмент расчетов для иранцев не так уж важен, — считает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

— Кроме того, до последнего времени Иран находился под санкциями и практически не пользовался американской валютой. Фактически Тегеран создал структуру параллельного — недолларового — финансирования. Именно поэтому он может отказаться от доллара вполне безболезненно.

Так, для расчетов с Китаем иранцы могут перейти на юань — благо Пекин широко использует практику двухсторонних «прямых» расчетов в национальных валютах. Причем, здесь важна именно позиция Китая, который, в отличие от Ирана, добивается изменения мировой финансовой системы в целом. Да, Тегеран сейчас принимает хорошее политическое решение, но в конечном счете оно — вода на мельницу Поднебесной.

В итоге решение Тегерана может стать весомым аргументом в пользу изменении нынешней мировой финансовой модели, именно этим оно интересно…

 — Несмотря на позицию Ирана, нефть по-прежнему будет торговаться в долларах, — уверен руководитель аналитического управления Фонд национальной энергетической безопасности Александр Пасечник.

— Тегеран переходом на евро лишь усложнит себе цепочку расчетов с покупателями. Впрочем, для той же Европы такой переход выгоден.

Тем не менее, Ирану не удастся нарушить гегемонию доллара на нефтяном рынке. С точки зрения Вашингтона, демарш Тегерана — небольшая неприятность, но никакая не катастрофа.

Кроме того, остается открытым вопрос, согласятся ли рассчитываться в евро крупнейшие компании вроде Total, все расчеты которой по нефтяным контрактам фиксируются исключительно в долларах.

Доллар по-прежнему остается ключевой резервной валютой мира, такой уклад существует десятилетия, и практически все страны значительную часть резервов держат именно в долларах. Другой валюты, которая могла бы заменить доллар, в мире просто нет. А значит, поколебать этот порядок Ирану едва ли удастся…

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье