18+
среда, 25 января

Киев держит Европу в ежовых рукавицах

Почему 2017 год вряд ли станет поворотным в отношениях между Москвой и ЕС

  
20600
Киев держит Европу в ежовых рукавицах
Фото: ZUMA Press/TASS

Отношения Москвы и Брюсселя, существенно подостывшие за последнее время, должны нормализоваться в 2017 году после выборов, которые пройдут в ключевых странах ЕС — Франции и Германии. На это, во всяком случае, надеется наш постпред при Евросоюзе Владимир Чижов, мнение которого приводит РИА «Новости».

Состояние этих отношений в настоящее время дипломат охарактеризовал, как «явно не нормальное». И признал, что «так дальше продолжаться не может и не должно». При этом он отметил, что Россия не ставит каких-либо условий за возобновления полноценного диалога с ЕС «на разных уровнях, по разным сюжетам».

«Мы ни одной двери для Евросоюза не закрывали, политический диалог в урезанном формате как шел, так и идет», — подчеркнул Чижов.

Вопрос об отношениях с Россией давно превратился в своего рода «камень преткновения» для европейского сообщества. Но даже несмотря на то, что в декабре Евросоюз продлил еще на полгода санкции против нашей страны, былого единства здесь уже нет. Целый ряд стран-членов ЕС все активнее выступают с критикой подобной политики Брюсселя, противоречащей, прежде всего, самим европейцам, и призывают к восстановлению нормальных отношений с Россией.

Но стоит ли ждать позитивных перемен в этом смысле так скоро? И есть ли, действительно, здесь какая-то связь с выборами, которые пройдут в 2017 году в Нидерландах, Франции и Германии?

— В марте этого года — я напомню — глава европейской дипломатии Федерика Могерини от имени Евросоюза представила документ, содержащий пять основных принципов взаимоотношений с Россией, — комментирует ситуацию заместитель директора Института Европы РАН Владислав Белов. — Наш МИД — в лице министра Лаврова — ответил предложением о необходимости «инвентаризации» наших отношений, передав соответствующий документ в Евросоюз. Но пока ЕС конкретного ответа не дал.

Поэтому возможность улучшения отношений надо связывать с доброй волей ЕС сделать ответный шаг России и, соответственно, провести эту так называемую «инвентаризацию». Чтобы понять, по каким направлениям, трекам мы можем найти взаимопонимание в ближайшей перспективе — на фоне кризиса вокруг Востока Украины и Крыма, к которым еще добавляется и сирийский кризис. По каким направлениям мы можем работать в этих условиях — условиях санкционного давления. А какие сферы, по всей видимости, нам нужно будет перенести на будущее.

При этом — обращаю ваше внимание — Чижов подтвердил, что экспертный и рабочий диалог по многим направлениям продолжается. Даже, насколько мне известно, по такому сложному вопросу, как облегчение визового режима между ЕС и РФ. Есть возможности для отдельных групп граждан — молодежи, студентов, школьников и т. д. — его упростить. И эти вопросы обсуждаются.

«СП»: — Вопрос в том, станет ли будущий год поворотным в отношениях России и ЕС? Или же к нормальным отношениям, как заявляла ранее та же Могерини, мы уже не вернемся?

— Надо понимать, что пожелания Владимира Чижова являются естественными пожеланиями дипломата. С надеждой на то, что новый президент Франции и новое коалиционное правительство в Германии (правда, здесь пока более сложная ситуация) пойдут навстречу пожеланиям своего бизнес-сообщества, электората, и начнут, возможно, смягчать санкционное давление.

Однако ожидания эти чисто теоретические.

На мой взгляд, в ближайшее время все будет определяться не исходами президентских и парламентских выборов, а ситуацией вокруг Востока Украины. А в 2017 году эта ситуация, к сожалению, не изменится по причине нежелания групп по интересам на Украине.

Это не зависит от Порошенко, а зависит от его окружения — что-либо изменить на этом треке. Причина очень простая — эти группы заинтересованы в сохранении санкционного давления на Россию со стороны ЕС, США и других стран Запада.

То есть, ситуация, к сожалению, будет определяться не пожеланиями стран ЕС, а позицией Украины и соответствующих групп по интересам. Украина сделает все для того, чтобы «Минск-2» не выполнялся. Потому что пока это им будет удаваться, будет сохраняться и санкционное давление на Россию.

Поэтому возможно, скорее, улучшение политического климата и каких-то фоновых составляющих наших отношений. Но в целом заметного улучшения отношений, в связи с избранием нового президента Франции или коалиционного правительства в Германии, ждать не стоит.

То есть, конечно, это было бы очень хорошо. Но, по всей видимости, возможное улучшение отношений между ЕС и Россией пойдет не по пути смягчения санкционного давления. А по пути расширения экспертного диалога, рабочего диалога и на уровне отраслевых диалогов.

«СП»: — Получается, что Киев просто манипулирует ЕС и теми 28 странами, которые в него входят?

— Для Киева это единственная возможность оказывать давление на Россию. Других — нет. И он будет пользоваться этой возможностью до последнего, это надо понимать.

Не разделяет оптимизма нашего представителя в Евросоюзе и заведующий кафедрой регионального управления ИГСУ РАНХиГС, профессор, доктор политических наук Владимир Штоль:

— Мне понятно его искреннее стремление к нормализации российско-европейских отношений. Это, действительно, необходимо. И это было бы полезно и продуктивно для обеих сторон.

Евросоюз остается нашим крупнейшим экономическим партнером. Это объективная реальность, которую, естественно, необходимо учитывать, говоря о наших двусторонних отношениях. Хотя, надо сказать, что с момента объявления санкций в 2014 году до сегодняшнего дня товарооборот России и ЕС заметно сократился — примерно в два раза.

Кроме того, мы все прекрасно понимаем, что антироссийские санкции имеют не только экономическое измерение. Но и политическое. Я имею в виду персональные санкции против физических лиц — политиков, руководителей компаний, депутатов… Все это наносит серьезнейший удар в вопросах доверия и в культурной, и в финансовой, и в политической, и любой другой области.

Поэтому вполне естественно желание, чтобы эти отношения изменились к лучшему.

«СП»: — По-вашему, это возможно?

— Во всяком случае, рассчитывать на смену власти или появление новых трендов во внешней политике — пускай даже и ведущих западноевропейских стран — я бы не стал. Это было бы наивно. Все-таки надо понимать, что санкционный режим в отношении нашей страны исходит первоначально не от ЕС, а от США.

Да, там меняется несколько риторика: не трудно сопоставить заявления Обамы и заявления нового президента Трампа относительно нашей страны. Если первый, как мы помним, ставил Россию в один ряд с такими напастями нашего времени, как ИГИЛ* и лихорадка Эбола, то говорить о какой-то симпатии в развитии отношений, наверное, очень сложно.

«СП»: — Трамп убрал Россию из списка угроз нацбезопасности США…

— Это хорошо. Но надо понимать, что американские элиты — в любом случае — не позволят ему резко поменять курс в отношении нашей страны. Поэтому даже от Америки мы не можем в скором времени ожидать каких-то резких изменений.

Давайте вспомним, из-за чего нас обложили санкциями? Первый фактор — это воссоединение Крыма и Севастополя с Россией. Второй — ситуация в Донбассе.

Отмену ограничительных мер Запад почему-то привязал к «строгому соблюдению Россией Минских соглашений». И никто там не хочет понимать, что мы не сторона конфликта.

И что такие вопросы, как прекращение боевых действий, проведение выборов с ДНР и ЛНР и восстановление восточной границы Украины, действительно, от России зависят в значительно меньшей степени. А все эти претензии можно было бы адресовать тому же Порошенко. Или тем, кто сегодня находится у власти в стольном граде Киеве.

Но адресуют нам, руководству России. То есть, нас хотят заставить выполнять то, что тексту самого документу и не предполагалось даже. Это настолько же абсурдно, как если бы мы требовали того же, например, от Германии или Франции, которые в этом смысле являются абсолютно равными с нами участниками «нормандского формата», т.е. гарантами соблюдения Минских соглашений.

Сторонами этого конфликта являются Украина и народные республики Донбасса.

Но опять же, украинская и крымская тематика, это всего лишь формальный повод — не причина. Не было бы этой ситуации, придумали бы что-то другое. Это формальный предлог, который был использован Западом для обострения отношений с нашей страной. И прежде всего, конечно, для оказания давления на российские элиты и действующего президента РФ.

«СП»: — С какой целью?

— Я просто напомню, что вся эта травля началась значительно раньше — не с момента Майдана, осенью 2013 года. А в 2011-м, с самого начала предвыборной кампании Владимира Путина. Тогда Байден, будучи уже вице-президентом США, выступил с совершенно возмутительным заявлением о том, что Путину не следует выдвигать свою кандидатуру на пост президента РФ.

По своей наглости и бесцеремонности это заявление — второго, по сути, человека после президента в политической иерархии США — просто не имеет аналогов.

То есть, началось все задолго до украинских событий…

Но санкции, как мы знаем, продлены. Как минимум, до лета. Поэтому говорить о каких-то позитивных переменах в ближайшей среднесрочной перспективе, я думаю, нет оснований.

Возможно, после выборов риторика будет менее жесткой. И смягчится позиция отдельных стран — таких, скажем, как Словакия, Чехия, Венгрия — в отношении санкционного режима. Может быть, будут придуманы какие-то обходные пути для восстановления торгово-экономических отношений. В целом это не меняет ситуации. И говорить о возвращении к уровню 2013 года в отношениях с ЕС сегодня, наверное, пока преждевременно.


* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Популярное в сети
Цитаты
Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня