Немцев снова пугают «страшным Иваном»

Почти треть жителей Германии опасаются вооруженного конфликта с Россией

  
4580
Президент РФ В.Путин и канцлер Германии А.Меркель
Президент РФ В. Путин и канцлер Германии А. Меркель (Фото: Zuma/ТАСС)

Каждый третий житель Германии допускает вероятность военного конфликта с Россией. Об этом свидетельствуют результаты недавнего соцопроса, который провел исследовательский Институт Forsa для журнала Stern среди граждан ФРГ.

Немецких социологов, прежде всего, интересовало, как их респонденты оценивают нынешнее состояние отношений между Москвой и Западом, уточняет ИноТВ. И оказалось, что почти треть участников опроса (32%) всерьез опасаются перерастания существующей напряженности в открытое военное противостояние. Возможно, поэтому — делает предположение Stern — 84% немцев приветствуют стремление канцлера Ангелы Меркель продолжить диалог с президентом России Владимиром Путиным.

Стоит отметить, что в официальных украинских СМИ итоги этого соцопроса преподнесли, как очередную антироссийскую сенсацию в стиле: смотрите, как «Путин запугал Европу». Хотя, на самом деле, ничего сенсационного здесь нет. Еще в августе 2014-го Институт Forsa опубликовал данные, согласно которым, та же треть немцев (33%) очень была обеспокоена тем, что из-за ситуации на Украине между Россией и НАТО может разразиться война.

То есть, роста паникерства в рядах граждан ФРГ за эти два с лишним года явно не отмечается.

Другой вопрос: откуда вообще в сознании сегодняшних немцев берется этот сценарий угрозы со стороны Москвы? Повода никакого мы не давали. Наоборот, все соцопросы у нас показывают, что подавляющее число россиян (62%) выступают за более тесное сотрудничество с Германией.

— Неважно, кто давал повод, или не давал… Здесь важно то, что европейская система международных отношений, европейская система безопасности находятся в кризисе, — комментирует ситуацию руководитель отдела европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов. — И этот кризис постоянно углубляется. Все средства массовой информации с той и с другой стороны — с российской, европейской, и, тем более, с американской — говорят о том, что ничего хорошего не происходит. Все-все плохо. Интересы сталкиваются. Позиции не совпадают. Договориться не удается и т. д.

Каким образом нормальное общество, обычные «люди с улицы» могут воспринимать эту ситуацию? Естественно, они воспринимают это именно таким образом. Более того, многие из них подозревают, что им еще и не договаривают. Что ситуация еще хуже.

Поэтому реакция на то, что существует кризис, вполне объяснимая. Все понимают, что Россия и Европа, Москва и Берлин сейчас говорят как раз о том, чтобы не допустить еще обвала ситуации, не допустить эскалации конфликта. А в этом плане ни один нормальный здравомыслящий человек не может сказать, что конфликт исключен. Конфликт отнюдь не исключен.

Это понимают не только политики. Но политики еще говорят о том, что сейчас как раз важно сосредоточиться на «минимизации возможных рисков». Люди тоже это понимают. Они понимают, что минимизация возможных рисков — это фактически признание возможности будущего конфликта. Когда ситуация выходит из-под контроля.

Поэтому треть германских граждан, которые ответили на вопрос о возможности военного столкновения, это как раз-таки адекватные граждане, которые воспринимают ситуацию всерьез.

«СП»: — И что дальше?

— А это следующий вопрос — что будет дальше? И каким образом можно (или нельзя) исправить российско-германские отношения.

Раньше Россия всегда относилась к Германии, как к своему прагматичному, понимающему партнеру, который готов разговаривать адекватно и воспринимать российские интересы, в том числе и в отношении так называемого «общего соседства», Европейского союза … и т. д.

Теперь же становится понятно, что Германия в преддверии, кстати говоря, выборов 2017 года, вынуждена идти в несколько ином направлении. Теперь — после Brexit — Берлин говорит о том, что ему необходимо взять европейское лидерство в свои руки. Однако Европа не готова принимать лидерство Берлина в качестве, скажем так, пророссийского тренда.

Поэтому Германия, как будущий европейский лидер, который должен еще установить соответствующие связи с США (тем более после американских выборов), неизбежно уходит в обозначенное поле борьбы с так называемой «российской угрозой» или «российской агрессией».

И здесь мы начинаем терять здравомыслящую и прагматичную линию внутри европейской политики. Сергей Лавров, кстати, недавно очень хорошо обозначил эту тенденцию. Он сказал, что политика начинает доминировать над экономикой, и мы перестаем понимать Германию.

«СП»: — Это так важно?

— Конечно. Это очень важный сигнал, который свидетельствует о том, что подобный дрейф не открывает перспектив для российско-европейских отношений. И поэтому вряд ли стоит рассчитывать на то, что подобная реакция Берлина будет воспринята Москвой, как последний сигнал для того, чтобы мы двинулись навстречу Германии и Европе — в том смысле, в котором они это понимают.

«СП»: — Эксперты Российского института стратегических исследований (РИСИ), анализируя публикации о России в зарубежных СМИ за последнюю неделю, отмечают, что наибольшую активность в этом плане проявила как раз Германия — 289 материалов. Причем, большинство негативного, даже уничижительного свойства. Боятся? Почему нет претензий к США с их оккупационными войсками и постоянными «наездами» на немецкие банки и компании?

— Я бы сказал так: сколько бы эти СМИ не называли себя независимыми, они все равно действуют в политическом тренде и в политическом мейнстриме. По-другому они действовать не могут. Так сложилась ситуация. Такая сейчас политика.

Поэтому не стоит говорить, что немецкие СМИ — это что-то такое особенное, и что они нагнетают обстановку. Это зеркало. Зеркало той ситуации, которая существует сейчас. А ситуация достаточно тяжелая. Действительно, между Востоком и Западом существует конфронтация. Действительно, Германия не смогла в свое время позитивно воздействовать на разраставшийся конфликт между Россией и Европой. Действительно, немецкие дипломаты, занимавшие ключевые позиции в руководстве Евросоюза, не смогли предотвратить столкновения интересов России и ЕС на пространстве так называемого «общего соседства». Все это есть.

Теперь в ситуации, когда из этой спирали конфронтационного развития не видится выхода, когда Евросоюз предлагает какое-то непонятное, селективное сотрудничество с РФ, сохраняя санкционную логику отношений, любому нормальному человеку, любому журналисту крайне сложно обозначить какую-то альтернативу или позитивную перспективу. Это невозможно.

Сейчас все говорят не о том, что делать, а кто виноват? Раскручивание этой темы превалирует. Но это наиболее лёгкий путь, потому что он не требует серьезной оценки перспектив и возможных последствий.

Речь идет лишь о том, чтобы оправдать действия нынешней власти, нынешних политических сил. Вот то, чем на самом деле занимается там большинство ключевых СМИ.

«СП»: — Довольно странная свобода слова, надо сказать…

— И все же, мне кажется, вряд ли здесь следует возлагать всю вину на СМИ. Когда политики не дают вариантов продвижения вперед и не дают позитива, ожидать от СМИ, что они будут заменять в этом смысле власть, было бы совсем наивно. На мой взгляд, Берлин сейчас — если честно — перешел тот Рубикон, или ту черту, за которой еще оставались какие-то возможности позитивных подвижек в российско-немецких отношениях.

«СП»: — То есть, политическая верхушка ФРГ не собирается считаться с народом, который выступает за более тесное сотрудничество с нашей страной? А еще весной таких было большинство — 81%. И как понимать такую нестыковку?

— Тут как раз все понятно. Это нестыковка общества и власти, которая присутствует на всех уровнях европейского общества. В данном случае на уровне Германии. Когда власть связана совершенно ясными и четкими политическими установками и ограничениями, общество не готово это воспринимать.

Реакция власти на это простая — не нужно пытаться идти на поводу «у улицы», нужно убедить «улицу» в том, что власть права. Это то, что будет делать официальный немецкий истеблишмент в преддверии выборов.

Именно поэтому основной массив публикаций по российско-европейской, российско-германской проблематике, наверное, будет направлен на то, чтобы объяснить, почему «Москва во всем виновата».

Это не пустые слова. Тезис «Москва во всем виновата» зафиксирован в документах, под которыми подписались Германия и другие европейские страны в рамках международных организаций и альянсов, в которые они входят. В рамках НАТО и в рамках ЕС. Это позиция, которая зафиксирована немецким правительством. Немецкой властью. Поэтому от этой позиции, Германия не отойдет. Берлин должен доказать, почему именно такую позицию занимает Германия. И почему именно «Москва виновата». Вот это теперь и будут объяснять германскому обществу.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня