Германия: правосудие «втихую»

Дочь Гиммлера в этой стране открыто собирает нацистов. Берлин считает, что законно

  
5619
Здравко Мустач и Йосип Перкович
Здравко Мустач и Йосип Перкович (Фото: Andreas Gebert/DPA/Globall Look Press)

В среду, 3 августа, председательствующий судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Баварии в Мюнхене Манфред Даустер огласил приговор по делу 33-летней давности. Бывший руководитель разведки Социалистической Федеративной Республики Югославии 74-летний Здравко Мустач и бывший сотрудник госбезопасности СФРЮ 71-летний Йосип Перкович признаны виновными в организации убийства в июле 1983 года югославского диссидента Степана Джурековича и приговорены к пожизненному заключению.

Вначале — о личности упомянутого диссидента. После Второй мировой войны Джурекович (родился 8 августа 1926 года) занимал ответственные посты в Югославской государственной нефтяной компании INA. Последней в его послужном списке была должность директора по маркетингу, что, как пишут сегодня немецкие СМИ, «давало ему возможность устанавливать контакты с представителями политической и экономической элиты СФРЮ и пользоваться инсайдерской информацией».

В апреле 1982 года 55-летний Джурекович бежал через Австрию в ФРГ, где к тому времени имелась большая хорватская диаспора, членами которой были многие бежавшие из Хорватии усташи. Как сообщали тогда югославские СМИ, бежал Джурекович после того, как в возглавляемом им департаменте была вскрыта крупная растрата. Кроме того, югославские власти обвиняли его в сотрудничестве с западногерманской внешней разведкой Bundesnachrichtendienst (BND).

Читайте по теме

Сотрудничеству с разведкой ФРГ впоследствии нашлось надежное подтверждение. В октябре 2014 года немецкие тележурналисты Филипп Грюлль и Франк Хофманн «раскопали» датированный 25 января 1983 года, то есть за полгода до убийства Джурековича, ответ BND на запрос 14-го отдела мюнхенского Полицайпрезидиума, в котором сообщалось: «Бывшему агенту BND серьёзно угрожает югославская секретная служба».

О том, что Джурекович был агентом BND в Югославии, заявляли и адвокаты Мустача и Перковича.

Находясь в ФРГ, Джурекович вступил в эмигрантский Хорватский национальный комитет, опубликовал ряд критических по отношению к СФРЮ статей — «Югославия в кризисе», «Я, Иосип Броз Тито», «Коммунизм: величайшее мошенничество», «Красный менеджер» и др.

28 июля 1983 года труп Джурековича с шестью пулевыми ранениями в спину и руки и с проломленным черепом был обнаружен в переоборудованном под типографию гараже в городке Вольфратсхаузене, что в 40 километрах от Мюнхена. Как было установлено следствием, стреляли в него из двух пистолетов — Beretta и Ceska Zbrojovka, а череп мог быть пробит ударом мачете.

По версии следствия, приказ о ликвидации Джурековича отдал руководитель разведки югославской госбезопасности SDS генерал Здравко Мустач, а организацией самой операции занимался подполковник SDS Йосип Перкович. Непосредственных исполнителей убийства следствие установить так и не смогло. Однако в июле 2008 года за соучастие в подготовке этого преступления проживавший в Германии хорватский эмигрант Крунослав Пратес (это он сдал в аренду гараж Джурековичу) был приговорён к пожизненному заключению.

Как сообщают немецкие СМИ, с 1970 по 1989 годы по приказам югославской SDS только в Западной Германии были убиты свыше 20 диссидентов.

В 2009 году Федеральное ведомство криминальной полиции Германии (Bundeskriminalamt, BKA) объявило бывших руководителей и агентов югославских спецслужб Здравко Мустача, Йосипа Перковича и ещё двоих в международный розыск по обвинению в соучастии в убийстве Джурековича. Но хорватские власти не спешили выдавать их в руки немецкого правосудия, на что имелись веские причины. Если Мустач после распада Югославии от дел отошёл, то Перкович в объявившей себя независимой Хорватии активно занимался формированием разведывательных служб в системах МВД и Минобороны (в последнем он возглавил военную разведку), затем являлся консультантом хорватской контрразведки, а его сын Саша был координатором по вопросам безопасности при бывшем президенте Хорватии Стипе Месиче и членом Совета нацбезопасности при бывшем президенте Иво Йосиповиче.

Однако Хорватии не терпелось стать членом Евросоюза, на чём и «сыграла» Германия. Одним из условий присоединения Хорватии к ЕС стала выдача бывших сотрудников её спецслужб. И незадолго до вступления в июле 2013 года в ЕС хорватские парламентарии приняли закон, в соответствии с которым граждан республики стало возможным экстрадировать в другие страны. Правда, только за преступления, совершённые после 2002 года.

Но Германию это не устроило. На Хорватию продолжали оказывать давление, и уже в декабре 2013-го закон был изменён: упоминание срока давности из него исключили.

В январе 2014 года Иосипа Перковича арестовали, уже через неделю покладистый хорватский суд вынес решение о его экстрадиции в ФРГ. А в апреле того же года той же процедуре был подвергнут и Здравко Мустач.

В течение всего судебного процесса, длившегося в Верховном суде Баварии в Мюнхене 21 месяц, подсудимые не сказали ни слова. Пожизненный приговор оба встретили спокойно. Как уже заявили их адвокаты, приговор будет обжалован — в том числе и по причине его чрезмерной жёсткости.

Для сравнения: 17 июня суд земли Гессен в Детмольде приговорил бывшего охранника нацистского концлагеря «Освенцим» 94-летнего Райнхолда Ханнинга к пяти годам тюремного заключения (гособвинитель просил 6 лет тюрьмы). Бывший эсэсовец Райнхольд Ханнинг был признан виновным в пособничестве убийству по меньшей мере 170 тысяч заключённых.

Как отмечено в мотивировочной части приговора, бывший эсэсовец знал, что ежедневно в газовых камерах «Освенцима» уничтожали невинных людей. По данным прокуратуры, с 1942 по 1944 годы Ханнинг, которому тогда было 20 лет, будучи военнослужащим дивизии СС «Мёртвая голова», служил в концлагере охранником. Там он охранял так называемый «стационарный лагерь — 1» и платформы, на которых эсэсовцы проводили селекцию доставляемых поездами еврейских узников. Одним из таких «селекционеров» и был Ханнинг. Он решал, кого из вновь доставленных отправить на принудительные работы, а кого — в газовые камеры.

И ещё один штрих насчет современного германского правосудия. По сей день в стране действует благотворительная организация Die Stille Hilfe für Kriegsgefangene und Internierte (нем. — «Тихая помощь военнопленным и интернированным»). Основанная в 1951 году, организация, согласно уставу, обеспечивает стареющих нацистов хорошей медицинской помощью, оплачивает их адвокатов в таких процессах, как над «селекционером» Ханнингом. А также пребывание в пансионатах и домах престарелых.

Читайте по теме

Одним из активнейших функционеров «Тихой помощи» является 87-летняя Гудрун Бурвитц (фамилия по мужу), посвятившая всю свою жизнь спасению видных деятелей Третьего рейха от уголовного преследования. Вначале она помогала добраться некоторым из них до берегов Латинской Америки (в частности, речь идёт об идеологе «Холокоста» Адольфе Эйхманне, разработчике «газенвагенов» штандартенфюрере СС Вальтере Рауффе, проводившем опыты над заключёнными в «Освенциме» докторе Йозефе Менгеле). А сейчас, продолжая помогать оставшимся в живых соратникам её отца, также привлекает в организацию молодых неонацистов. На часто задаваемый ей журналистами вопрос, кто её отец, Гудрун Бурвитц не то что без стеснения — гордо отвечает: Генрих Гиммлер.

Власти ФРГ заявляют, что деятельность «Тихой помощи», в том числе и самой Гудрун Генриховны, «находится в рамках правового поля», а потому запретить организацию как антиконституционную нет ни малейшего основания. В ФРГ разрешается помогать пожилым и бедным вне зависимости от их прошлого и того, каких взглядов они придерживаются.

Германия

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня