18+
понедельник, 25 июля
Политика

Противоядие от мельдониевой лихорадки

Виталий Третьяков о том, как следует реагировать на «допинговую атаку»

  
20246
Виталий Третьяков
Виталий Третьяков (Фото: Александра Мудрац/ ТАСС)

Я понимаю, что моё предложение не только не будет принято, но даже не будет рассматриваться всерьёз. Во всяком случае, теми людьми, которые имею возможность принимать соответствующие решения.

И всё-таки я его выскажу. Потому что уже не только надоело смотреть, как на Россию раз за разом обрушиваются разнообразные атаки — это как раз привычно и не удивляет, но стыдно смотреть, как Россия, а точнее российские чиновники, связанные с предметом той или иной из этих атак, невнятно и робко от этих атак отбрёхиваются, виляют и, в конечном итоге, сдаются.

Сейчас речь о мельдониевой атаке, очевидно не случайной, очевидно спланированной, очевидно направленной на дискредитацию российских спортсменов перед Олимпиадой в Рио-де-Жанейро, на выведение их из психического равновесия, наконец, на то, чтобы любой из наших, кто намерен претендовать на Олимпиаде на медаль, знал, что в любой момент может быть либо снят с соревнований, либо, если медаль получит, будет её лишен и ославлен.

Нет, конечно, если мы, то есть они — наши спортсмены, тренеры и врачи, виноваты, то их нужно дисквалифицировать (спортсменов) и увольнять (тренеров и врачей). Но тогда без стенаний и жалоб, а, желательно, инициативно и раньше, чем WADA (Всемирное антидопинговое агентство) вскроет очередную пробирку. Самим это делать, а не жаловаться, при этом постепенно отползая на заранее не подготовленные позиции, смиряясь, поддаваясь, подчиняясь, капитулируя…

Но если наши спортивные чиновники знают, понимают и уверены, что мельдониевая лихорадка появилась не из-за какого-то случайного поветрия и уж тем более не из-за борьбы бескорыстных экспертов за «чистоту спорта», а, подобно, как предполагают некоторые, лихорадке Эбола, то есть для того, чтобы кто-то непременно её победил и тем облагодетельствовал человечество, то нужно проявлять политическую волю и принимать смелое политическое решение.

И решение это должно основываться на простом, но самом эффективном принципе управления и политической (включая административную) борьбы: если кто-то сознательно создаёт тебе проблему, зная, что ты по каким-то причинам не можешь её решить, то ты должен моментально перекинуть эту проблему ему на голову.

В случае с мельдониевой лихорадкой, охватившей российских спортсменов в результате мельдониевой атаки, этот принцип должен реализовываться следующим образом: если кто-то создаёт перед летней Олимпиадой неразрешимые проблемы России, то нужно создать не менее неразрешимую проблему главному организатору Олимпиады, то есть Международному олимпийскому комитету. А именно — поставить вопрос об отказе российской сборной участвовать в этой Олимпиаде, так как в данных условиях она не может не только выступать, но даже и просто быть сформированной. Сегодня сформируешь, а завтра с помощью пробирок WADA эту сборную раскассирует.

И пусть теперь МОК, а не Россия, думает, как из этой ситуации выходить.

Это не ультиматум. Это просто смелое, радикальное и рациональное решение. Вы не доверяете нашим спортсменам — мы берём паузу, но не на три дня или три месяца, чтобы покаяться, подать пару апелляций, подчистить концы и наладить бесперебойный сбор крови и мочи, а на целый олимпийский цикл. Вы проводите Олимпиаду с теми, кому доверяете, а мы за ближайшие два года (до зимней Олимпиады) разберёмся со своими допинговыми и антидопинговыми проблемами. Соревнуйтесь пока без нас — те, кто друг другу доверяет!

В конце концов, это дело национальной чести, которая, между прочим, выше планов и надежд на победы отдельных спортсменов. Нашу страну подозревают в постоянном шулерстве, а мы фактически своим согласием «быстренько наладить и исправить» это подозрение подтверждаем и признаём.

Отказом от участия в Олимпиаде Россия все эти оскорбительные претензии, подозрения и обвинения просто сметает со стола переговоров, предоставив «честным вести честную спортивную борьбу в своём кругу». А мы со стороны посмотрим, какие будут результаты, кто в каких видах победит, какие и чьи допинг-пробы что покажут.

Я понимаю, такого решения принято не будет. Но это значит, что вслед за мельдониевой лихорадкой придёт уже не к летней, а к зимней Олимпиаде какая-нибудь другая. И так до бесконечности. А всё потому, что мы не решаемся воспользоваться настоящим и эффективным противоядием — проблему, обрушенную на нашу голову, стремительно переложить на голову тех, кто обнаруживает допинг в нужном месте и в нужное время. И пусть они, а не Россия, думают, что делать.

— Дырку тебе от бублика, а не Шарапова! — сказал в аналогичной ситуации по аналогичному поводу капитан Жеглов.

Хотелось бы, чтобы и по поводу Шараповой эту фразу произнёс современный капитан Жеглов от политики (или хотя бы от спортивной политики). А что было дальше, все жители России хорошо помнят по фильму Станислава Говорухина. Да, «место и время встречи изменить нельзя». Но встречаться нужно, как минимум, по согласованным правилам, а не по правилам Горбатого. Иначе он будет принимать нашу капитуляцию. В этом месте и в других местах. В это время и в любое другое — когда пожелает.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье