Неразрешимая проблема Риги и Таллина

Почему беженцы считают прибалтов «лохами», и учат русский язык

  
23281
Виды Прибалтики
Виды Прибалтики (Фото: Владимир Смирнов/ ТАСС)

Обида министра внутренних дел Литвы Томаса Жилинскаса на тот факт, что беженцы в Литве быстрее учат русский язык, чем литовский, вызвала волну ироничных комментариев. Как ни стараются прибалты интегрировать мигрантов из Африки и с Ближнего Востока, а получается это не просто плохо, а даже и со знаком «минус».

«Минус» — потому, что именно так расценивают в странах Балтии изучение беженцами русского языка. Он раздражает местных националистов. Что уж говорить, если, например, в Латвии даже малозаметный русский акцент президента Раймонда Вейониса вызвал негодование националистов. Глава республики родился в Пскове в русско-латышской семье: отец — латыш, мать — русская. Дома общались по-русски, вот и остался след в речи. И вот известный латвийский политик Эва Нашениеце, которая руководила бюро спикера сейма от Национального объединения Инары Мурниеце, заявляет: «Говорит так, будто вырос в семье, где каждый день используют русский язык». Ну да, и что?

И нагло говорит про Раймонда Вейониса: «И где они всех этих президентов находят». При том, что тот проводит национальную политику в антироссийском ключе.

Тем временем, эстонских националистов тошнит от возможного кандидата в президенты, главы министерства иностранных дел Марины Кальюранд, так как ее отец — латыш, мать — русская. И даже отсутствие у нее акцента и радение за Эстонию не спасает от нападок националистов. Председатель фракции Консервативной народной партии в Рийгикогу Мартин Хельме утверждает, что из-за этого Кальюранд не подходит в качестве кандидата в президенты Эстонии. Выборы там в конце лета — начале осени. Что уж говорить о раздражении русским языком беженцев?

Читайте по теме

«Довелось слышать, что привезенные мигранты быстрее выучивают русский язык, чем литовский», — сетует Томас Жилинскас. И объясняет причину: «Сирийцы находятся в одних помещениях с украинцами и белорусами, дети общаются на русском языке и выучивают русский язык». За это министр внутренних дел раскритиковал политику интеграции беженцев в Литве. Пока в республику приехали 39 мигрантов, а квота Еврокомиссии обязывает принять больше тысячи.

Однако, похоже, глава МВД Литвы не сумел заглянуть в суть проблемы. А ее описал латышский ученый, известный востоковед, профессор Латвийского университета Леон Тайванс. Он глубоко изучил особенности менталитета восточных народов еще в советский период, работал в Институте востоковедения, руководимом Евгением Примаковым. И в прошлом году заявил, что беженцы не станут учить латышский язык, им будет достаточно русского, и никакой интеграции не выйдет. Более того, он посоветовал самим латышам… изучать языки беженцев.

«Если кто-то мечтает, что они будут селиться в пустующих сельхозрегионах и поднимать нашу ниву с животноводством, пусть на это не надеется. Беженцы предпочитают большие города — это ближе к деньгам», — говорил он местным журналистам.

Так что министр внутренних дел Литвы плохо знаком с проблемой, которую представляют беженцы, и сводит ее решение только к вопросу об окружении мигрантов. Латышский профессор объяснял яснее: русский язык мигрантам нужнее, так как позволяет двигаться дальше, например, в ту же Россию и Белоруссию. Зачем им языки балтийских народов, ограничивающие возможности поиска лучшего места для проживания?

Изучив первый опыт приема беженцев на латышской земле, Леон Тайванс пришел к еще более неутешительным выводам. «Они наши ценности глубоко презирают, считают женщин на букву „б“, а мужиков — лохами. Только и ждут, чтобы набраться сил и установить свои порядки», — сказал профессор в интервью корреспонденту портала rus.delfi.lv.

Леон Тайванс и ранее не очень лояльно, скажем так, относился к мигрантам из Африки и с Ближнего Востока. «Как правило, беженцы — люди фертильного возраста, значит, способны к размножению. Чем они занимаются весьма активно, ведь им гарантирована спокойная жизнь. В большинстве европейских стран самое популярное имя новорожденных — Мухаммед. Вот и представьте, кто будет делать демографию», — говорил он. А сейчас в этом интервью прямо заявляет: «Чем быстрее тут сложится община, тем более сплоченной и исламской она станет. Это пока им приходится приспосабливаться и смотреть направо-налево, чтобы выжить, а когда необходимость отпадет… Вспомните Бельгию и Францию… У меня никакого оптимизма на сей счет нет. И моя позиция: чем быстрее прекратят прием, тем лучше. Нам и так нелегко внедрять демократические институты и европейские добродетели, а если восточная публика появится, станет еще труднее… Хрестоматия такова: вклад беженцев в экономики принимающих стран минимален, а потребление из общественных фондов и уровень правонарушений максимальны», — утверждает ученый.

Читайте по теме

Как известно, латышские националисты сравнивают местных русских с беженцами из Африки и с Ближнего Востока, но профессор не согласен. «Что бы они не говорили, балто-славянская культурная общность — вещь, сложившаяся веками. Различия между балтами и славянами минимальны по сравнению с разницей между исламскими и христианскими культурами».

И вот что смешно и грустно одновременно: если спустя некоторое время прибалтийские исламские общины, сложившиеся из беженцев, затеют бузу, то говорить они будут на своих языках и… на русском. В мире ведь широко используются всего лишь несколько языков, включая русский, а местные языки балтийских народов только им и нужны. Конечно, это — большое богатство, которое нужно беречь. Только не с помощью ненависти к России и к русским…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня