России пора «прорубать окно» на Восток

Период исторического доминирования Запада закончился

  
8163
Павел Салин
Павел Салин (Фото: Александр Фатеев)
Материал комментируют:

«Свободная пресса» продолжает дискуссию «Русский мир после Русской весны». В ней уже приняли участие Александр Шатилов, Игорь Стрелков, Алексей Анпилогов, Константин Крылов, Валерий Коровин, Богдан Безпалько, Виктор Аксючиц, Александр Бородай, Сергей Кара-Мурза

В разговор вступает директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин.

«СП»: — Недавно Надежда Савченко выступила с неожиданным заявлением, что русским и украинцам лучше быть хорошими соседями, чем плохими братьями. На ваш взгляд, надолго ли поссорились два близких народа, сможет ли Украина вернуться в пространство Русского мира?

— Боюсь, что точка невозврата пройдена. Решение о проведении референдума в Крыму весной 2014 года было безальтернативным. Можно было продолжить — вернуть к власти в Киеве Януковича, который бы объявил своего пророссийского преемника. Тогда украинская армия и все силовые структуры были деморализованы. Запад был в шоке от того, что произошло в Крыму. На ещё большие санкции, чем есть сейчас, он бы вряд ли решился. То есть имел место стратегический просчёт российского руководства. Теперь уже — поезд ушёл.

Мы вернули Крым, но потеряли Украину. Причём речь не только о Западной Украине, которая сотни лет не входила в Русский мир, но и о большей части остальной Украины. Там текущая политика строится на противостоянии с Россией. Но это может измениться через несколько лет. Другое дело, что там идёт процесс выстраивания украинской идентичности. И выстраивается она именно на антирусской, антироссийской основе. И это куда более серьёзно. Политику можно изменить быстро, а вот сознание людей так просто не переделаешь.

«СП»: — Если не говорить о братских отношениях, то хотя бы прагматичные — возможны?

— Думаю, да. Дело в том, что соседние страны могут либо враждовать, как в своё время СССР и США (часто забывают, что у этих стран, как сейчас у России и Соединенных Штатов есть общая граница), либо сотрудничать. Промежуточные фазы возможны только у стран, которые территориально не соприкасаются друг с другом.

Воевать долго не станет ни Украина, ни Россия. Я имею в виду даже не обычную войну, а, как сейчас говорят, гибридную. У российской элиты просто нет желания вести такую затяжную войну. А Украины на это нет ресурсов. И Запад всё неохотнее поддерживает реваншистские амбиции «незалежной».

«СП»: — Как раз накануне событий Русской Весны «Свободная пресса» вела дискуссию «Россия для русских?». Тогда быть националистом было чуть ли не модно. Даже Владимир Путин как-то сказал, что он «русский националист в хорошем смысле». Можно ли сегодня говорить о кризисе русского национализма в связи с тем, что мы увидели, как люди, называющие себя националистами, проявили себя на Украине?

— Кризис национализма в России есть, но я бы не связывал его с украинскими событиями. Дело в том, что российская власть реализовала повестку дня националистов. До 2014 года власти предъявлялись претензии, что она не защищает интересы русских, или защищает крайне слабо. Однако после воссоединения с Крымом такую претензию предъявлять стало трудно.

«СП»: — Тем не менее, часто можно услышать примерно такие высказывания: почему мы вступились за Башара Асада, защищаем сирийцев, а жителей Донбасса, русских по крови или по культуре, защищать толком не хотим…

— Да, подобные высказывания имеют место. Власть только приступила к реализации «повестки дня» националистов. В 2008 году мы выступили за жителей Южной Осетии, которые не были этническими русскими, но были гражданами России. В 2014 году, поддержав Крым, мы защитили именно русских. Не случайно, поэтому многие русские националисты сначала поддержали второй Майдан в Киеве, а потом поехали в Донбасс и воевали на стороне непризнанных республик.

Правда сейчас растёт разочарование в связи с тем, что авансы, выданные российской властью весной 2014 года, (я имею в виду намёки, которые тогда читались в заявлениях самых разных чиновников о том, что собирание Русского мира будет продолжено), так вот эти авансы не оправдываются. Тем не менее, националисты не предлагают новой повестки дня. Может быть, нет сильных, безоговорочных лидеров.

«СП»: — Кстати, никто из лидеров националистов не проявил себя ярко в ходе Русской весны. О чём это говорит?

— У нас, в основном, во главе националистического движения стояли теоретики.

«СП»: — Ленин тоже до определённого момента был теоретиком.

— Ленин — это редкий в истории пример сочетания теоретика и практика. Таких фигур сегодня, не только среди националистов, вообще в России нет. Есть либо теоретики, которые достаточно успешно взаимодействовали с обществом. Либо практики, которые сейчас, так или иначе, не у дел. Александр Белов недавно получил серьёзный тюремный срок, Дмитрий Дёмушкин тоже всё время «балансирует на грани» свободы и заключения. Алексей Навальный дистанцировался от националистов в сторону либералов.

«СП»: — До Русской весны эксперты часто говорили о том, что русские не способны сплотиться в борьбе за свои права. Даже там, где они находятся в меньшинстве. Можно ли сказать, что события на Юго-Востоке Украины опровергли этот тезис?

— Хочу напомнить, что Игорь Стрелков в своё время сетовал, что крайне мало людей в Донбассе готовы воевать не только за свой посёлок или город, но и за весь Юго-Восток Украины. Да, многие были готовы воевать за то, что к ним в дом не пришли бандеровцы. А вот «идти на Киев» хотели очень немногие. То есть участвовало в Русской весне в Донбассе всё же активное меньшинство. А большинство — пассивно наблюдало.

Тут ещё сказывается так называемое «имперское бремя», когда за несколько веков империи русские привыкли, что за ними стоит сильное государство, которое в решающий момент окажет поддержку. Небольшие народы знают, что они могут рассчитывать только на себя, поэтому им легче сплачиваться перед лицом опасности. Но и у русских сейчас происходит процесс, который я бы назвал «постимперской ломкой». Возможно, уже следующее поколение будет рассчитывать в первую очередь на себя, а потом уже на государство.

«СП»: — Русские в Казахстане, например, после событий Русской весны могут сплотиться хотя бы для того, чтобы потребовать национально-культурной автономии?

— Не думаю. Главный фактор — есть куда отступать. Русские, которых не устраивает политика властей, могут выехать в Россию. К тому же Россия до сих пор не ведёт однозначной политики по поддержке соотечественников. Когда 10 лет назад, например, нам нужен был туркменский газ, который «Газпром» перепродавал в Европу, о правах русскоязычных в этой республике забыли, хотя ущемлялись они там не меньше, чем в Прибалтике. При этом Прибалтика нередко была в топе новостей, особенно в связи с «Бронзовым солдатом». А вот про Туркмению наши СМИ молчали.

«СП»: — Как будет строиться внешняя политика России, если к власти в США придёт Хиллари Клинтон, которая уже дала понять, что займёт крайне жёсткую позицию по отношению к нашей стране?

— Что касается внешней политики России, то надо учитывать такой факт: период исторического доминирования Запада заканчивается. И, в том числе, поэтому для России важность Украины уменьшается. Украина в составе Евразийского союза была нужна России для того, чтобы интегрироваться в Запад на своих условиях. Теперь ясно, что интеграции с Западом, большей чем есть сейчас, не получится. Однако, видно, что поднимается Восток. Особенно страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Сейчас нам нужно «прорубать окно» уже на Восток. Пока ситуация так складывается, что нам это не будет стоить большой крови. Лет через десять ситуация измениться и так просто интегрироваться с Востоком не получится. Поэтому на западном направлении надо оставить как есть. И приложить все усилия для интеграции с Востоком. Причём не только с Китаем, как у нас обычно говорят. Китай в экономике ведёт себя как довольно жёсткий партнёр. Надо больше обращать внимание на Вьетнам и другие страны. В Азиатско-Тихоокеанском регионе также выстраивается своя система безопасности. У России именно сейчас есть шанс встроиться в эту систему на приемлемых для себя условиях.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня