Монгольский штат Америки

Зачем Вашингтон набивается в «хорошие друзья» Улан-Батору

  
25493
Госсекретарь Джон Керри и президент Монголии Цахиагийн Элбэгдорж
Госсекретарь Джон Керри и президент Монголии Цахиагийн Элбэгдорж (Фото: ZUMA Wire/ТАСС)

Соединенные Штаты хотят стать «третьим хорошим другом» Монголии, наравне с Россией и Китаем. При этом не призывают Улан-Батор выбирать между Москвой и Пекином. Об этом заявил госсекретарь США Джон Керри, совершающий в эти дни (4−8 июня) дипломатическое турне по странам Центральной Азии, передает ИА ТАСС.

Монголию глава американского Госдепартамента посетил воскресенье, 5 июня — она стала первой на маршруте. До этого случая Керри никогда не был в ней — во всяком случае, в качестве главы внешнеэкономического ведомства США.

Как пишут западные СМИ, в Улан-Баторе госсекретарь провел встречу с главой МИД Монголии Лундэгийном Пурэвсурэном. Запустил американский проект Агентства по международному развитию (USAID), направленный на «повышение участия граждан в демократическом и политическом процессе». А также отметился лично в стрельбе из лука на традиционном монгольском культурном фестивале «Надом» (о результатах ничего не говорится).

Но, пожалуй, наибольший резонанс вызвало заявление Керри, в котором он назвал эту страну гор, озер и бескрайних степей «оазисом демократии».

«У вас есть Китай, с одной стороны, и Россия — с другой. Так что на вас всегда оказывается большое давление, но при этом вы являетесь оазисом демократии. Вы боретесь за вашу собственную идентичность», — сказал представитель Госдепа. Добавив, что американские власти не заставляют Монголию «выбирать между Россией и Китаем или кем-то еще. Это не то, к чему мы вас призываем. Но то, чего бы мы желали, — это движение к полной демократии».

То, что азиатское направление в американской внешней политике становится все более актуальным, в принципе, не секрет. Беспокоит другое: как только представители Вашингтона где-то громко произнесут слово «демократия», там вскоре обязательно происходит что-то нехорошее…

Читайте по теме

С чем может быть связана активность США в Монголии, «СП» рассказал руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ, доктор исторических наук Алексей Маслов:

— Здесь два аспекта — глобальный и региональный.

Надо сказать, что за последние несколько лет — особенно за годы президентства Обамы — США потеряли свои позиции в Азии, в том числе в Центральной Азии. Я напомню, что еще в «девяностых» годах американцы довольно успешно находились в бывших советских республиках — в Киргизии, например, где контролировали аэропорт Манас, в Таджикистане. И это были серьезные базы — как политические, так и, безусловно, военные — для США в Центральной Азии.

Но в бытность Обамы они заметно уменьшили там присутствие. Я бы сказал, влияние США в целом заметно упало в азиатском регионе. И как следствие, контроль над товаропотоками и над финансами. В эту сферу активно вторглись Китай и Россия (наша страна последнее время, как мы видим, восстанавливает свои отношения с теми странами, с которыми когда-то была дружна).

А для администрации США, которая отрабатывает последние месяцы, очень важно уйти все-таки на некой позитивной волне. Президент — как известно — не уходит в никуда. И Обама не хочет, конечно, быть объектом критики как слабый политик, который проиграл Азию. Поэтому надо понимать, что и этот визит Керри, и все эти его заявления сделаны не только для внешнего, но и для внутреннего пользователя.

«СП»: — Какие у США интересы в Монголии?

— Штаты долгое время являлись одним из крупнейших инвесторов Монголии. И как только Советский Союза в «девяностых» ушел из страны как крупный игрок, многие предприятия, созданные им, так или иначе, стали использоваться Монголией совместно как с Китаем, так и с США. Медно-молибденовые разработки, например.

Монголия очень интересный объект именно с точки зрения природных ископаемых — медь, молибден, вольфрам, уголь, золото и много чего еще. Дешевая рабочая сила. Дешевое и экологически чистое сельское хозяйство. Очень низкая плотность населения. То есть, издержки на содержание этих объектов и страны очень невелики.

Ну, и, наконец, уникальное географическое расположение. Монголия — это страна, через которую очень выгодно возить товары между Китаем и Россией. Сейчас у нас перевозки в основном идут через российский Дальний Восток — территорию с довольно суровым климатом. И эти перевозки, в принципе, входят в тот регион России, где не очень большое население. В то время как перевозки из Китая в Россию через Монголию доставляют продукцию сразу в Забайкальский край, где проживает значительно более количество населения. Плюс, это ближе к центральной части России. То есть, это и сокращение транспортных расходов и доставка товаров напрямую к потребителю.

Поэтому Монголия имеет серьезные возможности — скажем так — чтобы хорошо себя продать на этом рынке.

И, кстати, в Монголии сегодня очень многие с теплотой вспоминают дружбу с Советским Союзом и активно ратуют за восстановление полноценного сотрудничества с Россией. По одной простой причине — потому что не хотят быть ни под жёстким влиянием США, ни под жёстким влиянием Китая.

Новое же поколение считает, что главное — это коммерческая выгода. Поэтому Монголия может, не сближаясь ни с одной из сторон в отдельности, активно продавать свои услуги и ресурсы. Прежде всего, транспортные услуги.

«СП»: — Не совсем понятно, как со всем этим увязывается определение «оазис демократии»?

— Все заявления Керри о демократии, на мой взгляд, — это демонстрация абсолютного непонимания того, что творится в Монголии и чего хочет эта страна. Мы привыкли думать, что внешняя политика США, как правило, хорошо рассчитана и продумана. Но похвалы Керри идут мимо тех чаяний и проблем, которые, действительно, есть сейчас в Монголии. Поэтому они вызвали — даже не раздражение, — а только усмешку.

Монголия в настоящее время решает совершенно другие проблемы.

Прежде всего, это проблема социальной стабильности. Проблема подготовки новой категории кадров. Технологического перевооружения. И надо учитывать, что в этом плане — в плане, например, образовательных связей — Россия и Китай значительно больше продвинулись в Монголии, нежели США. Достаточно сказать, что на территории Монголии работают кампусы российских высших учебных заведений, в то время как американских просто нет.

В Монголии поколения людей говорят на русском языке, как на родном. Фактически, для многих это второй язык. И это абсолютно нормально.

На самом деле, как мне кажется, эта поездка Керри сделана по итогам реконструкции российских отношений со странами Азии.

«СП»: — Поясните?

Я полагаю, что, например, 2014 год и начало 2015-го для России в отношении Азии прошли не очень успешно, потому что мы делали исключительно ставку на Китай. И делали, прежде всего, ставку на Китай, как на политического партнера, что не позволило нам решать экономические задачи.

И США, как ни странно, устраивало, что Москва пытается — в тот момент не очень умело — переналадить свои отношения с Пекином. Правда Россия довольно быстро научилась и поняла суть своих ошибок. И уже, скажем, с июня 2015 года наша внешняя политика ознаменовалась серьезным изменением тематики переговоров со странами Азии.

Россия — по крайней мере, визуально — уже не опирается на Китай как на своего единственного партнера. И Россия пошла глубже в Монголию, в АСЕАН, начинает переговоры с Японией. То есть, стала играть в многовекторную дипломатию.

А во-вторых, стала говорить больше именно об экономическом содержании сотрудничества. О том, что можно измерить какими-то цифрами — либо товарооборота, либо инвестиций. И в принципе, этот язык понятен для Азии.

Ну, и наконец, Россия вышла в сотрудничестве на уровень конкретных проектов. То, что называется «бизнес ту бизнес». И вот это, на мой взгляд, то, что даст как раз в ближайшие пять-семь лет заметные изменения не только товарооборота, но и вообще позиции России в Азии. Если довести эту политику до конца.

Эта конкретность действий, как мне кажется, и раздражает несколько американцев. Которым было выгодно долгое время вот это пустословие в адрес Азии со стороны России.

Как только началась конкретика, мы видим визит Керри. Правда, эти его странные заявления показывают, что, в принципе, США и сами не готовы переналаживать отношения с Азией.

«СП»: — И все-таки, у кого больше шансов укрепиться в Монголии?

— Что касается бизнеса США, то они там достаточно крепко стоят на ногах. Но политически — однозначно — самый большой шанс у Китая и у России. Монголия просто зажата между этими странами. И я напомню, что сейчас Монголия, в качестве основного экономического и политического проекта, продвигает очень активно проект под названием «Степные дороги». По сути дела, это транспортные магистрали между Китаем и Россией. И это значит, что без укрепления отношений именно с этими двумя странами, проект не осуществить. А вот как раз Штаты для этого проекта вообще никак не нужны.

Ну, так уж сложилось, что вся экономика Монголии зависит от двух стран — от Китая и России. Из-за ее географического положения вывоз тех же полезных ископаемых возможен только через Россию или Китай. Руда и медь не могут вывозиться самолетами — это невыгодно.

Поэтому очень важно для Монголии сейчас брать деньги у всех, но при этом укреплять отношения именно с Россией и Китаем.

Читайте по теме

Ведущий научный сотрудник отдела Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, Владимир Грайворонский, в свою очередь, напомнил, что в 2017 году исполняется тридцать лет со дня установления дипломатических отношений между США и Монголией.

— Срок не такой уж большой. Тем не менее, вряд ли можно сказать, что американцы только сейчас проявили интерес к этой стране. В последнее время, в частности, американские компании принимали самое активное участие в тендерах на разработку угольных месторождений на границе с Китаем.

Но, как мне представляется, Монголия для США представляет не столько экономический интерес, сколько, прежде всего, интерес геополитический. В силу того, естественно, что эта страна занимает уникальное стратегическое положение — находится между двумя такими великими державами, как Россией и Китай. А США, как известно, неравнодушны к обеим. И, наверное, они бы хотели устроить здесь для себя наблюдательный пункт, чтобы отслеживать ситуацию. Но Монголия вряд ли пойдет на обострение отношений с ближайшими соседями.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня