18+
воскресенье, 25 июня

Кремль приманил Токио кусочком суши

Россия и Япония активизировали отношения, но пока на словах

  
6469
Министр обороны РФ Сергей Шойгу, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, министр иностранных дел Японии Фумио Кисида и министр обороны Японии Томоми Инада
Министр обороны РФ Сергей Шойгу, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, министр иностранных дел Японии Фумио Кисида и министр обороны Японии Томоми Инада (Фото: Александр Щербак/ТАСС)

20 марта в Токио состоялась встреча в формате «2+2» между министрами иностранных дел и обороны России и Японии. Формат, напомним, был впервые применен в 2013 году, но впоследствии его заморозили из-за событий в Крыму.

Как отметил министр обороны РФ Сергей Шойгу в ходе встречи с министром обороны Японии Томоми Инадой, приостановка по инициативе Токио сотрудничества военных ведомств двух стран на высоком уровне никому не пошла на пользу.

«Мы готовы к откровенному и предметному диалогу по всем проблемам. У России и Японии общие угрозы безопасности, и успешно противодействовать им можно только сообща», — подчеркнул Шойгу.

«Все проблемы» — это, прежде всего, проведенная Россией в 2016 году модернизация размещенных на Курильских островах вооружений. Укрепление 18-й пулеметно-артиллерийской дивизии, дислоцированной на Курилах еще со времен СССР, вызывает опасения Токио. На сегодня, по данным экспертов, там размещаются дивизион зенитно-ракетных комплексов «Тор-М2У» (на боевом дежурстве с 2015 года), усиленный дивизион береговых ракетных комплексов типа «Бастион» (остров Итуруп) и дивизион береговых ракетных систем типа «Бал» (остров Кунашир).

И вряд ли стало неожиданностью, что Томоми Инада первым делом выразила Шойгу протест против размещения российской дивизии на Курилах, и дислоцирования там ракет класса «земля-корабль».

Читайте по теме

Со своей стороны, Москве очень не нравится наращивание Японией противоракетной обороны. В мае 2016 Токио впервые после окончания Второй мировой войны отменил запрет на участие своих войск в боевых действиях за рубежом. Как писало агентство Reuters, эти изменения, отраженные в новых американо-японских оборонных принципах, заложили основу увеличения роли Японии в двустороннем альянсе между Токио и Вашингтоном.

Нам это не на руку. Поблизости, на Камчатке, базируются наши стратегические атомные подлодки, в том числе, проекта 955 «Борей», и база в Вилючинске уязвима для атаки со стороны Тихого океана.

На другой площадке — переговорах министров иностранных дел России и Японии Сергея Лаврова и Фумио Кисиды — речь шла о перспективах совместной экономической деятельности России и Японии на Южных Курилах.

Этот круг вопросов стороны проработали на предварительных консультациях 18 марта, в ходе встречи заместителей глав внешнеполитических ведомств. Как сообщала тогда японская газета Iomiuri, в пакет предложений Токио входит организация в этом районе круизов, совместное разведение морских ежей и гребешков, совместные проекты по строительству гостиниц и портовых сооружений, исследование акватории Курил и дистанционная медицинская помощь их жителям.

На деле, военно-политические позиции Москвы и Токио по-прежнему далеки друг от друга, но российско-японские отношения явно на подъеме. Что изменит встреча в формате «2+2» во взаимоотношениях двух стран, как в реальности выглядят перспективы сотрудничества РФ и Японии?

— Встреча в Токио не принесла прорывных решений, да этого никто и не ждал, — отмечает руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. — Москва выразила обеспокоенность, что Япония рассматривает вопрос о размещении на своей территории новейшей американской системы противоракетной обороны THAAD (Terminal High Altitude Area Defense). THAAD, напомню, работает по баллистическим целям, которые имеют скорость полета 3−3,5 км/сек (в новейших версиях — до 5 км/сек) — это оперативно-тактические ракеты так называемой промежуточной дальности.

В свою очередь, Томоми Инада выразила протест против размещения на Южных Курилах наших ракет.

Но надо понимать: эти выражения взаимной обеспокоенности не ведут к каким-то конкретным договоренностям. Протест Японии не приведет к тому, что мы уберем с Южных Курил ракетные комплексы, а Шойгу пересмотрит собственное решение о дислокации на островах дивизии.

Точно так же Япония не откажется от планов по размещению THAAD. Достаточно напомнить, что американцы перевели одну из батарей THAAD в Южную Корею — для защиты от потенциального удара северокорейских баллистических ракет. И корейцы беспрекословно на это согласились, несмотря на то, что Китай возражал против такого шага самым резким и решительным образом.

Инада уже съездила в начале 2017 года на остров Гуам, и посетила там военную базу США «Андерсен», чтобы на месте ознакомиться с системой THAAD. И теперь, надо думать, Токио объявит, что размещение THAAD необходимо: именно этого требует главный его союзник — Вашингтон, который ведет дело к созданию глобальной системы ПРО.

Под это грядущее решение Токио уже нагнетает истерику вокруг ядерного потенциала Северной Кореи. 6 марта генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга заявил, что три из четырех ракет, запущенных КНДР, упали в исключительной экономической зоне Японии, и что эти ракеты представляют новую степень угрозы. Дошло до того, что японских детей сейчас обучают эвакуации из школ во время занятий, на случай возникновения опасности удара со стороны КНДР.

Думаю, на встрече Шойгу-Инада наибольшее внимание было сконцентрировано именно на ситуации вокруг Корейского полуострова. На сегодня это фокус напряженности в регионе, и это связано, в том числе, с регулярными американо-южнокорейскими военными маневрами.

Скорее всего, по итогам встречи в Токио можно ожидать активизации контактов между российскими и японскими военными: обмена визитами кораблей, совместных учений антитеррористической направленности. И это неплохо — гораздо хуже, когда военные лишены возможности общаться.

«СП»: — А каких результатов ждать по совместному освоению Южных Курил?

— России интересны, прежде всего, совместные проекты в области портовой инфраструктуры. Но японцы настроены на другое — партнерство в сфере рыболовства и разведения морепродуктов. Тех самых морских гребешков, которых японцы очень любят.

Своеобразно выглядит и японский вариант развития туризма: круизы кораблей от Японии к Южным Курилам, в ходе которых японские туристы будут рассматривать острова с борта лайнера. Нам, понятно, от такого туризма никакой пользы — на берегу в этом случае не будет развиваться инфраструктура.

Две другие сферы сотрудничества — медицина и экология — вообще почти не завязаны на экономику. Так, японцы предлагают удаленное консультирование российских больных, проживающих на Курилах — это также не имеет большого смысла. При современных средствах связи с таким же успехом можно устроить консультации с российскими специалистами в Москве или Петербурге. Не говоря о том, что с японскими врачами сразу возникнет проблема перевода, и проблема полного несовпадения фармакологических препаратов в РФ и Японии.

«СП»: — Зачем понадобилась встреча в Токио, если практическая польза от нее минимальна?

— Токио символизирует продвижение в российско-японских отношениях. И такое продвижение, пусть маленькое, действительно имеет место.

Наибольшую активность в организации таких встреч, я считаю, проявляют японцы. Они полагают, что даже маленькие шажки в освоении Южных Курил способствуют тому, что на островах будет усиливаться японское влияние. Это значит, что со временем можно вести речь об экономическом проникновении, более тесных контактах, эффективном применении японской «мягкой силы», благодаря которой Южные Курилы будут постепенно «дрейфовать» в сторону Японии.

Интерес к сближению с Токио есть и у Москвы. Япония на сегодня — одна из немногих развитых стран, с которой мы свободно общаемся, и которая предлагает нам план совместного развития российских территорий. Другие страны этого, замечу, не делают.

Плюс, благодаря диалогу с Японией мы можем демонстрировать: несмотря на санкции и попытку изоляции, Россия по-прежнему уверенно чувствует себя на международной арене. Именно в этом, я считаю, заключается главный смысл нынешней встречи в Токио.

— Япония поддерживает диалог с РФ, чтобы не разорвать диалога по проблеме островов — символической для японского общественного мнения, — считает политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков. — Сами по себе Южные Курилы, по большому счету, Японии не нужны. Но они необходимы Токио для канализации японского национализма.

Национализм культивировался в Японии в течении столетий, и сегодня он никуда не делся. Но его проявления в отношении США полностью блокированы, поскольку Япония остается страной, фактически оккупированной американцами. Национализм японцев в отношении Китая тоже не может быть полностью реализован. Все же японцы в XX веке убили десятки миллионов китайцев, и любое новое проявление национализма встретит жесткий отпор Пекина, приведет к формированию антияпонского фронта, и тяжелым политическим последствиям для Токио.

Поэтому, с точки зрения японской элиты, единственный безопасный способ канализовать национализм — это направить его на Россию.

Кроме того, для общественного мнения Японии закрытие вопроса Южных Курил — еще и окончательное закрытие темы поражения во Второй мировой. На практике это не совсем так, поскольку окончательное закрытие темы — это уход американцев из Японии. Но японцы уговорили себя, что дело в Южных Курилах — и точка.

Читайте также

Япония, кроме того, не хочет оставаться наедине с Китаем, и это еще одна причина, по которой Токио пытается подтянуть у себе Москву.

А наш интерес к сотрудничеству с Токио заключается в прорыве санкционного фронта западных государств. Все же Япония — часть Большого Запада, несмотря на то, что находится на востоке.

Плюс, Россия хотела бы получить доступ к японским технологиям и инвестициям — ЕС и США не намерены делиться с нами ни тем, ни другим.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня