18+
вторник, 19 сентября
Политика / Война в Сирии

Генсек НАТО переживает за Сирию

Столтенберг объяснил, почему Североатлантический альянс так вяло воюет с террористами

  
9146
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Фото: ZUMA Press/TASS)

Североатлантический альянс так беспомощно борется с международным терроризмом в Сирии исключительно ради самих сирийцев. Чтобы ситуация в стране не стала еще хуже. Об этом в интервью немецкому еженедельнику Bild am Sonntag заявил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг.

«Мы переживаем ужасную гуманитарную катастрофу в Сирии. Однако иногда цена использования военных средств оказывается выше, чем польза от них. Касательно Сирии участники НАТО приняли решение, что использование вооруженных сил сделает ужасающую ситуацию еще более ужасающей», — цитирует руководителя военного блока РИА «Новости».

Столтенберг опасается, что «еще больше невинных людей погибнут». Поскольку есть риск, что такое вмешательство «перерастет в более крупный региональный конфликт».

По его словам, «если бы мы реагировали на каждую проблему, каждую гуманитарную катастрофу использованием военных средств, мы бы оказались в мире с еще большим количеством войн и страдания».

При этом Столтенберг считает, что именно сегодня миссия НАТО важнее, чем когда бы то ни было, поскольку «мир стал опаснее, чем он был прежде».

Интересное признание…

Получается, когда страны НАТО бомбили мирную Югославию и рвали на части Ливию, применение военной силы было оправдано, и никто не страдал. А сейчас, когда мир, действительно, оказался перед лицом такого глобально зла как ИГИЛ*, Столтенберг вдруг выставляет себя гуманистом и пацифистом.

В чем причина такого аномального миролюбия? Этот вопрос «СП» адресовала эксперту по вопросам международной безопасности Виктории Леграновой:

— Гуманизм и человеколюбие проявляется у них исключительно в тех ситуациях, когда необходимо оказать помощь исламистам и террористическим организациям на территории Сирии. К этому уже все привыкли. Об этом говорят не только в России. Об этом говорит Трамп и его окружение.

Что касается НАТО и его способности справиться с международным терроризмом — с ИГИЛ и проч. радикальными исламистскими группировками, то пока успехи тут скромные. Они воюют. Они пытаются на территории Ирака что-то делать. Но ничего пока не получилось. С Мосулом — сложности.

В общем-то, это же страны НАТО входит в американскую коалицию против ИГИЛ. И координационный центр, который там создан, он тоже завязан на Североатлантический альянс.

В рамках НАТО нет структур, эффективных для борьбы с такого рода злом. Для войны с террором. А террор — это не просто группа боевиков, которые носятся по пустыне, как в Ливии. В Сирии террористы занимают густонаселенные города…

Но «сдержанность альянса» по отношению к сирийскому конфликту объясняется не только его неспособностью воевать с реальным противником. Основная, конечно, причина — они не хотят этим заниматься. И не будут этим заниматься до тех пор, пока Асад у власти. И пока они не добьются тех целей, которые преследовали Обама и г-жа Клинтон на территории этих стран.

Поэтому сегодня они не заметили, что опять, в очередной раз, договоренности нарушены. Террористы сожгли семь автобусов, которые направлялись в города Фуа и Кефрая в районе Идлиба, чтобы вывести сирийских солдат и мирных граждан, которые более трех лет находились в окружении боевиков.

Это варварство заметили уже все. Даже политики «второй руки» Европы, Конгресс США и т. д. К сожалению, BBC и CNN этого не видят. Им проще потом вывернуть все наизнанку в очередной раз. Мол, это русские бомбят гражданских… Или что-то еще…

Что касается руководства Альянса, не надо на них обращать внимание. Они — никто. И НАТО тоже ничто. Это российские журналисты придают очень большой вес альянсу. На самом деле, альянс не справился ни с одной серьезной задачей, кроме нескольких варварских бомбардировок.

«СП»: — «Гарант мировой безопасности» не умеет воевать?

— У НАТО даже нет своего бюджета — он складывается из расходов на оборону стран-членов организации, причем, очень неравнозначных. Фактически это структура, которая состоит из 28 армий Европы и контингента из Канады и США. И с оперативной совместимостью для проведения каких-либо акций там не все в порядке.

Например, учения НАТО во времена Варшавского договора — это, действительно, была мощь. Сегодня это просто какие-то сборища людей, которые пьют кофе по кабинетам в брюссельском офисе, и гоняют по двести солдат и пять танков в Восточную Европу и обратно. Устраивают какой-то формат — якобы — ротации. Абсолютно зависимые от американских генералов, которые все там контролируют. Причем контролируют жестко, нагло, а иногда и намеренно унижая своих партнеров.

Я сама видела, как американцы, приходя на какое-нибудь заседание комитета, где сидят поляки, румыны и т. д., и без особых церемоний просят «передвинуть этих» на задние ряды, потому что «нам нужно место».

Нет там никакого единства. Любые военные действия и любые операции, которые готовятся — для них необходима политическая основа. И какая-то реальная причина. Без политического плана, особенно в переходный период от администрации Обамы к Трампу, никто не хочет напортачить.

Но эту цель политическую никто не знает. И никто не может объяснить, кто из воюющих в Сирии группировок, действительно, ИГИЛ, где курды и т. д. И вообще у них полный хаос, и они не понимают, что предпримет Турция, не понимают, какие возможности у России.

Правда, они прекрасно представляют себе, что без воздушной поддержки помочь этим боевикам, воюющим против сирийской армии, будет невозможно. А воздушную поддержку они оказать не могут.

И с нашей стороны был огромный просчет, когда Лавров открыл им воздушное пространство после очередных договоренностей с Керри.

«СП»: — Просчет, в каком смысле?

— Потому что они тут же отбомбились по сирийским военным. Совершили подлость и оправдывались потом, что якобы ошиблись.

Это, я считаю, большой минус российскому МИДу. Невозможно верить и идти на какие-то уступки, если вас уже двести раз обманули и подставили. Нельзя было этого делать.

Они могли любой формат придумать. В конце концов, могли даль возможность американским генералам и натовским инструкторам верифицировать цели. И даже давать указание российским ВКС, по каким вещам, если это в рамках операции.

Но что они сделали? Они открыли небо — эти тут же отбомбились. Мы заключили перемирие — бандиты тут же нанесли удары по Алеппо. Погибли люди. Десятки людей. Сирийских офицеров.

И наши женщины-медики по той же самой причине погибли.

Целую неделю мы с Западом перемирие устанавливали. А бандиты минометы подтаскивали поближе к этой зоне. Я была там. Знаю, что такое Алеппо. Кому вообще в голову пришло госпиталь разместить в центре площади?

Американцы в таком случае госпиталь поставят в открытом поле, чтобы с пулемётной вышки километр обзора был. И любую цель, которая приближается к нему, они расстреливают.

А с этими автобусами в Идлибе сегодня? Никто, ничего не предпринимает, абсолютно. Туда должна была боевая группа выйти охранять транспорт. Как можно отправить этих несчастных водителей в зону боевиков! Понятно, что их всех перевешают, а автобусы сожгут.

Очередной просчет.

При всем благородстве российской армии, при всей доброй воле российского военно-политического руководства и, действительно, позитивной победе, которая была в Алеппо, я считаю, что необходимо следовать формату, которому следуют американцы.

«СП»: — Какому формату?

— У американцев все решения вооруженных сил во время ведения войны и военная дипломатия, они перевешивают любую другую дипломатию. Поэтому Керри обещает и не выполняет. Потому что есть военная дипломатия с их сторону: то, как генералы понимают, то так и есть.

То же самое, отдайте военную дипломатию во время военных действий Шойгу. Отдайте это генеральному штабу российских вооруженных сил. Там интеллектуалы — люди, которые знают, как воевать. Которые знают и могут просчитывать последствия.

Инициативы ООН по сирийской проблеме почему-то абсолютно бесхребетные. Потому что именно эта международная организация должна сегодня решать подобные проблемы и ставить задачи. В конце концов, под эгидой ООН можно было бы давно разбить этих террористов. И ввести туда голубые каски, как это было в Боснии в последний раз. С тех пор нормальные операции какие-то не проводились.

Хотя она и тогда проводилась ненормально. По большому счету, разорвали страну на Мусульманско-хорватскую федерацию и Республику Сербскую в рамках Боснии и Герцеговины. Погибла масса людей. Но, по крайней мере, остановили кровопролитие и развели стороны.

То же можно было бы сделать и в Сирии. А сегодня идет война. С одной стороны — Сирия, Россия, Иран. С другой — коллективный Запад. И просить его активнее бороться с боевиками-исламистами в Сирии, это то же самое, что просить Гитлера ликвидировать Ваффен-СС в Галичине. Это одна сила. Она включает террористов, представителей спецслужб, инструкторов, которых там море…

«СП»: — На прошлой неделе как раз была информация о том, что сирийский спецназ в Алеппо захватил более 130 офицеров западной коалиции…

— Да, я знаю. И многие, кстати, ругают, почему не обнародуют эти факты. По большому счету, это можно было бы сделать в какой-то момент. И по Украине тоже. Там уже сотни иностранных инструкторов и наемников погибли. Причем, польская частная военная компания «ASBS Othago» воюет как на стороне украинских националистических батальонов в Донбассе, так и на стороне «умеренной оппозиции» в Сирии — т.е. на стороне Аль-Каиды. Такие факты есть.

«СП»: — Почему их официально не обнародуют?

— Думаю, из-за опасения циркулярной реакции — есть такой эффект в военной политике. Чтобы Запад не перешел на режим открытой войны.

То есть, если сегодня это некая отстраненная война, то потом они должны сохранять свое лицо. А самый простой вариант сохранить свое лицо — это развязать войну. Поэтому прямое обличение западных спецслужб или каких-то организаций, оно не всегда позитивный эффект имеет.

Здесь же надо думать не о сиюминутном информационном поводе, что с точки зрения СМИ — правильно. А с точки зрения военного политического руководства. Надо всегда пытаться найти варианты для того, чтобы договориться. Сделать шаг назад, возможно. Тем более, в такой ситуации, когда администрация США меняется, политическая система меняется.

«СП»: — В Брюсселе 19 декабря открылось заседание Совета Россия-НАТО. В этом году это третья встреча. Чего нам ждать от нее? Тем более что согласно новой концепции внешней политики, Россия теперь намерена выстраивать отношения с альянсом с учетом степени готовности его к равноправному партнерству.

— Не думаю, что стоит ждать каких-то прорывных договоренностей. Цель подобных встреч — сохранить политический диалог и продолжить обмен мнениями по каким-то злободневным вопросам.

Могу предположить, что российская сторона поставит вопрос о расширении натовского контингента в Польше и Прибалтике. И наверняка поднимет тему Украины в том смысле, что Киеву необходимо следовать букве и духу Минских договоренностей. НАТО здесь могло бы поспособствовать политическому процессу. Но дело в том, что позиции наши не сходятся.

Тем не менее, на информационном и политическом уровне будут говорить о сохранении диалога.

Здесь, как мне кажется, важно, чтобы Россия пересмотрела свою позицию по взаимодействию с НАТО и строила эти отношения на других основах. Это касается и работы информационного центра НАТО в Москве, которая если и будет восстановлена, то — желательно — в другом формате. Без привязки к ИНИОН РАН, который сгорел в прошлом году, и где находился информационный центр НАТО

«СП»: — Почему?

— Понимаете, когда альянс открывает свое представительство за рубежом, оно должно заниматься, к примеру, согласованием маршрутом кораблей. Иметь прямой контакт с генеральным штабом РФ. А им ведь плевать было и на генштаб, и на согласование маршрутов. Для информационного центра НАТО важно было, изберётся «Яблоко» или не изберется в 2011 году в Госдуму. Достаточно ли денег у Навального для «оппозиционной деятельности» или нет. Это было чисто общественно-политическое формирование, которое не имело отношения даже к НАТО. Потому что занимались они, скорее, идеологией, чем военными вопросами.


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня