18+
понедельник, 23 октября

Раскормленной собакой хвосту вилять легче

Является ли Китай объектом или субъектом мировой политики?

  
4560
Раскормленной собакой хвосту вилять легче
Фото: ZUMAPRESS/ Global Look Press

Пару недель назад произошло событие, в России замеченное в основном профильными экспертами по экономике, но при этом весьма значимое и знаковое. Один из мировых лидеров в сфере сельскохозяйственных технологий, швейцарская компания Syngenta, производящая средства защиты растений и генетического материала, ответила согласием на предложение о покупке, сделанное ChemChina, крупнейшей китайской госкомпанией в химической отрасли. Цена вопроса — 43 миллиарда долларов. Это крупнейшая сделка по поглощению в истории китайских компаний на мировом рынке, а ее следствием станет появление корпорации с капитализацией более 100 миллиардов долларов и самым большим в мире агрохимическим бизнесом.

Сама Syngenta сообщила, что речь не идет о национализации компании Китаем, будут сохранены и менеджмент, и принцип базирования штаб-квартиры в Швейцарии. При этом председателем совета директоров объединенной компании станет руководитель ChemChina Жэнь Цзяньсинь, а из десяти членов совета представителей Syngent-ы останется меньше половины.

Данная масштабная сделка, считаю, прекрасный повод поговорить о роли и месте Китая в современном мире. Обычно мнения отечественных знатоков на китайский счет оказываются, по доброй русской традиции, распределены между противоположными полюсами. Одни называют Китай новым мировым лидером и без пяти минут гегемоном, который вот-вот свергнет с трона США вкупе с Западом в целом, дабы приступить к единоличному планетарному княженью и володению. Другие возражают, что Поднебесная не конкурент, а полуколония Запада, место выноса грязных и требующих дешевого низкоквалифицированного труда производств, что здесь воплощен в жизнь самая дикая и людоедская из всех возможных форма капитализма, некогда ласкавшая умы Гайдара, Мау, Пияшевой и Ко, а население находится в двойном рабстве у заграничных толстопузов и собственных бонз. Бонзы же вполне интегрированы в западную сладкую жизнь, о разрушении либо переформатировании которой под себя даже не помышляют.

Будете смеяться, но истина где-то посередине. Скажем, есть такой феномен, называемый, глокализацией, то есть усиление на общем фоне глобализации регионалистских, партикулярных и центробежных тенденций, в частности, дробление крупных полиэтничных государств на мелкие моноэтничные. Помимо объективных причин здесь присутствует субъективная и прагматичная воля крупнейших геополитических и геоэкономических игроков: мелкие и однородные куски поглощать или, выражаясь дипломатично, интегрировать легче, чем крупные и сложносоставные. По этой причине ЕС, мягко говоря, способствовал распаду Чехословакии и особенно Югославии, а сейчас имеет в виду подобный вариант для Украины. Средневековая Европа, для своего времени и по-своему вполне глобальная, в основном контролировалась двумя гигантами — католическим Римом и Священной Римской империей. Между этими крупными, рыхлыми и крайне своеобразно структурированными центрами силы, а также внутри них самих существовали сложнейшие и запутаннейшие отношения сотен королевств, княжеств и герцогств, замешанные на религии, феодальном праве и династических браках. «Вассал моего вассала не мой вассал» — как раз оттуда. Из числа любопытных средневековых коллизий — ситуация XII века, когда английская династия Плантагенетов контролировала большую часть территории Франции, но при этом в качестве правителей Нормандии считалась вассальной по отношению к намного более слабому французскому королю. И кто здесь гегемон, а кто колония?

Более близкий исторически пример — начало ХХ века. Тогда мир — в первую очередь Европа — был чрезвычайно взаимосвязан и глобален, каковой фактор считался многими умными людьми самой лучшей прививкой от масштабной войны. До сих пор как историки, так и обыватели ведут о России, условно говоря, образца 1913 года споры, схожие спорам о современном Китае. Сторонникам мнения о том, что в тот период наша страна переживала невиданный расцвет и экономический рост, семимильными шагами идя к званию едва ли не самой успешной на планете державы, оппонируют те, кто считает предреволюционную Россию полуколонией Запада, всецело зависимой от внешних заимствований и инвестиций.

В известной степени правы, опять же, и те, и другие. Россия была бурно развивавшейся страной, крепко привязанной финансово и экономически к европейскому и североамериканскому капитализму. Казалось бы, противоречия тут нет — к примеру, нынешние США являются самым экономически развитым государством и одновременно самым крупным должником.

Но нет, противоречие, на самом деле, присутствует, да ещё какое, но благодаря невиданной политической и военной мощи Вашингтона оно не приводит (пока) к печальным для него последствиям. Руководство Российской империи не хуже нашего понимало, что от развивающейся страны с прямой зависимостью темпов развития от иностранного капитала до сверхдержавы, способной не обращать внимания на эту зависимость, управляя по собственному разумению её последствиями, — «дистанция огромного размера», как писал классик.

Приобретению искомого статуса должна была способствовать победа в Первой мировой войне, чего несказанно страшились наши «уважаемые западные партнеры» по Антанте.

Если говорить непосредственно о современности, то, полушутя, в качестве примера смешения всего и вся в глобальном доме можно привести Украину, которой постоянные громкие декларации о «российско-украинской войне» не мешают с удовольствием поглощать наши «скидочки», льготы и подачки. Помнится, в конце августа 2014 года г-н Порошенко громогласно заявил о «полномасштабной агрессии России», а через несколько часов успокоил украинцев, что вторжение будет купировано… с помощью российских пограничников. Смешно (хоть и горько в силу разных причин), однако в принципе ситуацию гибридной войны и тотальной спутанности ролей и функций иллюстрирует.

Тем не менее, для более серьезного анализа и точного понимания феномена Китая вернемся к уже помянутым США. Америка — держава № 1? Да. Соответствуют ли глобальные амбиции Вашингтона мессианскому американскому духу? Вне сомнения. Однако американская политика давно уже направляется транснациональными финансово-экономическими силами, а также идеологическими группами, бесконечно далекими от традиционных американских консервативных ценностей, в первую очередь Юга страны. Мессианский дух оседлан чуждыми ему силами, и если Буш-младший хотя бы мотивировал вторжение в Ирак личной просьбой Иисуса, то транзит ценностей феминизма и ЛГБТ на Ближний Восток уж точно реднеку из Теннеси и протестантскому пастору из Оклахомы абсолютно не близок. Дополним это борьбой мотиваций и целеполаганий внутри правящей элиты. В 2013 году Обама явно облегченно вздохнул, когда мирный план Путина по Сирии дал возможность слегка обуздать звездно-полосатых «ястребов», толкавших американского президента к вторжению во владения Асада. Из недавнего — статья в London Review of Books о том, как американская армейская разведка и Объединенное командование штабов в обход других структур и ветвей власти снабжали Дамаск ценной разведывательной информацией. Можно ли говорить о следовании США собственным национальным интересам, если их понимание даже у разных элитных групп (с разными, замечу, спонсорами за спиной) кардинально разнится, а уж космополитическим финансовым тузам на мнение американцев о своих интересах и вовсе плевать с высоты Статуи Свободы. Складывается впечатление, что такие противоречия в объектно-субъектном соотношении не только и не столько следствие, сколько условие владения титулом гегемона. Раскормленной собакой хвосту вилять легче.

Не будет особой конспирологией сказать, что у некоторых влиятельных фракций существуют планы перемещения своего плацдарма из США в Китай со всеми сопутствующими функциями и регалиями. Для многих рядовых американцев, а также критиков американской политики вроде Патрика Бьюкенена и П.К.Робертса такое развитие событий стало бы облегчением, а многие рядовые китайцы вздохнули бы от столь противоречивого довеска к своей и без того непростой доле. Быть гегемоном — значит быть объектом в не меньшей, если не в большей степени, чем субъектом. Именно поэтому про сделки вроде ухода компании Syngenta под китайское крыло сложно сказать, тучнеет от них в итоге сама собака или же ее хвост.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня