18+
понедельник, 29 августа

Меркель гоняется за тенью КГБ

Германская разведка заподозрила Кремль в расшатывании кресла канцлера

  
16080
Меркель гоняется за тенью КГБ
Фото: ZUMA/ ТАСС

Спецслужбы Германии мобилизованы на борьбу с «тенью КГБ». Им, как сообщает ТАСС со ссылкой на электронную версию газеты Suddeutsche Zeitung, поручено определить уровень влияния нашей страны на общественное мнение немцев.

«Мы хотим знать, не является ли это частью определенной концепции», — пояснил изданию цель «секретной операции» источник в правительстве ФРГ.

Для этого Федеральной разведслужбе (БНД) и Ведомству по охране Конституции (контрразведка), в частности, придется выяснить, использует ли Россия, так называемые «активные мероприятия», которые во время холодной войны применяло КГБ, чтобы влиять на общественное мнение на Западе.

Этот вопрос, по данным Suddeutsche Zeitung, интересует лично канцлера Ангелу Меркель. В ее ведомстве ход расследования курирует статс-секретарь, ответственный за координацию спецслужб, Клаус-Дитер Фриче. Известно также, что о поручении знают и у президента, и в МИД Германии. Но официально тему никто не комментирует.

Хотя главная претензия к РФ в Берлине давно сформулирована — Москва якобы использует свои государственные СМИ, чтобы ослабить позиции Меркель и дестабилизировать ситуацию в стране. В качестве примера приводится освещение российскими медиа нападений на женщин в Кельне в новогоднюю ночь. И история девочки Лизы, которую немецкие власти до последнего не хотели придавать огласке.

— В принципе, эта истерия (а по-другому это не назовешь) свидетельствует о том, что информационная война, ведущаяся против России, переходит на качественно новый уровень, — комментирует ситуацию ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин. — Был яркий пример, скажем, неделю назад, когда в Берлине возбудили дело против российского журналиста «Первого канала».

«СП»: — Его зовут Иван Благой. Он как раз рассказал об изнасилованной русской девочке Лизе. И теперь ему вменяют разжигание межнациональной розни.

— Это была, можно сказать, такая «первая ласточка». Сейчас уже из прецедента делается система. В массовом сознании немецких обывателей формируется образ врага. То есть, если раньше, в годы холодной войны, нашу страну подавали, как «супердержаву-изгой» с ядерными ракетами. Сейчас Россию представляют, как «империю зла», где нарушаются права человека. Где в Кремле сидит «злой Путин», окруженный «арматами», «ярсами», «яхонтами», который пытается контролировать общественное мнение Европы. А помогают ему российские СМИ — Russia Today, Sputnik и т. д.

Плюс регулярно немецкие журналисты, которые получают соответствующий заказ от своих спецслужб или американских, пытаются увязать рост антимигрантских и антиамериканских настроений среди партий правоконсервативного толка с якобы имеющейся финансовой и идеологической поддержкой Москвы.

Подобные информационные вбросы появляются регулярно в местных СМИ. А сейчас мы видим, что включается репрессивный аппарат государства, нацеленный на подавление свободы слова.

А ведь это они Россию все время упрекали — что якобы у нас ущемляют свободу слова, не дают высказаться оппозиционерам. Получается, как в евангельской притче «о бревне и соринке». Соринку в нашем глазу они видят. А бревно у себя видеть не желают.

«СП»: — К чему это все может привести?

— Информационная война будет усиливаться. А учитывая, что современная Германия является союзником США по НАТО, немецкие спецслужбы, соответственно, интегрированы в единый «хаб» спецслужб НАТО. То есть, без команды, без указаний и без идеологических направляющих от Вашингтона, скорей всего, и в данном случае не обошлось. Соответственно, здесь мы видим как раз всю управляемость и всю ограниченность государственного суверенитета Германии. Именно в контексте защиты — если хотите — информационной безопасности страны.

«СП»: — А как это все воспринимается на уровне обычных немцев?

— Количество новостных российских каналов на немецком и английском языках, к сожалению, ограничено. Но, как мне известно, многие мои знакомые немцы смотрят и Sputnik, и RT, чтобы иметь возможность фильтровать информацию.

Кроме того, мне как политологу интересно изучать комментарии немецких пользователей к новостным сообщениям (таким знаковым, или же относящимся к теме российско-германских отношений) в местных массовых порталах. Будь то «Spiegel», «Stern», «Bild», «Süddeutsche Zeitung». К сожалению, в целом удалось сформировать негативный образ России, как страны с тотальной коррупцией, как страны где нет гражданских свобод, как страны, которая в той или иной степени угрожает Европе.

Тем не менее, если брать многие вопросы — например, войну в Сирии, или же неудачную борьбу западной коалиции против исламистов, то большинство читателей новостных порталов, они как раз-таки заинтересованы в получении альтернативной информации. Потому что их степень доверия к собственным СМИ — особенно в контексте миграционного кризиса — достаточно сильно упала.

Кстати сказать, сообщения, посвящённые теме мигрантов, в большинстве крупных немецких изданий вообще заблокированы для комментирования. Тема очень болезненная. И немецкие СМИ, к сожалению, демонстрируют нежелание выводить ее в разряд общественного дискуса.

Поэтому, можно сказать, что мы видим разрастание информационной войны. Я бы даже сказал, репрессий в адрес альтернативных источников информации, оценивающих происходящее с иной, нежели официальная позиция Берлина или Вашингтона, точки зрения.

— Ситуация, которая сейчас разворачивается в Германии с российскими СМИ, является очередным подтверждением тому, что никакой свободы слова на Западе не существует, — уверена профессор МГИМО МИД России, доктор политических наук Елена Пономарева. — И, собственно, большинство «свободных» средств массовой информации находится, мягко говоря, «под колпаком» у спецслужб и политических институтов.

То есть, согласно логике, заявленных расследований, СМИ должны выражать ту точку зрения, которая интересна, актуальна и позитивна для политических фигур в Западной Германии. Аналогичную картину мы, кстати, можем наблюдать и в других странах мира, начиная, от главного «гегемона» мировой политики, как они себя называют, Соединенных Штатов. Это очередной раз подтверждает совершенную несвободу СМИ.

Что же касается позиции России… По любому политическому вопросу — как международной повестки дня, так и внутренней — Российская Федерация, как самостоятельный субъект политики вправе выражать свое отношение к тому или иному политическому, экономическому и социальному вопросу. В этом заключается сила ценности свободы выражения своего мнения. Как на государственном уровне, так и на общественном.

Поэтому любые угрозы (а эту информацию надо воспринимать, в принципе, как угрозу) по поводу того, что мы якобы вмешиваемся дела, следует воспринимать, соответствующим образом.

«СП»: — Каким?

— Значит, наших западных коллег — в данном случае, немецкую сторону — волнует и напрягает позиция РФ и отдельных российских СМИ. Значит, есть что прятать. Потому что если бы не было никакой, так скажем, серьезной политической подоплеки, то вряд ли бы сюда примешивали какие-либо разведслужбы.

И с моей точки зрения, это есть, собственно, вмешательство в развитие гражданского общества. Потому что СМИ, они есть как государственные, так и негосударственные. И любое общество вправе отражать свою позицию по тому или иному вопросу.

И если, скажем, та или иная газета, либо интернет-ресурс обсуждает ситуацию, например, с изнасилованием женщин, которое произошло на Новый год в Кельне, или миграционный кризис, или усыновление российских детей, это не есть вмешательство во внутренние дела. А это есть озабоченность тем климатом, который существует, в частности, в той же Германии, и в Европе в целом. Тем более что иногда это напрямую связано с безопасностью граждан РФ или людей, включенных в русскую культуру.

Более того, если следовать логике немецких политиков и представителей СМИ, то получается, что никакой вопрос, касающийся мировой политики, нельзя обсуждать в российских СМИ.

«СП»: — Ну, так прямо они не запрещают. Хотя истина почему-то всегда в их инстанции. А любая альтернативная точка зрения, представленная нами — это пропаганда…

— Но это совершенно неприемлемая ситуация. Это означает, что мы затрагиваем те вопросы, которые неприятны. Которые, может быть, опасны, с точки зрения политической конкуренции для немецких политиков. Значит, им есть, что прятать от своего общества, в частности. А это уже некий проект создания Министерства правды — если вспомним Джорджа Оруэлла с его романом «1984». Когда подача информации должна дозироваться. Когда что-то можно сказать, что-то нельзя сказать своему обществу.

Закрытие информации, прикрываясь предлогом якобы вмешательства во внутренние дела, это недопустимо. И в принципе невозможно. Потому что мы сегодня живем в цифровом информационном обществе. И разный взгляд на одни и те же проблемы, он должен способствовать разрешению этих проблем. Если же купировать какие-то вопросы, то возникает, так скажем, ситуация некоего снежного кома. Он как бы копится-копится, но может сорваться в очень неподходящий момент.

Поэтому я крайне удивлена такой позицией западных коллег, которые всегда, на всех площадках начинают критику РФ с того, что у нас, мол, недостаток свободных СМИ. А получается, что Россия сегодня оказывается одной из немногих стран, где, в общем-то, существует и реально действует свобода выражения. У нас есть медийные ресурсы, которые жестко критикуют позицию власти. Никто им не запрещает вещание, никто их не закрывает. В то же время есть СМИ, которые позитивно оценивают те или иные действия власти. И в этом смысле мы оказываемся более свободными.

Мне кажется, что нашим западным коллегам стоит поучиться у РФ, как работать со средствами массовой информации. И не прибегать к таким недружественным шагам, когда спецслужбы привлекаются для выявления роли влияния российских СМИ.

«СП»: — Кстати, у этого шага будут какие-либо последствия?

— Политические последствия, конечно, будут, к сожалению. Потому что, действительно, российские СМИ, они сегодня разрушают монополию западных медиа. Которые существуют, как точно сказал режиссер Эмир Кустурица, в виде «CNN-занавеса». Это — понятно — такой собирательный образ западной информационной машины. Как раньше «железный занавес» существовал, сейчас это «CNN-занавес». То есть, все фактически общества смотрит на мир глазами CNN. Потому что это глобальная структура.

Так вот российские СМИ сегодня, по сути, срывают эту «завесу мрака», которую построила CNN и другие крупнейшие западные агентства. И подают анализ альтернативный тому, который они транслируют.

В этом смысле нынешние действия немецких представителей, это доказательство нашей успешной работы на информационном пространстве. В условиях информационной войны, на самом деле.

Так вот что касается политических решений, которые могут быть приняты в таких условиях и по итогам такого рода исследований, это возможность запрета вещания, например. Это блокировка российских сайтов на территории тех или иных государств. Украина и Прибалтика в этом смысле, можно сказать, только «пилотные проекты». Но, мы знаем, что уже были попытки запретить Russia Today, например, в США и Великобритании.

К этому надо относиться, конечно, со всей серьезностью. С одной стороны, это признание наших успехов. С другой — мы должны быть готовы к более жесткому противодействию в условиях информационной войны. А значит более тщательно, выверено, но уверенно мы должны работать в интересах нашей страны и наших позиций на мировой арене.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Семен Багдасаров

Политический деятель

Павел Святенков

Политолог

Комментарии
Первая полоса
Вина крымского вина Вина крымского вина

Почему курортный полуостров за лето-2016 не допил один миллион литров «солнца в бокале»

Цитата дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье