18+
пятница, 26 мая

Защищать Польшу от России будет Бундесвер

Варшава предлагает Берлину дружить против Москвы

  
4348
Лидер польской «Партии закона и справедливости» Ярослав Качиньский и канцлер Германии Ангела Меркель
Лидер польской «Партии закона и справедливости» Ярослав Качиньский и канцлер Германии Ангела Меркель (Фото: AP/TASS)

Неопределенность, связанная с приходом в Белый дом администрации Трампа, заставила европейских политиков задуматься о новых путях обеспечения безопасности. В поисках защиты от России глава правящей в Польше партии «Право и справедливость» (ПиС) Ярослав Качиньский готов сблизиться с Германией.

По наблюдениям обозревателя немецкого издания Deutschlandfunk Сабины Адлер, Качиньский решил пойти на политическое сближение с Берлином после того, как осознал, что угроза Польше исходит не столько из Германии, сколько «с Востока». Варшава «встревожена войной на Украине», а критическое отношение Дональда Трампа к НАТО вынуждает ее брать ответственность за свою безопасность на себя. Это в полной степени проявилось во время недавнего чрезвычайно теплого приема Ангелы Меркель в Варшаве.

Читайте также

Ранее Качиньский резко критиковал канцлера ФРГ, выступая ее политическим противником. Польским консерваторам не нравилась, в частности, немецкая позиция по миграционной политике и то, что при поддержке Берлина Брюссель навязывал Польше прием и размещение значительного числа беженцев. Однако сейчас — накануне выборов в Нидерландах, Германии и Франции, после Трампа и Brexit, «Меркель не хочет иметь проблемы с Польшей», пишет Gazeta Wyborcza.

Кроме того, Германия не прочь усилить свои позиции на континенте за счет увеличения своей роли в сфере обеспечения безопасности. Хотя там и нет пока единодушия. Так, только что избранный президентом экс-министр иностранных дел Вольфганг Шайнмайер назвал натовские учения в Польше «бряцанием оружием». Правда, политическое значение его нового поста минимально.

Новый потенциальный союз стал более реалистичным после смены внешнеполитических установок в обеих европейских странах. Более тесный союз с Россией, на который рассчитывал польский МИД в 2008 году, так и не состоялся. А события 2014 года привели к тому, что Германия официально перевела Россию из «партнёров» в «соперники». Теперь Варшаве и Берлину ничто не мешает «дружить» против Москвы.

Полоновед Станислав Кувалдин не удивлен потеплением отношений двух европейских стран, однако считает, что речь может идти только о ситуационном союзе.

— Ярослав Качиньский и его покойный брат раньше были настроены очень антигермански. Особенно если вспомнить период 2000-х, когда они тоже были у власти. Тогда между странами было много обид. Сейчас позиция Варшавы несколько переменилась.

«СП»: — Почему?

— Тут несколько обстоятельств. Прежде всего, Качиньский понимает, что альтернатива по отношению к Меркель, как левая, так и правая, представляет для Польши еще больше проблем.

Еще один фактор — выход из состава Евросоюза Великобритании, который состоится в ближайшее время. Эта страна была связующим звеном на евроатлантическом направлении, поддерживала меры по усилению безопасности на восточном фланге, была более скептична по отношению к России. Выпадение этого звена нарушает баланс в Евросоюзе. Польше теперь сложнее противостоять Германии, не на кого опираться. А один на один у нее не получится.

Кроме того, Польше все-таки удалось добиться размещения на своей территории американской бригады, против чего всегда выступала Германия. То есть Варшава приблизилась к своей давней цели - добиться одинакового уровня безопасности в восточной и западной частях Европы. Соответственно, претензии к Германии по этому вопросу исчезли.

Также Меркель в целом продолжает поддерживать курс Европы в отношении «сдерживания» России на украинском направлении. В том числе с помощью санкций. А ведь эти же цели преследуют и нынешние польские власти. Так что некоторое сближение между Берлином и Варшавой возможно. Качинский стал смотреть на роль Германии иначе. Но вряд ли речь идет о дружбе на века. Это прагматичный выбор, связанный с настоящим моментом.

Ведущий научный сотрудник отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Александр Кокеев видит в отношениях Варшавы и Берлина множество факторов, влияние каждого из которых нельзя игнорировать.

— Для понимания ситуации нужно учитывать как минимум три момента. Первый: для Германии Польша еще со времен социалистического лагеря занимает очень важное место. С Польшей, как и с Прибалтикой, у Германии очень развитые по всем направлениям контакты. Второй: после появления в Польше правительства Беато Шидло, которое стало помехой политике Меркель, направленной на единство демократической и либеральной Европы, отношения усложнились. Польша сейчас правая, ближе к Венгрии. И, наконец, третий: конфликт на Украине, который принуждает Запад к большему единству. И в санкциях, и в осуждении воссоединения Крыма с Россией, и форме военной помощи. Солдаты Бундесвера, наряду с американцами, в рамках НАТО появились в Польше.

А есть еще фактор Трампа. До сих пор Польша была чуть ли не самой «проамериканской» во всей Европе. Вспомним, во время интервенции в Ирак, Варшава, в отличие от Парижа, поддержала Вашингтон, заслужив звание «новой Европы». Это тоже малоприятно немцам.

При этом Германия является важнейшим экономическим партнером для России и наверняка останется таким в будущем. Сбрасывать это со счетов, оценивая возможные новые союзы антироссийской направленности, тоже нельзя.

Руководитель отдела европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов видит во внешнеполитических маневрах Польши и Германии подготовку к возможному перезаключению договоренностей с США.

— Польско-германская активизация периода 2009−2011 годов позволила решить множество проблем и европейской безопасности, и трансатлантических отношений. С приходом к власти в Польше правительства Дуды отношения ухудшились. Сейчас обе стороны понимают, что отсутствие этой политико-дипломатической связки — а если смотреть шире, надо вести речь о Веймарском треугольнике — те же плюс Франция, ограничивают возможности каждого из участников.

Читайте также

Ситуация для возрождения более активных контактов как раз подходящая. Это связано с приходом администрации Трампа. Можно вновь договариваться об основных параметрах трансатлантической политики внутри Европы. При этом сложности, которые разрушили в свое время Веймарский треугольник, никуда не делись. Но даже декларация такой попытки — это серьезный сигнал. Это важно с точки зрения предстоящего в мае саммита НАТО.

Польша заинтересована в подтверждении на саммите американских гарантий их военного присутствия. Германия тоже не откажется от итогов Варшавского саммита и претендует на роль европейского лидера, в том числе и в системе безопасности. Таким образом, интересы Польши и Германии сейчас однонаправлены. Однако о смене стратегической линии речь сейчас не идет. Идут дипломатические маневры, своеобразная «престрелка», направленная изменение расклада сил.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня