Регионы развалят ЕС

Страны Южной Европы объединяются против Брюсселя

  
4962
Премьер-министр Мальты Джозеф Мускат,премьер -министр Италии Маттео Ренци,президент Франции Франсуа Олланд,премьер-министр Греции Алексис Ципрас,президент Кипра Никос Анастасиадис,премьер-министр Португалии Антонио Коста
Премьер-министр Мальты Джозеф Мускат, премьер -министр Италии Маттео Ренци, президент Франции Франсуа Олланд, премьер-министр Греции Алексис Ципрас, президент Кипра Никос Анастасиадис, премьер-министр Португалии Антонио Коста (Фото: AP/ТАСС)

Страны Южной Европы выработали общую стратегию, с которой поедут на саммит ЕС в Братиславу 16 сентября, где попросят Брюссель изменить экономическую политику, в частности пересмотреть стратегию жесткой экономии еврозоны, позволить им проводить самостоятельную торговую политику, а также поднимут вопрос с невыполнением рядом стран Евросоюза плана по распределению беженцев. Об этом в понедельник, 12 сентября сообщили «Известия».

Для обсуждения этих вопросов и выработки общей стратегии премьер-министр Греции Алексис Ципрас на прошлой неделе в Афинах собрал лидеров средиземноморских стран ЕС — Франции, Италии, Испании, Кипра и Мальты. Он заявил, в частности, что страны Южной Европы также должны вносить «общий конструктивный вклад в диалог о будущем Евросоюза», обозначив тем самым, что не только центральный регион во главе с Германией вправе это делать", — отмечается в публикации. По словам греческого премьера, независимо от политических позиций стран существует достаточно общих оснований для совместных действий. Это касается в первую очередь необходимости придания нового импульса для роста южноевропейского региона, решения важнейших проблем социального и регионального неравенства, укрепления мира и стабильности и выработки единой гуманной и эффективной стратегии в решении кризисной ситуации с беженцами.

«Известия» отмечают, что «практически все южноевропейские страны высказывались против продления антироссийских санкций, подчеркивая не только их неэффективность, но даже невыгоду для национальных экономик».

«Сегодняшние реалии глобального мира подталкивают нас к необходимости всё чаще думать о новых моделях экономической интеграции, которые бы распространялись далеко за пределы географических границ наших стран. Экспорт товаров и услуг для многих стран становится более важным элементом, нежели внутренний рынок. В Италии существующая дефляция и промышленный рост немногим выше нуля стали препятствовать росту инвестиций в страну. Итальянский экспорт был основополагающим элементом развития национальной экономики даже в годы слабого промышленного роста. К 2013 году итальянский экспорт в Россию вырос до € 10 млрд, что было восходящим трендом, который прервался с кризисом на нефтяном рынке и введением санкций. Показатели экспорта упали практически на 70%, что стало сильнейшим ударом по итальянским и европейским компаниям», — рассказал «Известиям» президент Ассоциации итальянской промышленности в России Эрнесто Ферленги.

Напомним, в конце августа Алексис Ципрас предложил создать форум для диалога всех европейских левых, который включал бы широкий спектр сил от радикальных левых до экологов и социал-демократии, чтобы сформулировать альтернативные предложения по вопросам, имеющим решающее значение для процесса европейской интеграции и выхода из кризиса.

Он также призвал к саммиту в Братиславе выработать общий подход по ряду вопросов, таких как удвоение «фонда Юнкера», созданного для восстановления посткризисного роста в Европе по инициативе главы Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, обязательное перераспределение ресурсов ЕС с приоритетом самых слабых стран и регионов и исключение из Соглашения о стабильности тех статей бюджета, которые касаются инвестиций, занятости и экономического роста.

Соглашение о стабильности обязывает страны-члены зоны евро соблюдать бюджетную дисциплину и ограничивает дефицит бюджета на уровне 3% от ВВП. В странах с высоким уровнем безработицы Ципрас предлагает исключить из расчета дефицита бюджета государственные расходы на занятость и программы общественных работ.

Остается открытым вопрос о том, как отреагируют на эти предложения в Брюсселе? И почему именно сейчас происходит этот региональный демарш? Что в итоге стало решающим фактором? Об этом мы спросили у наших экспертов.

— Ситуация имеет экономические корни, но вывод из предложенной конъюнктуре я бы сделал другой, — говорит директор Института Инновационного развития Виктор Яковчук.

— Европа политически ослаблена Брекзитом, и на этой слабости разные страны пытаются получить себе больше преференций. И любая повестка, как собственно вопрос о повышении выгоды для каждой страны южного, и не только, региона Европы, актуальна всегда. Любой повод пересмотреть жесткие тиски кредиторов для Греции используется. И в этом случае Ципрас собрал команду единомышленников для попытки раскачать ситуации в свою пользу.

«СП»: — Южный регион Европы страдает действительно больше других от проблем, которые касаются всего объединения? Почему?

— Изначально, при присоединении к Европейскому союзу, был неформальный раздел сфер экономики для всех стран. Южные страны — это туризм и отдых, выращивание определенных культур растений, легкая промышленность. Туризм страдает от мигрантов. От дорогой продукции легкой промышленности легко отказаться в пользу более дешевой из Турции, Индии и Бангладеш. А потребители в России, которые скупали итальянскую одежду, стали беднее из-за кризиса, в том числе, порожденного санкциями.

Многие предпочитают не замечать, что высокооплачиваемые рабочие места европейцев забирает себе Китай. Более-менее с Китаем конкурирует разве что немецкая экономика.

«СП»: — Может ли Южная Европа противостоять тандему «Париж-Берлин». Насколько для стран ЕС актуален вопрос «борьбы с германизацией?

— «Оппозиция», в виде нескольких южных стран Европы не сможет противостоять Парижу-Берлину. И не потому, что произошла «германизация» Европы, а потому, что произошла слияние экономик. Чем больше экономика страны, тем больше она интегрирована в экономику объединенной Европы. Так, Италия сильнее зависит от остальной европейской экономики, чем Греция. И «борьба», как я уже отметил идет за лакомые куски, за уступки в определенных областях. Каждая страна из объединившихся преследует свою цель. Италия стремиться увеличить инвестиционную привлекательность. Греция уменьшить долг, в идеальном случае полностью снять с себя бремя огромных выплат по долгу и тем самым снизить жесткую экономию.

«СП»: — А как насчет американского политического и экономического влияния на ЕС? Будет ли нарастать сопротивление ему?

— Экономическое влияние США на экономику ЕС огромное. Но опять же мировой кризис ослабил хватку США на шее Европы. И Франция, в частности требует отказа от участия в Трансатлантическом сотрудничестве. Претензии к американским компаниям в части оплаты налогов — тоже сопротивление американскому влиянию.

— Можно сказать, что просто наболело, — так обозначает причину демарша Южной Европы старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев.

— Экономическое состояние стран Южной Европы, сильно пострадавших от кризиса, если и улучшилось, то незначительно. В случае с Грецией картина совсем плоха. А тут ещё и санкции-контрсанкции в отношениях с Россией, больно ударивших по экспорту этих государств. Кризис с беженцами, когда эти страны приняли на себя огромные толпы людей из Азии и Африки, дополнительно усугубил положение. Плюс ко всему Евросоюз скорее латал дыры в бюджетах этих стран, нежели решал вопрос основательно и надолго. Терпеть такое слишком долго стало нельзя, и Ципрас, будучи самым последовательным критиком ЕС и Германии, взял на себя инициативу.

Стоит добавить, что подобный форум — возможность внести раскол в тандем Германия-Франция и в трио Германия-Франция-Италия, играющих в ЕС ведущую роль. Если французские и итальянские власти станут поддерживать Ципраса, (или хотя бы больше прислушиваться к нему), Германия должна стать более сговорчивой. А вместе с ней сговорчивее станет и Брюссель.

«СП»: — Насколько можно говорить о Южной Европе как об отдельном регионе в составе ЕС? Каков его потенциал и доля в общей экономике Европы? Насколько значим голос региона при принятии политических решений?

— Южная Европа, безусловно, один из субрегионов Европы со своими особенностями. Здесь не очень развитая промышленность, большую роль играют сельское хозяйство и туризм. Причём сельское хозяйство в них — не самое передовое. Климат во многих местах слишком жаркий и сухой, и значительная часть Греции, Испании, юга Италии для него просто непригодна. Это бедный по европейским меркам регион, требующий особого отношения.

Францию можно отнести к Южной Европе с большой натяжкой. Она значительно богаче других стран, её экономика устойчивее, отличается она и климатически — там всё же прохладнее. Вместе с Францией доля этих стран в ВВП Евросоюза составляет 40%, а без неё — около четверти. Причём значительная часть этой четверти приходится на благополучный и вполне себе развитый север Италии, отчасти — Каталонию. На Грецию, Португалию, Юг Италии и большую часть Испании, Мальту и Кипр придётся не более 15% европейской экономики, и, следовательно, влияние этих стран не очень велико. Скажем, у Швеции или Австрии, сравнимых с Грецией по численности населения, оно значительно выше.

«СП»: — Почему все же инициативу взяла на себя именно Греция?

— Греция из всей этой группы стран находится в наиболее тяжёлом и уязвимом положении. Её экономика так толком и не показывает признаки оздоровления — у той же Испании или Португалии они проглядывают. Не стоит сбрасывать со счетов и религиозную обособленность православной Греции в католическо-протестантском (в своей исторической основе) Евросоюзе. С другой стороны, именно в Греции особенно популярны и крайне левые идеи, выразителем которых стал Алексис Ципрас. Наконец, Греции сильнее других страдает от притока беженцев с Ближнего Востока, по ней очень сильно ударили российские контрсанкции, в ней очень туго с передовой промышленностью, да и с сельских хозяйством не очень хорошо. А на одном туризме не уедешь — там всё же не тропики. Потому греки и проявляют особое недовольство сложившимся положением.

«СП»: — Насколько велика роль санкционного вопроса в процессе обособления региона?

— Достаточно велика, хотя и не решающая. Португалия ввиду малого торгового оборота с Россией от него не особо страдает, а вот для Греции, Кипра, Испании и даже Италии — это существенный удар. Это потеря туристов, это убытки для сельского хозяйства, торговли, промышленности, рынка недвижимости. Плюс ко всему антироссийских фобий на юге Европы куда меньше, чем севернее. Грецию и Кипр и вовсе можно считать дружественными России государствами. Русофобы в местной политике — большая редкость. Остальных к друзьям России не отнесёшь, но противниками они точно не являются.

— Но всё же большую, чем санкции-антисанкции, роль, играет вопрос общей неразвитости региона. Отсутствие рабочих мест, передовых предприятий вкупе с повышенными социальными обязательствами этих государств породили кризис, выхода из которого пока не видно. Плюс ко всему добавились потоки беженцев, справиться с которыми в одиночку Греция, Испания и даже Италия не в состоянии. А ЕС толком им никак не помогает.

«СП»: — Известия" употребляют такую формулировку как «общее желании противостоять «германизации» Евросоюза. Насколько это верно обозначено? Есть ли угроза «германизации» и желание ей противостоять?

— «Германизация» Европы имеет место. Германия объективно является крупнейшей и сильнейшей страной Евросоюза, хотя по уровню подушевого дохода её превосходят Люксембург, Австрия, Швеция, Дания и Голландия. Но они явно меньше и на ту же роль, что немцы, претендовать не могут. Кроме того, Германия — единственная из крупнейших стран Европы, которая ещё не знала великого прошлого, большой колониальной империи, и потому потребность в самоутверждении там значительно выше, чем у той же Франции и Испании. Особых отношений за пределами Европы у немцев ни с кем нет, и потому своей сферой влияния они считают именно Евросоюз и то, что к нему прилегает.

Но всё-таки Германия — это только 20% ВВП Евросоюза. В одиночку продавить Брюссель она не в состоянии. На этом и пытается сыграть Ципрас. Желание же противостоять «германизации» имеют не только на юге Европы, но и в странах «Вышеградской группы». Та же Польша или Чехия от «германизации» отнюдь не в восторге.

«СП»: — Какой реакции на предложения Южной Европы можно ожидать от Брюсселя? Будут ли на саммите приняты какие-либо решения в этом направлении?

— Евросоюз постарается применить излюбленную тактику — заболтать проблему и отправить её в долгий ящик. Но решать как-то придётся, ибо бедственное положение стран юга Европы сказывается на всём Европе и бьёт по карману тем же немцам и голландцам. Но искать его придётся долго. Греки и испанцы будут стоять на своём, немцы и голландцы не захотят давать много денег. Торг этот явно затянется не на один год…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня