ФРГ приглашает Кремль «под колпак»

Зачем Берлину новый договор о контроле над вооружениями?

  
17240
ФРГ приглашает Кремль «под колпак»
Фото: Екатерина Штукина/пресс-служба правительства РФ/ТАСС

Германия призвала к новому договору с Россией о контроле над вооружениями. Как считает глава МИД ФРГ Франк Вальтер Штайнмайер, это позволит избежать эскалации напряженности в Европе, где активизировались учения России и НАТО, и снова заговорили о возможном развязывании войны. Такое мнение Штайнмайер высказал в своей статье в немецком издании Frankfurter Allgemeine Zeitung.

В публикации Штайнмайер привычно заявил, подразумевая присоединение Крыма к России, что Москва «нарушила основные, не подлежащие обсуждению принципы мира». Но тут же уверил, что несмотря ни на что «мы все должны быть едины в стремлении избежать дальнейшего раскручивания спирали эскалации».

По его словам, новый договор контроля над вооружениями должен включать следующие элементы:

— проверенные возможности для обеспечения прозрачности, предотвращения рисков и повышения доверия;

— структурированный диалог со всеми партнерами, которые несут ответственность за безопасность Европейского континента;

— площадкой для переговоров может стать Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Надо сказать, подобные идеи высказывает не один Штайнмайер. Так, в минувшую среду группа бывших министров иностранных дел и обороны заявила, что Россия и НАТО должны согласовать общие правила, чтобы справляться с внезапными военными столкновениями, и снизить риск случайного возникновения войны между Москвой и Западом.

Читайте по теме

Ранее, в июне, Штайнмайер подверг критике международные учения НАТО Saber Strike. В интервью Bild am Sonntag он заявил, что «мы не должны накалять ситуацию громким бряцанием оружия и военными криками». «Кто думает, что символические танковые парады на восточной границе альянса усиливают безопасность, тот ошибается», — добавил глава немецкого МИДа.

По словам Штайнмайера, «смертельно опасно суживать взгляд лишь на военном аспекте и искать спасение в политике устрашения» — наряду с готовностью к защите Европа должна демонстрировать и готовность к диалогу.

Каким может быть новый договор о контроле над вооружениями, нужен ли он России?

— Германию не устраивает, что Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) приказал долго жить, — считает полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский. — Напомню, что в 2007 году Россия приостановила свое участие в ДОВСЕ, а в марте 2015-го заявила, что никоим образом не будет выполнять условия этого договора.

Других серьезных договоров по безопасности на Европейском континенте на сегодня не существует. Есть лишь ряд соглашений по мерам доверия в рамках ОБСЕ. Например, договор об открытом небе — о взаимных инспекциях с помощью легальных разведывательных самолетов по заранее согласованным маршрутам следования. Есть, кроме того, договор, по которому стороны обмениваются данными о численности и дислокации своих вооружений и армий, а также об учениях. Это же соглашение устанавливает нормы по перемещению вооруженных сил в новые места дислокации. Но всеобъемлющего договора по безопасности в Европе, повторюсь, нет.

Если говорить о более узких договорах, есть соглашение Россия-НАТО, но оно сегодня фактически не выполняется и не работает.

«СП»: — Почему мы не идем на заключение всеобъемлющего договора по безопасности с европейцами?

— Потому что в рамках одной Европы этот всеобъемлющий вопрос все равно не решить. Поскольку во многом военно-политическую обстановку в Европе определяют Соединенные Штаты. Это ярко показывает пример с развертыванием американской системы ПРО Aegis Ashore в Румынии (в следующем году очередь дойдет и до Польши).

Такие шаги категорически неприемлемы с точки зрения военной безопасности России, и Москва об этом прямо заявляет. Но даже те европейцы-члены НАТО, которые согласны с позицией РФ, не могут «выйти из строя» альянса и заявить свое мнение.

Поэтому призыв Штайнмайера относится, скорее, к идеальным пожеланиям: дескать, хорошо бы заключить новый договор. Действительно, хорошо бы. Но на практике, думаю, инициатива главы МИД ФРГ реализована не будет — по крайней мере, в обозримой перспективе.

«СП»: — Накануне выхода статьи Штайнмайера группа бывших министров иностранных дел и обороны заявляла, что Россия и НАТО должны согласовать общие правила, чтобы снизит риск взаимного столкновения. Такое соглашение возможно?

— Такое соглашение уже работает, о нем я упомянул: стороны информируют друг друга об изменении численности вооружений, о передислокации существенных контингентов, и об учениях, начиная с определенной численности.

Другое дело, что в период острого противостояния в холодной войне, когда советские войска находились в Восточной Германии, а американские, британские, французские и немецкие — в Западной Германии, существовали прямые линии связи между главкомами советской армии и НАТО на территории ФРГ. Существовали, кроме того, так называемые миссии связи, состоящие из групп офицеров — соответственно, французско-британско-американской группы при главкоме советских войск в Германии, и советской группы при главкоме НАТО в ФРГ.

Эти каналы оперативной связи позволяли во многих случаях нивелировать последствия острых инцидентов. Таких инцидентов за десятилетия «холодного» противостояние было немало. Но они, как мы знаем, не привели ни к военным конфликтам, ни тем более к полномасштабной войне.

Сейчас таких каналов связи нет, и это — одна из серьезных проблем. Стороны начинают интерпретировать действия друг друга в соответствии со своим пониманием, а поговорить и обсудить обстановку им не с кем.

«СП»: — Почему, если соглашение работает, Пентагон то и дело выражает «глубокую озабоченность» нашими внезапными проверками Вооруженных сил?

— Стороны используют, так сказать, букву соглашения. В нем сказано, что о внезапных учениях стороны могут уведомлять друг друга по факту, после их начала. Пентагон считает, что мы этот пункт используем на полную катушку, и привлекаем для внезапных учений чрезвычайно крупные контингенты войск.

Россия, со своей стороны, указывает на размещение дополнительных сил НАТО в Прибалтике и Польше, и на развертывание элементов системы ПРО в Европе: по букве соглашения эти шаги допустимы, а по духу — нет.

По сути, эти взаимные нападки идут в рамках пропагандистско-информационной войны.

«СП»: — Какие меры правильно предпринять, чтобы снизить напряженность в Европе?

— Нужно вернуться к опыту, который себя хорошо зарекомендовал: создать представительства ответственных военных органов при российском Минобороны и при главном командовании НАТО в Европе. Эти представительства можно назвать как угодно, но лучше всего, наверное, вернуться к традиционному названию — миссии связи. Это напомнит и о взаимодействии в годы Второй мировой, и о налаживании нормальных контактов в годы холодной войны.

Нужно вернуться именно к прямым контактам между оперативными управлениями РФ и НАТО — между теми, кто реально управляет войсками и отдает им команды, а не пытаться поддерживать связь через цепочки невоенных чиновников и дипломатов: такие цепочки не работают…

— Германия пытается взять на себя функции политического лидера ЕС, — отмечает главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов. — Неслучайно ФРГ в последние годы чрезвычайно активна на внешнеполитическом поприще. В этом смысле, инициатива Штайнмайера укладывается в долгосрочную стратегию Берлина.

Сейчас, видимо, немцы хотят реанимировать ДОВСЕ, поскольку все остальные механизмы обеспечения безопасности Европы имеются и работают. Так, по стратегическим вооружениям мы взаимодействуем с Соединенными Штатами, соблюдается и договор об открытом небе. Получается, имеется лишь пробел по ограничению группировок в Европе.

«СП»: — Германия хочет возобновить ДОВСЕ, или ей нужен какой-то новый его вариант?

— Думаю, возвращение к ДОВСЕ — это для Берлина программа-минимум. Это позволило бы предотвратить развитие российское военной активности на границе с Украиной. Если бы мы сейчас соблюдали ДОВСЕ, то не могли бы активно действовать не только возле украинской границы, но и на юге — я имею в виду формат Пятидневной войны.

Напомню, что ДОВСЕ был подписан в ноябре 1990 года в Париже полномочными представителями 16 государств-членов НАТО и шести государств-членов Организации Варшавского договора. Договор ограничивал число основных ударных систем — боевых кораблей, танков, самолетов, артиллерийских орудий, — которые могли находиться на территории Европы и в европейской части СССР. Это было сделано, чтобы уравновесить группировки сторон, и избежать гонки вооружений.

Читайте по теме

Когда Варшавский договор распался, за странами Европы остались предусмотренные ДОВСЕ квоты. А квота СССР была поделена между новыми государствами СНГ. В итоге к 2007 году ДОВСЕ стал России невыгоден: квоты стран НАТО значительно перекрывали квоту РФ.

«СП»: — Получается, сейчас и речи не может идти, чтобы нам вернуться к этим ограничениям?

— Россия могла бы вернуться в ДОВСЕ, если бы в НАТО пошли на сокращение своей группировки, в первую очередь, в странах бывшего соцлагеря — республиках Прибалтики, Польше, Румынии. Но на такой шаг, думаю, альянс вряд ли пойдет.

«СП»: — Если ситуация патовая, зачем Штайнмайер выдвигает такую инициативу?

— Ситуация в Европе непростая, и в Германии тоже — к канцлеру Ангеле Меркель много претензий. Поэтому Берлин создает видимость, что ищет устраивающие всех решения. И не важно, примет ли Россия инициативу по контролю над вооружениями. За спрос, как известно, не бьют в нос. Поэтому Штайнмайер может эффектно демонстрировать, что борется за мир во всем мире…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня