Балканский разлом

Кто и зачем пытается разжечь пожар новой войны в республиках бывшей Югославии?

  
7593
Президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович
Президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович (Фото: Zuma/ТАСС)

Глава МИД России Сергей Лавров прокомментировал высказывание президента Хорватии Колинды Грабар-Китарович о стремлении Москвы спровоцировать конфликт на Балканах. Об этом во вторник, 13 декабря, он рассказал в интервью агентству Sputnik.

По словам главы российской дипломатии, ему странно слышать такие слова от руководителя государства, с которым «Россия хочет дружить, как и со всеми остальными государствами Балкан и на европейском континенте».

«Вы знаете, я знаком с президентом Хорватии, у меня с ней, по-моему, даже нормальные отношения, с тех пор как она была еще министром иностранных дел, и мне странно слышать такие слова из уст руководителя государства, с которым Россия хочет дружить, как и со всеми остальными государствами Балкан и на европейском континенте. Если у госпожи президента есть конкретные факты, подтверждающие эти заявления, мы готовы с ней эти факты обсудить», — заявил Лавров.

Напомним, 30 ноября Грабар-Китарович заявила, что новый конфликт на Балканах не исключен, поскольку Россия пытается активно влиять на события в регионе и является одной из причин напряженности в Хорватии. Кроме того, по ее словам, Москва вовлечена в гибридную войну в Боснии и Герцеговине.

«Босния и Герцеговина является нестабильной страной, и она до сих пор не является политически независимой. Недавний референдум в Республике Сербской был лишь первым шагом в серии потенциальных референдумов, может даже дойти до независимости Республики Сербской», — заявила Грабар-Китарович в интервью изданию Vecernji List.

По словам президента Хорватии, новый конфликт на Балканах не исключен, из-за того, что Кремль пытается активно влиять на события в регионе.

«Это создает вероятность нового конфликта, учитывая тот факт, что Россия вовлечена в гибридную войну, и тесные связи Милорада Додика (президент Республики Сербской Боснии и Герцеговины — ред.) с Россией. Мы можем получить ситуацию, когда Россия будет поставлять оружие, будет использовать свою разведку и вести информационную войну в регионе», — считает президент Хорватии.

Она также отметила, что хорватские военные принимают участие в действиях НАТО с целью сдерживания России на восточном фланге альянса. «Мы хотели бы, чтобы до этого не дошло, но это факт. Однако важный и позитивный подход к России несмотря на атмосферу, созданную Кремлем и Владимиром Путиным. Мы должны убедить РФ, что наше поведение направлено не против нее, а является защитой государств-членов», — заявила президент Хорватии.

Напомним также, что на саммите НАТО в Варшаве в июле текущего года Грабар-Китарович призвала «держать открытыми двери» альянса и ЕС для государств юго-восточной Европы, чтобы противодействовать активизации России в регионе. Она также отметила, что ее «беспокоят» российско-сербские военные учения.

Стоит также отметить, что заявления хорватского президента укладываются в единую антироссийскую линию, продвигаемую Западом на Балканах: достаточно вспомнить скандал с якобы причастностью Москвы к попытке госпереворота Черногории. Какое место в этой кампании занимает Хорватия? И почему сейчас всплыли высказывания ее президента, сделанные еще в прошлом месяце?

— Реакция Лаврова прозвучала в интервью агентству «Спутник» как ответ на заданный вопрос, — напоминает замдиректора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров. — А само интервью было посвящено более широкому кругу вопросов, касающихся развития архитектуры безопасности на Балканах, в частности, развитию концепции военного нейтралитета четырёх балканских стран — Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины и Македонии.

Хорватского президента вспомнили лишь потому, что она ранее предложила странную, на взгляд любого здравомыслящего политика, идею помощи Украине в интеграции Донбасса на примере «деоккупированных территорий» Хорватии. Для любого уважающего международное право лидера государства таким инструментом для Украины являются Минские соглашения, которые Киеву всего лишь надо соблюдать. Если бы Грабар-Китарович, как представитель страны, перенесшей страшную войну и межэтнические столкновения, посоветовала это своему украинскому коллеге, мы были бы ей только благодарны. Но странным образом в качестве примера хорватский президент предлагает, как я понимаю, вспомнить военную операцию «Олуя» («Буря»), которая привела к ликвидации Сербской Краины и стала синонимом этнических чисток. И при этом позволять себе цинично говорить о российской военной угрозе?

«СП»: — Чего хорватский президент добивается подобными высказываниями? Почему балканские политики из кожи вон лезут, чтобы отыскать следы российского присутствия в их проблемах?

— Президент Хорватии — несомненно, агент влияния США и четко исполняет команды Госдепа, при этом, как учили, не забывает и о личном. Думаю, в свое время она прошла хорошую подготовку, будучи послом Хорватии в Штатах. Как и некоторые другие балканские политики, сейчас она напоминает мне лидеров государств Балтии, которые антироссийской риторикой пытаются выклянчить у «старших братьев» под пугливые заявления о российской угрозе кредиты и преференции. Судя по всему, Хорватия пошла по тому же пути. Правда, регион для демарша выбран гораздо более взрывоопасный, чем берега холодного Балтийского моря.

«СП»: — Можно ли говорить о Балканах как о едином регионе, где у России есть какие-то интересы? Какой должна быть наша внешняя политика на этом направлении?

— По моему личному убеждению, на земном шаре существует три места, в которых сходятся тектонические цивилизационные плиты и в которых по этой причине готовится блюдо под названием «международная безопасность». Это Ближний Восток, Кавказ и Балканы. В этом «геополитическом треугольнике», этих «точках сборки», которые часто хотят превратить в «линии разлома», встречаются интересы многих стран. Было бы странным, если бы в этих регионах отсутствовали интересы России. Хотя бы потому, что наша страна как постоянный член Совета Безопасности ООН несет ответственность за мировой порядок. При этом у России на Балканах присутствуют и собственные цивилизационные интересы. Ведь Балканы — это и часть славянского мира (славяне — это вся бывшая Югославия: сербы, хорваты, боснийцы, македонцы, черногорцы, а также болгары). Но Балканы ко всему прочему — это и значительная часть православного мира (Сербия, Черногория, Македония, Болгария, Республика Сербская в Боснии и Герцеговине, да и соседняя с собственно балканским регионом Греция наконец). Было бы удивительно, если бы в этих странах отсутствовал интерес к России. А потому присутствует и ответная российская реакция на этот интерес. Прежде всего, конечно, в культурно-цивилизационном виде.

Поэтому нас не может не беспокоить отсутствие взаимопонимания между странами региона, тем более агрессивные действия, даже словесно-риторического характера. А хорватский президент ими не гнушается, например, беспочвенно обвиняя Боснию и Герцеговину в антихорватской деятельности и походя приплетая к этому Россию. Более того Хорватия, как я уже сказал, вознамерилась сыграть на два фронта и «прикоснуться» к украинскому кризису. Это тревожит Россию, которая, следуя нормам международного права, повторюсь, считает единственным выходом из украинского тупика исполнение Минских соглашений.

«СП»: — Грабар-Китарович говорила о возможности нового вооруженного конфликта в бывшей Югославии, который может стать результатом «гибридной войны» России. Какова на самом деле вероятность возникновения там нового конфликта?

— Серьезных внутренних предпосылок для возникновения военного конфликта в регионе нет, но война может возникнуть и без внутренних предпосылок. Достаточно заинтересованности в кризисе со стороны внешних игроков. Похоже, для экономического закабаления Европы и усиления конфронтации с Россией кому-то мало Донбасса. Провокации, подобные заявлениям Грабар-Китарович, способны разжечь костер новой войны на Балканах.

— Вопрос министру Лаврову был задан сербской журналисткой, для которой, очевидно, принципиально было обозначить именно эту проблему и, возможно, получить от главы российского внешнеполитического ведомства подтверждение позиции Москвы по продолжению и укреплению сотрудничества с Белградом, — отмечает политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Ответ Сергея Лаврова был предельно корректным и призывающим к решению вопросов присутствия России на Балканах в открытом и прямом диалоге.

«СП»: — Насколько вообще адекватно заявление Грабар-Китарович? О какой напряженности в Хорватии идет речь, и какое дело до него России?

— Хорватии не существует ни на геополитических, ни на военных картах Европы, существуют лишь ЕС и НАТО. Противостояние России является единственным смыслом существования североатлантического альянса. Исходя из этого то одни, то другие представители той или иной страны-члена НАТО, пусть даже и совершенно незначимой, должны выступать с выражением «беспокойства» относительно каких-либо действий России, которые при большом желании можно интерпретировать как недружественные.

«СП»: — А какова вообще роль Хорватии в схеме противостоянии НАТО и России?

— Хорватскому руководству необходимо подчёркивать свою значимость в рамках большого альянса, хотя заявления относительно участия Загреба в «сдерживании» России достаточно трудно воспринимать без улыбки. Единственная страна, которую Хорватия призвана сдерживать в регионе — это Сербия.

«СП»: — Каковы настоящие интересы России в регионе? Какой должна быть линия в отношении стран бывшей Югославии или для каждой должна быть своя?

— Возможно, выскажу непопулярную мысль, но Балканы — регион, серьёзно переоцененный во внешней политике России ещё с середины позапрошлого века. Сейчас Балканы в целом интересны Москве как потребитель и транзитёр российских энергоресурсов. Сербия при определённых условиях могла бы присоединиться к Союзному государству Белоруссии и России, но для осуществления этого проекта в настоящее время необходимо было бы затратить колоссальные средства, которые не факт, что смогут окупиться в какой-то мало-мальски обозримой перспективе. С другой стороны, если правы аналитики, говорящие о «закате Евросоюза», это может сделать перспективу союзнических отношений с Сербией более осуществимой.

«СП»: — Возможен ли вообще новый конфликт на Балканах? Насколько нестабильна та же Босния и Герцеговина, в гибридной войне против которой Москву обвиняет хорватский президент? Где еще имеются потенциально взрывоопасные точки?

— Балканы остаются таким же проблемным и взрывоопасным регионом, которым были и ранее. К традиционным этноконфессиональным проблемам присоединилась и новая в лице молодых гуманитарных мигрантов из мусульманских стран, которые, не попав в германскую Европу, могут оставаться в Греции или других государствах региона.

Если брать Боснию и Герцеговину, то, случись там новый конфликт, это заденет и Россию. Дело в том, что Москва выступает гарантом Дейтонских соглашений и не сможет остаться в стороне при обострении ситуации. С другой стороны, при минимальной нормализации отношений с США с приходом администрации Дональда Трампа можно надеяться на то, что «пороховая бочка Европы» всё же не рванёт.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня