18+
четверг, 27 июля

Грозит ли России новая Катынь?

Вильнюс начинает третий этап дела о событиях 13 января 1991 года

  
14590
У здания литовского парламента.Вильнюс.январь 1991г
У здания литовского парламента.Вильнюс.январь 1991 г (Фото: Завьялов Владимир/ТАСС)

9 января 2017 г. Вильнюсский окружной суд в Литве начнет третий этап рассмотрения дела № 09−2-031−99 или «дела 13 января». В нем представлена литовская версия трагических событий, спровоцированных и организованных литовскими сепаратистами в январскую ночь 1991 г. у вильнюсской телебашни. Тогда погибли 14 человек. Однако обвиняемыми по делу 13 января литовские власти сделали бывших советских граждан, 58 из которых ныне это граждане России, в том числе и бывший министр обороны СССР, Маршал Советского Союза Д. Язов.

Не вызывает сомнений, что Вильнюсскому окружному суду Генпрокуратурой Литвы был представлен не правовой, а политически мотивированный документ, призванный в правовом плане подтвердить фальшивую официальную версию январских событий, сфабрикованную подлинными виновниками январской трагедии.

Поэтому сегодня крайне важно доказать правовую и доказательную несостоятельность уголовного «дела 13 января». Оно, несмотря на 709 томов материалов и 13 томов Обвинительного Акта (далее Акт), объемом в 63 тыс. листов в правовом и доказательном плане является ничтожным, так как политически мотивировано, а большинство доказательств и свидетельств или не корректны, или сфальсифицированы.

Время для этого пришло. Согласно новой Доктрине информационной безопасности РФ, утвержденной президентом В. Путиным 5 декабря 2016 г., стратегической целью России является формирование «устойчивой системы неконфликтных межгосударственных отношений в информационном пространстве». Итоги судебного процесса в Вильнюсе, антироссийская настроенность которого очевидна уже сегодня, могут стать для Литвы основанием для новых информационных претензий к России, каким Польша сделало известное Катынское дело, на которое советское и российское руководство не отреагировали должным образом.

Неправовое судилище

Не выдерживают критики историко-правовые аргументы в Акте, которыми оперирует литовская Фемида, пытаясь придать сомнительному уголовному «делу 13 января» пристойный правовой вид. Так, в Акте утверждается, что в январе 1991 г. Литва была независимым государством. Это утверждение является основной исторически-правовой скрепой «дела 13 января».

Мировая практика свидетельствует, что дата обретения независимости государства не может быть автоматически «привязана» к принятию соответствующих Акта или Декларации. Таковые могут рассматриваться лишь в качестве отправной точки процесса обретения независимости. Точкой отсчета реальной независимости Литвы следует считать не 11 марта 1990 г., а 6 сентября 1991 г., дату принятия Госсоветом Союза ССР Постановления о выходе Литовской ССР из Союза. Да и она спорна, но это отдельная тема.

Утверждение о том, что Литва в январе 1991 г. была независимым государством, разрушается простым напоминанием о том, что 19 ноября 1990 г. министр иностранных дел ЛР А. Саударгас не был допущен к участию в парижском Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе глав 34 государств. Основанием было то, что министр был представителем страны, не являющейся субъектом международного права. Это неопровержимый исторический факт.

Достаточно убедительным является другой факт. В ноябре 1990 г. я, будучи гражданином СССР, членом ЦК КПСС, вторым секретарем ЦК Компартии Литвы/КПСС был избран депутатом ВС, объявившей независимость Литвы. 5 декабря 1990 г. мои полномочия, как депутата, были подтверждены ВС Литвы. Это ли не очевидное подтверждение того, что литовские власти после провозглашения независимости были вынуждены признавать пребывание республики в Союзе ССР? Этими примерами ограничусь, хотя можно привести ещё немало аргументов, разрушающих утверждение о независимости Литвы в январе 1991 г.

Особо отмечу, что бывшие советские граждане незаконно обвиняются в преступлениях, предусмотренных статьями Уголовного кодекса Литвы 2000 г., в редакции, вступившей в силу 31 марта 2011 г., в то время, как трагические события произошли в январе 1991 г. Согласно ст. 7 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. никто не может быть осужден за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением. Аналогичные положения содержатся в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.

Ссылки литовских юристов на второй абзац ст. 7 Европейской конвенции 1950 г., якобы допускающий применение принципа обратной силы закона, не выдерживают критики. Напомню, что Европейский суд по правам человека в Постановлении от 20 октября 2015 г. по делу «Василяускас против Литвы» отверг такое толкование ст. 7 Конвенции, отметив, что вышеуказанное положение не допускает каких-либо общих исключений из правила о недопустимости принципа обратной силы закона.

Фальшивая концепция «дела 13 января»

Изначально заданные необъективность и предвзятость следствия по «делу 13 января» были обусловлены тем, что основная концепция дела была основана на материалах книги бывшего Председателя Верховного Совета Литвы В. Ландсбергиса «Laisvės byla» («Дело свободы»). Данный факт подтверждается материалами уголовного дела № 09­002­91 или дела о госперевороте в январе 1991 г., так в 1994 г. официально значилось дело «13 января».

На 153-­й странице 252-­го тома этого уголовного дела зафиксирована беседа прокурора Генпрокуратуры ЛР К. Бетингиса и свидетеля В. Ландсбергиса депутата Сейма Литвы, состоявшаяся 26 июня 1994 г. В ходе этой беседы прокурор сообщил свидетелю, что его книга «Дело свободы», принята, как основная концепция уголовного «дела 13 января».

В деле № 09−2-031−99, которое в настоящее время рассматривает Вильнюсский окружной суд, факт широкого использования следствием материалов книги «Дело свободы» подтвержден в томе 265, листы 1−108−157. Между тем не вызывает сомнений, что главным организатором трагических событий в январе 1991 г. являлся В. Ландсбергис и его окружение.

Об этом свидетельствует В. Бернатонис, бывший в 1990—1991 гг. мэром г. Вильнюса. Ему в тот период пришлось часто общаться с В. Ландсбергисом и выполнять его поручения. Поэтому Бернатонису известна подоплека январских событий в Вильнюсе. В апреле 2012 г. он обратился в Генпрокуратуру ЛР с просьбой возбудить уголовное дело против Ландсбергиса «за организацию убийства 14 граждан Литвы 13 января 1991 г.».

В своем заявлении Бернатонис писал о том, что вся деятельность Ландсбергиса в 1990 г. была направлена на организацию «физического столкновения двух противоположных по убеждениям сторон в республике», которое закончилось трагическими январскими событиями. Свои утверждения Бернатонис подкрепил многочисленными ссылками на свидетельства очевидцев и на книгу Ландсбергиса «Kalte ir аtpirkimas. Apie Sausio 13­-ąją» («Вина и искупление. О 13-­ом Января»). Однако Генпрокуратура ЛР предпочла проигнорировать заявление бывшего мэра.

Стать лидером нации любой ценой

Стремление Ландсбергиса спровоцировать кровавые события было обусловлено следующим. Всё началось в период становления «Саюдиса» — литовского движения за перестройку (июнь 1988 г.). Тогда на общественно-политическом поле доминировали две личности: В. Петкявичюс, известный писатель, являвшийся неформальным лидером «Саюдиса» и А. Бразаускас, секретарь ЦК Компартии Литвы. Они были высокие, представительные мужчины, умевшие зажечь толпу своими речами. Тем более, что и голоса у них были под стать внешности.

Преподаватель марксистко-ленинской эстетики Литовской консерватории, музыковед В. Ландсбергис с невзрачной внешностью и голосом человека, постоянно страдающего насморком, по всем статьям проигрывал Петкявичюсу и Бразаускасу. Не случайно в июле 1988 г., когда музыковед впервые решился выступить на митинге, из толпы ему кричали: «Вынь солому из носа».

Но у Ландсбергиса было одно преимущество. Он являлся многолетним информатором КГБ Лит. ССР в среде литовской интеллигенции. К этому следует напомнить, что отец музыковеда Ландсбергиса, архитектор В. Ландсбергис с 1927 г. сотрудничал с НКВД СССР, а затем с КГБ СССР. В период войны этот архитектор активно сотрудничал с нацистами, а затем проживал за границей. Однако по возвращению в 1969 г. в Литву, по настояния Москвы, он был обласкан литовскими властями, хотя в 1945 г. советским трибуналом был заочно приговорен к смертной казни. Выяснилось, что архитектор Ландсбергис выполнял задания НКВД-КГБ СССР.

Благодаря заслугам отца, В. Ландсбергис младший обеспечил себе карьеру в Советской Литве, беспроблемно защитив кандидатскую диссертацию, стал профессором Литовской консерватории. А в сентябре 1988 г. члены бюро ЦК Компартии Литвы, опасаясь, как они считали «плохо управляемого» писателя В. Петкявичюса, по предложению председателя КГБ Лит. ССР Э. Эймунтаса рекомендовали лидером «Саюдиса» вполне «управляемого» и «проверенного» марксиста В. Ландсбергиса.

Однако рекомендация Бюро ЦК Компартии Литвы не гарантировала Ландсбергису место лидера в литовском обществе, особенно, на фоне Петкявичюса и Бразаускаса. Поэтому Ландсбергис выбрал своеобразную тактику самоутверждения. О ней рассказал А. Буткявичюс, ближайший в 1988—1992 гг. соратник Ландсбергиса, бывший глава департамента Охраны края, а затем первый министр обороны ЛР, кстати, психиатр по профессии.

В интервью русскоязычной газете «Обзор» (№ 19/174, май 2000) он заявил: «Ландсбергис всегда заранее конструирует кризис, конфликт, так как только в кризисе, только в конфликте он может показать себя с лучшей стороны… Ему лично конфликты были нужны. Человек, который не может создавать ничего конструктивного, не может строить, который может показать себя только в кризисных ситуациях, когда вообще неясно, какое решение правильное, а какое неправильное…

Он инстинктивно идет на такие ситуации. И сам создает такие ситуации. Это единственное амплуа, в котором он выглядит героически. Образ мифического героя, на который он претендует, является той главной пружиной, которая подталкивает его вперед. Чтобы понять политику Литвы и персону Ландсбергиса, не надо искать логику. Надо искать подсознательные импульсы. И даже в некотором смысле патологию.

…Все чувства у Ландсбергиса всегда подчинялись трезвому циничному расчёту. Это доказывают провокации с возможными массовыми кровавыми жертвами, которые Ландсбергис и его окружение неоднократно пытались осуществить в 1990 г. после провозглашения независимости".

Вышесказанное во многом объясняет побуждающие мотивы в деятельности Ландсбергиса на посту Председателя ВС Литвы. Помимо этого была ещё одна причина, обуславливающая поведение профессора, подталкивающего республику к кровавым событиям. Это стремление любой ценой удержаться у власти.

Прорыв ландсбергистов во власть

Ландсбергис в своих книгах, посвященных обретению Литвой независимости, утверждает, что он и его «Саюдис» изначально пользовались поддержкой абсолютного большинства населения республика. Но это ложь, для чего достаточно обратиться к итогам выборов в Верховный Совет Лит. ССР, состоявшихся в феврале-марте 1990 г.

Известно, что за 116, избранных к 11 марта 1990 г. депутатов ВС Литвы, из 141 положенных по закону, проголосовало лишь 36,7% от общего числа избирателей республики. Среди 116 депутатов 89 представляли «Саюдис». За них проголосовало только 28,3% избирателей республики. Итоги выборов в ВС наглядно свидетельствуют, что не только сторонники «Саюдис», но и ВС Литвы в целом не получил общенародного мандата на провозглашение независимости 11 марта 1990 г.

Ландсбергис и его окружение в 1990 г. постоянно осознавали неустойчивость своего политического положения. О том, что Литва не была единой в стремлении к независимости даже накануне январских событий 1991 г. заявил Й. Гячас, бывший в январе 1991 г. начальником обороны здания ВС Литвы.

В интервью под названием «Seimo rūmų gynimo organizatorius: anuomet tauta nė velnio nebuvo vieninga» («Организатор обороны Сейма: в то время нация ни черта не была единой». DELFI. lt, 13.01.2013) он сообщил: «Хорошо, если полмиллиона взялось в Литве за руки (т. е. твердо поддерживали независимость в январе 1991 г. — В.Ш.), но около полутора миллионов элементарно выжидали, что будет. И еще полтора миллиона, если не были категорически против, то весьма против».

Честолюбие на крови

Большинства саюдистов в ВС Литвы хватило для ультимативного провозглашения независимости 11 марта 1990 г., но этого было недостаточно, чтобы Ландсбергис и его окружение уверенно чувствовали себя на вершине властной пирамиды в республике. Тем более, что хозяйствовать они не умели, да и не хотели, увлекшись руководительством и политиканством.

Уже в июле 1990 г. многие бывшие сторонники Ландсбергиса осознали губительность его курса. 31 июля 1990 г. 20 уважаемых литовских интеллектуалов обнародовали «Обращение» к народу Литвы. В нем было заявлено, что символами обретенной свободы стали: «корыто власти, денежные мешки, охота на ведьм и врагов, черный стяг хозяйственной и политической суматохи». В «Обращении» был объявлен вотум недоверия Ландсбергису и его ВС, так как было предложено «избрать Сейм возрождения» («Respublika», 31.07.1990).

В октябре 1990 г. бывшее интеллектуальное ядро «Саюдиса» создало Форум будущего Литвы (ФБЛ), ставший общественно-политической альтернативой «Саюдису» Ландсбергиса. Далее недовольство политикой ландсбергистов пошло в республике по нарастающей.

12 октября 1990 г. состоялся съезд земледельцев республики, на котором прозвучала жесткая критика диктатуры власти, которую установил ВС. 9 ноября 1990 г. в газете «Lietuvos aidas» («Эхо Литвы») появилось заявление партий и движений Литвы о грядущем политическом и социально-экономическом кризисе в республике. 4 декабря 1990 г. Общее собрание Академии наук Литвы приняло заявление, в котором негативно оценило попытки Ландсбергиса внедрить командную систему в науке.

22 декабря 1990 г. ведущие экономисты республики обратились к ВС и правительству республики, заявив о критической ситуации в экономике. В тот же день депутаты трех уровней Литвы поддержали заявление экономистов и приняли заявление «Республика в опасности». В конце декабря 1990 г. на встрече с Ландсбергисом представители интеллигенции Литвы жестко раскритиковали его курс.

Тогда же по данным общественного опроса, проведенного Институтом философии, социологии и права АН Литвы, 46% населения Литвы были разочарованы деятельностью ВС. Положительно её оценивали лишь 31%. Рейтинг тогдашнего премьер-министра К. Прунскене составил 49%, рейтинг В. Ландсбергиса — 34%. («Lietuvos balsas» /"Голос Литвы"/, 30.12.90 — 06.01.91).

К январю 1991 г. стало ясно, что недовольство политикой ВС Литвы приобрело массовый характер. Вопрос о досрочных выборах в новый Верховный Совет/Сейм Литвы стал на повестку дня. Власть уплывала из рук Ландсбергиса и его окружения. В этой ситуации ландсбергисты пришли к выводу, что вернуть утраченные позиции возможно лишь в том случае, если вынудить пойти Москву на силовую акцию, результатом которой будут кровавые жертвы.

Факт существования такого преступного замысла подтвердил в январе 2014 г. А. Сакалас, бывший член Президиума ВС Литвы в 1990—1992 гг. В своем интервью под названием «Nežinomi Viešpaties keliai» («Неисповедимы пути Господни», Delfi.lt. 02.01.2014) он напомнил, что в 1990 г. на заседании Президиума ВС депутат и министр Правительства Александрас Абишала заявил: «Независимости не получим, пока не будет пролита кровь». Все с этим согласились, так как Председатель ВС Литвы В. Ландсбергис давно и упорно повторял: «Независимости нужна искупительная жертва».

Похоже, что и президент СССР М. Горбачев также жаждал кризисной ситуации в Литве, которая заставила бы его согласиться с выходом республики из СССР. Генсек ЦК КПСС и президент СССР виртуозно владел искусством превращения проблемных ситуаций в непреодолимые.

Январская силовая акция 1991 г. по восстановлению действия Конституции СССР на территории Лит. ССР изначально была обречена на провал, так как ситуация в республике была сознательно упущена. 6 января 1991 г. газета «Respublika» в передовице «В виду развалин» оценила ситуацию в Литве, как «состояние общественного психоза».

Ландсбергис и его окружение воспользовались паузой, предоставленной Горбачевым и отменно подготовились к силовой акции. Благо, что планы Москвы незамедлительно становились известными в Вильнюсе. Был подготовлен не только план защиты стратегических объектов литовской столицы, но из так называемых литовских «пограничников» была сформирована группа из 18 стрелков, которые должны были стрелять в митингующих с телебашни и с крыш домов, окружающих телебашню, для гарантированного обеспечения жертв «советской агрессии».

Также известно, что были созданы специальные группы из крепких молодых людей, которые должны были толкать людей под движущую советскую военную технику. Об этом написала в своих воспоминаниях известный литовский историк-этнограф А. Янкявичене-Грибаускайте. Ландсбергису требовалась страшная кровавая жертва, которая должна была потрясти мир и СССР и дать ему козырь в споре с Москвой.

Не надеясь на то, что танки будут давить людей, саюдисты сформировали группы, которые инсценировали наезды танков на людей. Для этого под гусеницы, периодически остановившихся танков, подкладывались добровольцы, а фотографы снимали «шокирующие» фото. Затем, когда танк ревуном подавал сигнал о начале движения, «жертва» благополучно извлекалась из-под танка. Вот почему, несмотря на обилие зарубежных фотокорреспондентов и видеооператоров у телебашни в ночь на 13 января, нет кадров, на которых были бы зафиксированы раздавленные танками жертвы.

Таковыми были представлены погибшие в автоавариях. Для этой цели в ночь на 13 января в Вильнюсе действовали бригады, которые искали трупы и доставляли их в морги для выдачи за жертвы советских военнослужащих. За больницами были закреплены специальные люди, которые обеспечивали беседы и фотосъемки пострадавших. Всё было рассчитано на максимальный эффект от советской силовой акции. Не случайно, рано утром 13 января Ландсбергис, не дожидаясь результатов судмедэкспертизы о причинах смерти январских жертв, торжествующе заявил по литовскому ТВ: «Горбачёв в крови с головы до ног!»

Силовая акция президента СССР в Вильнюсе решила главную задачу для ландсбергистов. Благодаря ей они удержались у власти ещё год и 9 месяцев. В отсутствие такой акции, по всей вероятности, к марту-апрелю 1991 г. скомпрометировавший себя ВС Ландсбергиса досрочно прекратил бы свою деятельность. Известно, что самороспуск ВС всё же произошел, но 11 октября 1992 г., то есть на 2 года раньше установленного законом срока.

Лживые и недоказуемые обвинения

Ложным и недоказуемым является многократно повторенное в Акте утверждение о том, что бывшие советские граждане, имевшие отношение к силовой акции по восстановлению действия Конституции СССР на территории Лит. ССР, реализовывали «политику СССР и КПСС, направленную на совершение систематических и широкомасштабных нападений на гражданских лиц с их убийством, причинением тяжкого вреда их здоровью, преследованием групп или общностей людей по политическим мотивам».

Известно, что в основополагающих документах СССР и КПСС: Конституции СССР и Директивах, Основных направлениях экономического и социального развития СССР, Постановлениях Совмина СССР, а также в Программах КПСС и Моральном кодексе строителя коммунизма и официальных заявлениях советского руководства никогда не заявлялось о подобном. Это бредовое измышление, способно было родиться только в воспаленных мозгах литовских прокуроров.

Судьям окружного суда. Следует напомнить, что с 14 марта 1990 г. КПСС не являлась руководящей партией в СССР. Поэтому заявление о том, что в январе 1991 г. советские граждане реализовывали политику КПСС, является не просто дилетантизмом литовских прокуроров, а явной фальсификацией. Кроме этого, в Акте при формулировании обвинений неоправданно подчеркивалось членство обвиняемых в КПСС, что свидетельствует о запрещенном международным правом преследовании граждан РФ по политическим мотивам.

Например, обвинение бывшего министра обороны СССР Д. Язова начинается так: «Он, являясь членом Коммунистической партии Советского Союза (далее — КПСС) и с 30 мая 1987 г. до 22 августа 1991 г. выполняя обязанности министра обороны Союза Советских Социалистических Республик (в дальнейшем — СССР)…». И так у всех обвиняемых членов КПСС. Сначала указывается партийность, которая, как бы, подчеркивает их «изначальную преступность», хотя КПСС никем и никогда была не признана преступной организацией.

Абсурдным и не доказуемым представляется измышление литовских прокуроров и правоведов о так называемой «организованной группе» советских политиков и военных для возврата Литвы в состав СССР. Якобы она была создана по инициативе министра обороны СССР Д. Язова, совместно с председателем КГБ СССР В. Крючковым, министром ВД дел СССР Б. Пуго и секретарем ЦК КПСС О. Шениным.

При этом просто абсурдным является утверждение в Акте, что члены «организованной группы Язова» решили добиваться возвращения Литвы в СССР: «путем совершения преступлений против человечности и военных преступлений, с нарушением обычаев международного гуманитарного права…». Не существовало ни одного приказа или указания политического и военного руководства СССР, о том, чтобы силовая акция в Литве проводилась «путем совершения преступлений против человечности».

Не вызывает сомнений, что литовские прокуроры, делая силовых министров Союза ССР главными ответственными за акцию по восстановлению действия Конституции СССР на территории Лит. ССР, выводят из-под удара бывшего президента СССР М.С. Горбачева. А ведь именно по его инициативе 15 марта 1990 г. III Съезд народных депутатов СССР принял Постановление о недействительности ультимативного провозглашения Литвой независимости.

Известно, что вся деятельность по возвращению Лит. ССР в состав Союза руководством СССР строилась в соответствии с Постановлением III Съезда народных депутатов Союза ССР от 15.03.1990 г. Между тем, в Акте фигурируют лишь указы президента и законы СССР, касающиеся Литвы, а Постановление III Съезда отсутствует. Это явно сознательная попытка Генпрокуратуры ЛР скрыть оценку ультимативного выхода Литвы из СССР, данную высшим органом государственной власти Союза. Тем самым утверждение о самовольном создании Д. Язовым некой «организованной группы» якобы приобретало некую обоснованность.

Отмечу, что для любого человека, знавшего систему власти в сверхцентрализованном Союзе, измышления о самовольном создании «организованной группы», не ставя в известность президента М. Горбачева, граничат с шизофренией. Известно, что президент СССР в декабре 1990 г. решением IV Съезда народных депутатов СССР был наделен поистине диктаторскими полномочиями. В январе 1991 г. уже никто не мог помешать Михаилу Сергеевичу «рулить» страной так, как он хотел.

Для подтверждения сошлюсь на свидетельство ближайшего соратника Горбачева А.Н. Яковлева. В своё время он был членом Политбюро ЦК КПСС, а затем членом Президентского совета, в марте 1990 г. взявший на себя функции, ранее исполняемые Политбюро. Яковлев писал в своей книге «Сумерки»: «Однажды на Президентском совете некоторые его члены не согласились с предложением Михаила Сергеевича по какому-то мелкому вопросу, он раскраснелся и бросил фразу: «Кто здесь президент? Вы всего лишь консультанты, не забывайте об этом!».

Продолжение следует

Автор — бывший депутат ВС Литвы и 2-ой секретарь ЦК Компартии Литвы/КПСС

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Рамблер/новости
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня