18+
суббота, 1 октября

Союз евразийских республик свободных

Что мешает ЕАЭС стать таким же популярным, как СССР?

  
12383
Заседание межправительственного совета ЕАЭС
Заседание межправительственного совета ЕАЭС (Фото: Александр Астафьев/пресс-служба правительства РФ/ТАСС)

64% россиян сегодня готовы сегодня проголосовать за СССР. Об этом свидетельствуют результаты опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

17 марта 1991 года, согласно данным Центральной комиссии референдума СССР, за сохранение Советского Союза проголосовал 71% граждан РСФСР. То есть спустя четверть века поддержка СССР, если верить социологам, была бы лишь на несколько процентов меньше.

При этом за СССР «голосует» не только старшее поколение, но и почти половина тех, кто при СССР не жил. 47% россиян 18−24-лет — высказались за «страну Советов».

Однозначно против восстановления СССР проголосовали бы лишь 20% опрошенных.

Как видно, тяга к объединению, интеграции на самых разных уровнях в России сохраняется. Сильны эти настроения и в других странах постсоветского пространства.

Однако интеграционные процессы на этом самом пространстве, скажем так, пробуксовывают. Больше всего надежд на экономическую интеграцию возлагалось на Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Однако пока они не оправдываются.

Торговый оборот внутри ЕАЭС в прошлом году упал на 26%. Предложение ввести единую валюту, которая бы помогла избегать проблем, возникающих из-за колебания курсов национальных валют, пока так и осталось предложением.

В 2015 году было подписано соглашение о свободной торговле с Вьетнамом, рассматривается возможность подписания схожих договоров с Индией, Израилем и Египтом. Однако из той информации, что чиновники выдают в СМИ, сложно понять, что от этого выиграют страны, уже состоящие в ЕАЭС.

Конечно, идея Евразийского экономического союза изначально не подразумевала восстановления в каком-либо виде СССР (хоть в этом постоянно пытались обвинить Россию многие западные эксперты и политики). Однако что плохого в том, что ЕАЭС выработает некие наднациональные структуры, благодаря которым члены объединения смогут совместно отстаивать свои экономические и даже политические интересы на международной арене, как это делает, к примеру, Евросоюз?

— Для начала надо всё же окончательно объяснить, как своим гражданам, так и мировому сообществу, что Евразийский союз — это не реинкарнация СССР. Многие до сих пор уверены в этом, — говорит председатель Экспертного совета Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» (Workshop of Eurasian Ideas) Григорий Трофимчук. — В Советском Союзе, как известно, был создан социальный пакет, подобных которому не знало и не знает до сих пор ни одно государство. Гражданам гарантировалось бесплатное образование, здравоохранение, выделялось жильё и так далее. ЕАЭС такого уровня экономических и политических задач перед собой не ставит. Его задача — улучшение экономической ситуации в странах-участницах. Слово «экономический» в названии подчёркивает, что именно экономические вопросы решаются в рамках этого союза. Политикой ЕАЭС не занимается, о чём неоднократно заявляли Астана и Минск.

С другой стороны, Советский Союз, по-прежнему, жив в головах людей. Эта идея привлекает многих жителей на постсоветском пространстве. Что интересно, статистика в последние годы действительно показывает, что новое поколение, родившееся уже после распада СССР, также симпатизирует этому государству. На фоне того, что молодые люди видят сейчас, советская социальная система воспринимается ими как прогрессивная.

Чтобы Евразийский союз также позитивно воспринимался гражданами России и других стран-участниц, необходимо, прежде всего, чётко обозначить задачи, которые перед ним стоят. Причём, как на глобальном уровне, так и на бытовом. Ещё до возникновения Евразийского союза я говорил, что необходимо определить группу товаров повседневного спроса во всех странах ЕАЭС: хлеб, бензин, крупы и так далее. И вот на эти товары цены, после вступления в союз, должны быть снижены или хотя бы не расти. Тем самым большинство населения наглядно убеждалось бы в пользе членства в организации.

Пока же у нас даже сама аббревиатура ЕАЭС звучит не очень удачно, плохо воспринимается на слух. Начинать надо было с чёткого названия, с символов, которые сразу бы ложились на слух и на ум.

Ясно и то, что наши геополитические и экономические конкуренты пытаются внушить членам Евразийского союза, таким как Казахстан и Белоруссия, что это объединение выгодно только России, которая пытается создать чуть ли не «экономический концлагерь» для бывших республик СССР. Поэтому нужна, с одной стороны, более чёткая информация, чем же занимается ЕАЭС. С другой — надо двигаться вперёд. Мы видим, что за годы кризиса экономика стран Евразийского союза просела, торговый оборот сильно сократился. А ведь экономическая сверх идея евразийского объединения как раз и состояла в том, чтобы максимально обезопасить экономику стран-участниц от мировых экономических кризисов. В идеале — свести к нулю.

«СП»: — Экономика неразрывно связана с политикой, если бы экономическое взаимодействие пошло успешно, наверняка Евразийский союз мог бы рассчитывать и на единую политическую позицию по важным вопросам, как это имеет место в Евросоюзе.

— Я даже скажу больше. Последние четверть века 90% российских экспертов уверяют нас в том, что экономика первична, а политика — вторична. Этого не может быть в принципе, поскольку именно политические решения во многом определяют развитие экономических отношений. Во многом проблемы ЕАЭС связаны с этим внедрённым в сознание общества парадоксом, когда телега ставится впереди лошади.

И характерный пример тут как раз введение общей евразийской валюты. Кстати, я против предложенного названия алтын. Надо объявить конкурс, привлечь внимание «молодых и креативных», чтобы появилось адекватное название валюты.

Главное же, конечно в том, что давно уже надо было вводить эту валюту, до всех кризисов и войн. Тем самым мы бы обезопасили себя от многих негативных экономических последствий. Но существует масса экономистов в странах ЕАЭС, которые активно доказывают, что общая валюта не нужна, поскольку через неё Россия хочет всех «подмять под себя». Популяризацией же единой евразийской валюты как никто не занимался, так и не занимается. В то время как тот же евро держится только за счёт поддержки американской банковской и финансовой систем. Если бы завтра США перестали поддерживать евро, то через несколько часов он рухнул. А евразийская валюта как раз может быть обеспечена всеми нашими природными богатствами.

Мы стратегически опоздали с введением единой валюты ЕАЭС. Кстати, президент Путин не раз говорил о ее необходимости. А потом чиновники «объясняли», что президента неправильно поняли. Ситуация очень странная.

«СП»: — Ясно, что воссоздать СССР сейчас невозможно. Но есть ли перспектива у ЕАЭС, как у экономически-политического объединения, укрепляющего экономические связи и отстаивающего свои интересы на международной арене?

— Перспектива у ЕАЭС, по-прежнему, есть. Кстати, более 20 лет назад первым эту идею выдвинул не российский президент, а лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев. Для развития союза необходимо, чтобы стратегические вопросы решали политики, а чиновники реализовывали то, что разрабатывают политики, стратеги. У нас же этой политической программы нет. Всему миру кажется, что даже сам состав ЕАЭС копирует СССР. Надо привлекать те страны, которых в Советском Союзе не было. Я в своё время предлагал обратить внимание на Монголию, Словакию, Венгрию. Я уверен, что они заинтересовались бы Евразийским союзом. И с Вьетнамом есть наработки, но всё это делается на каком-то полуподпольном уровне, когда простым гражданам мало что понятно.

— Всегда разрушить легче, чем потом строить, — говорит философ и публицист Виктор Аксючиц. — СССР разрушили путём заговора и предательства части советской элиты. В тот день, когда в Верховном Совете ратифицировали соглашение о роспуске СССР, я сказал, что это решение отзовётся кровью наших детей и внуков. Что мы сейчас и видим. То есть те дезинтеграционные процессы, которые запустили тогда, невозможно преодолеть быстро. И дело тут не только в экономических проблемах ЕАЭС. Прежде всего, одновременно с распадом СССР оказался расчленён русский народ. А народ это всегда единый государствообразующий организм. И когда его режут по живому, то последствия сказываются для всего организма очень надолго. Что бы ни говорили, главным двигателем евразийского объединения остаётся русский народ. И это закономерно, что он стремится заживить раны, восстановить своё единство в тех или иных формах. Крым присоединился практически бескровно. Какие-то территории впоследствии могут присоединяться к России в формате конфедерации. В каких-то странах, где русских меньшинство, как в государствах Средней Азии, ситуация сложнее. Я думаю, что эти государства будут интегрироваться с Россией экономически. Хотя и объединение в каких-то общегосударственных формах возможно. Но часть территорий никогда не вернётся к той или иной форме объединения с Россией. Это, в первую очередь, прибалтийские государства.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье